• Анатолий Бышовец: Не вижу альтернативы Карпину в сборной. Но он должен стать другим

    Олимпийский чемпион анализирует работу главного тренера национальной команды

    23.11.21 14:09

    Анатолий Бышовец: Не вижу альтернативы Карпину в сборной. Но он должен стать другим - фото

    Фото: РФС / Михаил Шапаев

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:

    Много споров ушло, чтобы понять, почему сборная России не сумела пробиться на чемпионат мира 2022 года, чем вызвано поведение ее тренера Валерия Карпина, который думал, продолжать ли работу с национальной командой, а потом назвал свое поведение ошибкой.

    Свой взгляд на происшедшее по просьбе «Спорта День за Днем» высказал Анатолий Бышовец, тренер сборной СССР, выигравшей Олимпийские игры 1988 года, экс тренер сборных СССР, СНГ, России, «Зенита», «Локомотива».

    Мало похлопывать игрока по плечу, называть корягой

    – Работа, проделанная Карпиным до матча с Хорватией, оставила хорошее впечатление, – говорит Бышовец. – Особенно с учетом ситуации, в которой он принял сборную. Это же цейтнот, отсутствие опыта. Я бы не говорил о качестве игры, был результат. Понятно, что команда перестраивалась на ходу, осваивала другие методы подготовки. Карпин на этом этапе справлялся. Хотя у него самого было чувство неудовлетворенности после матчей.

    – Матч с Хорватией все испортил?
    – Не могу согласиться с оценкой Карпиным этой игры. Не думаю, что была какая-то боязнь со стороны игроков. Никто не хотел придерживаться тактики «автобуса», сознательно отдавать пространство. Нас переиграла более сильная команда – опытная, сыгранная. Сказалась сумма индивидуальностей игроков сборной Хорватии.

    – Карпин сказал, что игроки не играли так, как договаривались.
    – Ну это же не так просто. Есть соперник. Лучшим игроком нашей команды в этом матче был признан [Матвей] Сафонов. Он единственный, кто оправдал ожидания. За этот выбор надо похвалить тренерский штаб сборной. А фамилию [Александра] Головина, например, мы услышали только на 30-й минуте матча.

    – Это значит, что он плохо играл?
    – Это вопрос организации игры. Выбор тактики, игроков, их совместимости на поле. Как можно ставить Бакаева, не имеющего игровой практики? Как можно ставить Кудряшова, не имеющего игровой практики? Про Ионова мы слышим: он, дескать, проделал большой объем работы. Но речь не о количестве работы – о ее качестве. Головин, Баринов, Фомин, игравшие в центре поля, не справились с двумя ветеранами сборной Хорватии – Модричем и Брозовичем. Значит, Карпин не был убедителен, когда доносил до игроков свои идеи. Они не сработали.

    – Есть идеи, а есть еще соперник, вы же сами говорите.
    – Соперник ограничивал в пространстве и времени, не давал играть. Помню, когда мне было двадцать лет, к нам в команду приехал секретарь ЦК. Не для «накачки», а для общения. «Ну как же так, Толечка, – говорит, – у тебя был такой момент, а ты не забил!» Я говорю: «Да мешают». Я стараюсь, но есть защитники.

    Анатолий Бышовец

    – Хорваты атаковали.
    – И в действиях Модрича было больше разнообразия и неожиданности, чем в действиях всей нашей полузащиты. Мы столкнулись с другими скоростями, к которым не привыкли наши игроки. И главное — их совместимость, сочетание на поле, как они друг друга дополняют и компенсируют недостатки. Можно быть хорошим разрушителем, как Баринов. Но Баринов не может начинать атаки. Фомин – более универсальный игрок, но не разыгрывающий. Головин не нашел с ними общего языка. Когда я работал со сборной СССР, у меня был Кульков, который мог контролировать центральную зону и такого игрока, как Баджо. У Добровольского и Михайличенко были другие функции. Но вместе они были одним целым.

    – Не успели сыграться, это же сборная.
    – В сборной велика роль тренера. Его авторитет. Я как-то одному известному тренеру, возглавлявшему нашу сборную, дал совет. Они отрабатывали выход в контратаку на тренировке. Игрок, ответственный за ее развитие, все время задерживал мяч. Я говорю: «Ограничь его в касаниях». Тренер отвечает: «Вам, Анатолий Федорович, легко говорить со своим авторитетом. Вы сказали – они делают».

    – У Карпина, конечно, такого авторитета нет.
    – Его надо заработать. Тут и нужно говорить об идеях, как на них откликаются игроки, о методах убеждения. Не просто хлопать по плечу, называть корягой. Этого мало. Игрок, выходя на поле, должен знать, каким он должен быть. И каким будет соперник, чтобы ему противостоять. Наши игроки в Сплите не представляли, что хорваты будут играть именно так, не знали, что им делать.

    Тренер должен уметь убеждать, как Троцкий

    – Для Карпина это было неожиданным. Он даже раздумывал, продолжать ли работу со сборной.
    – Я думаю, это были эмоции, вызванные разочарованием. Карпин верил в игроков. Где-то их переоценил. Думаю, первый матч с хорватами в этом плане сказался. Тогда они не ставили на карту все, с их стороны был момент недооценки сборной России. Во втором матче против нас вышла совсем другая команда. Цена таких игр очень велика, они предъявляют другие требования. Поэтому важна психология, внутренняя уверенность в себе игроков.

    Антон Заболотный и Федор Кудряшов после матча Хорватия – Россия – 1:0

    – Психология – тонкая вещь.
    – Очень. Она меняет все. Когда я работал в «Зените», мы часто играли на бильярде с другом комментатора Геннадия Орлова, известным телевизионщиком. Дай бог памяти, как его звали…

    – Эрнест Серебренников?
    – Да. У нас равные качества, играем примерно одинаково, но играем на интерес. Потом решили: ставим по червонцу. Дальше – по сто рублей. Цена повышается. Уже двести. Для одного это не деньги, для другого – большая сумма. И он начинает играть хуже, хотя по мастерству равен тебе. Цена матча – вот что имеет значение. Как игроки справляются с новой ответственностью, как чувствуют себя под давлением.

    – Карпин и сказал: игроки испугались.
    – Задача тренера – сформировать настрой. Важно, как ведет себя тренер накануне матча, есть ли у него дар убеждения. Знание и личный пример тоже важны. Но можешь ли ты повести за собой – вот вопрос. Порой слушаешь двух ораторов. Один все знает, рассказывает. А другой вроде меньше знает, но за счет дара речи, эмоций, характера убеждает. Таким был Троцкий во время революции. Тренер может что-то говорить, показывать, кричать. Но находит ли это отклик, вдохновляет на победу?

    Онопко ошибся с Германией – я поставил его играть против Гуллита

    – У игроков поменяется отношение к Карпину после его слов про них, про сборную?
    – Лучше, когда тренер берет вину на себя. Говорит: да, у нас не получилось, но я верю в игроков и думаю, что задачи, которые перед нами стоят, мы выполним. Называть их трусами – ну это прямолинейно. Зачем? Мы играли на чемпионате Европы 1992 года с Германией. Ошибся Витя Онопко – нужен был простой вынос, а он пошел в обводку, потерял мяч, сфолил. Хесслер сравнял счет на 90-й минуте. Нам предстоял матч с Голландией, и я поставил Онопко опекать Гуллита. Это доверие. Да, Онопко ошибся, но ты дал понять: это не говорит о том, что он плохой игрок. Все ошибаются в футболе. Выйди и доказывай, что ты игрок, вот тебе Гуллит…

    Виктор Онопко в матче Евро-1992 между сборными Германии и СНГ

    – Педагогика у вас.
    – Это общие такие представления о процессе создания команды. Тренер – человек, который должен прежде всего объединить игроков. Вокруг чего? Вокруг того, что интересно. Интеллект не последнюю роль играет, умение убеждать. Игроки должны верить тренеру. Он должен уметь внушать свои идеи. Ну и Библию знать немножко, где сказано, что ученик всегда чуть ниже учителя.

    – Чего ждать от стыковых матчей сборной? Найдет Карпин ключик к игрокам, ответят они ему доверием?
    – Слабых соперников там не будет. Надо думать, станем ли мы сильнее после всего, что произошло. Карпин должен стать другим, все переосмыслить. Нельзя замечать соринку в глазах другого, не видя бревна в своем. Ментально все должны измениться. Альтернативы Карпину в сборной я не вижу. Он горячится, идет на поводу у эмоций. Думаю, никакой рисовки тут нет. Просто была надежда, что мы пройдем Хорватию. Он в это верил.

    – Оптимизм у вас есть?
    – У меня мнение – если тренер и игроки правильно переосмыслят то, что произошло, у них будет шанс пройти дальше. Есть три принципа формирования сборной – звездный, блочный и базовый, то есть на базе одного клуба. Все, что было со сборной, не отвечало ни из одному из них и не способствовало созданию команды единомышленников. Какой может быть принцип, если тренер в каждом матче менял игроков и у них не было возможности сыграться? Даже капитанов.

    – Не поддерживаете такую чехарду?
    – Нет, конечно. Надо посмотреть, кто такой Роналду, кто такой Нетто, кто такой Тотти. Я понимаю, почему так было. На все это «тянул» Дзюба. И в раздевалке, и с игроками. И вот сейчас эта вакханалия с «Нижним Новгородом». Нельзя без слез смотреть. Но для Дзюбы это был вызов. На фоне неудачи сборной он лез из кожи вон, для него это было принципиально. Тут он тут герой. Правда, с «Нижним Новгородом».

    Сборной надо смотреть вперед. Извлечь уроки из того, что было, сохранив, естественно, лучшее. Это же тоже было, о чем я сказал с самого начала.

    Фото: EPA; официальный сайт РФС / Михаил Шапаев


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров