• «Бой с Хукером сейчас наиболее реален»: Арман Царукян – о Хабибе, весогонке, ставках и поддержке армянской диаспоры в США

    24-летний боец из Краснодара идет за поясом UFC

    27.09.21 09:35

    «Бой с Хукером сейчас наиболее реален»: Арман Царукян – о Хабибе, весогонке, ставках и поддержке армянской диаспоры в США - фото

    Фото: mmajunkie.usatoday.com

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:

    Российско-армянский легковес Арман Царукян идет на серии из четырех побед в UFC. В бою с Кристосом Гиагосом Царукян оформил свой первый нокаут в промоушене и заслуженно получил бонус за выступление вечера. Впрочем, яркие перфомансы этого молодого проспекта уже никого не удивляют. Легенда смешанных единоборств и комментатор UFC Майкл Биспинг говорит о нем так: «The sky is the limit to this guy» («Для этого парня нет ничего невозможного»). Накануне UFC 266: Волкановски vs Ортега мы позвонили Арману, чтобы узнать о его планах на будущее.

    Гиагос сломал мне два ребра

    – Я в Лос-Анджелесе сейчас, приехал к друзьям, – говорит Арман. – Восстанавливаюсь здесь, так как получил небольшую травму в последнем бою. Пару недель мне нельзя бегать, прыгать. Могу только педали крутить, что я сейчас и делаю. На выходных полечу в Лас-Вегас, а в воскресенье уже вернусь в Россию.

    – Расскажи о характере травмы. Как это случилось, в каком моменте?
    – Когда Гиагос пробил мидл-кик, а я встретил его боковым. Я вышел на бой с повреждением. Испытывал болезненные ощущения в области ребер, хотя мне это не очень сильно мешало. Там, видимо, трещина была, и он мне попал с ноги прямо в эту область. Два ребра мне сломал. Но мы это только потом узнали, сделав снимок. В бою я даже ничего не почувствовал.

    – Кто твои угловые? Мы знаем, что некоторых бойцов секундируют друзья, а кого-то даже жены.
    – В моем углу только тренеры. Все разные. Если я работаю внизу, подсказывает тренер по джиу-джитсу. Если в стойке, включается тренер по ударной технике. Третий тренер – главный, он ведет меня по всему бою и говорит, как действовать в тот или иной момент. По крайней мере, так было в бою с Гиагосом.

    – Твоим главным тренером остается Сергей Торосян?
    – Да, но Сергея со мной не было. Он служит в органах, поэтому не может выезжать за границу. В бою мне помогал Паррумпа из American Top Team. Он ставил задачи, а Артем Левин с Эдвином Наджми подключались по мере возможности.

    Я правша, но когда бью левой, соперники плывут

    – Как считаешь, стоит ли тебе поработать над контролем сверху, чтобы улучшить граунд-энд-паунд? Переводишь ты достаточно легко, но нанести урон сопернику получается не всегда.
    – Согласен, нужно добавлять в этом аспекте. Я над этим работаю.

    – До перехода в UFC у тебя было пять побед сабмишеном…
    – … а в UFC пока ни одной. Потому что здесь все – черные пояса по джиу-джитсу. Они знают, как правильно защищаться от любого приема. Ты вроде бы плотно берешь шею, а соперник – раз, и выходит. В других промоушенах атлеты не такого высокого уровня.

    – Вернемся к твоему левому боковому. Не так давно ты им потряс Дави Рамоса, а теперь уронил Гиагоса. Нащупал свой коронный удар?
    – Левая рука у меня стала вообще рабочая! Начал уделять больше внимания боксу. В Краснодаре со многими тренерами работал, потом в Америке встретил очень хорошего специалиста. Думаю, именно бокс дал мне этот боковой удар. Я чувствую, что у меня есть сила в нем. Даже на тренировках, когда я им попадаю, спарринг-партнеры плывут сильно. Правой у меня такого удара нет, хоть я и правша.

    – Ты выбрасываешь много хай-киков, мидл-киков, но почти не бьешь лоу.
    – Верхние удары тяжелее встречать. От лоу-киков защищаться легче. Поэтому я целюсь в голову.

    – А как же каф-кики?
    – Я бью очень много каф-киков на тренировках, мне нравится этот удар. Но, например, Гиагос, мой соперник в последнем бою, всегда ждет этих ударов, чтобы встретить тебя правым прямым. Он много людей уронил таким образом. Поэтому зачем мне играть в его игру, когда можно сделать что-то другое.

    Когда понял, что не могу согнать вес, у меня началась паника

    – Ты часто бьешь бэкфисты. Так сразу и не вспомнишь, кто из топовых бойцов UFC их еще бьет, кроме тебя.
    – Не знаю, люблю этот удар. Он довольно неожиданный. Им можно нокаутировать соперника.

    – Против Мэтта Фреволы ты вышел с перевесом, поэтому бой состоялся в промежуточном весе. Вроде бы самые трудные граммы сгонять не пришлось, а ты устал даже быстрее, чем обычно. В чем причина?
    – Весогонка была очень тяжелая. За сутки перед взвешиванием я потерял 8,5 кг, но все равно не досогнал 300 граммов. Никогда прежде со мной такого не случалось. Какой-то сбой в организме произошел, вода никак не уходила. Может быть, причина в том, что я за месяц до боя переболел коронавирусом. Сел на диету, а вес не уходит. 82 кг стоит, и ничего с этим не сделать, хотя в день должно сгорать по 300 граммов. У меня такая паника началась. Две недели до боя, а у меня 11,5 кг плюсом. За неделю до боя весы показывают 79 кг. Это много. Думал, приеду в Абу-Даби и там сгоню. Но там я толком не спал из-за того, что бой у меня был в 6 утра по местному времени. И соперника мне поменяли в последний момент, с левши на правшу. В общем, на бой я выходил с ватными ногами. Но главное, что выиграл.

    – Я заметил, что ты никогда не меняешь стойку, даже когда бьешься с левшой. Почему?
    – Просто мне это не нужно. Я «в правше» могу работать и с левшой, и с правшой.

    – По поводу диеты. Как тебе удается выглядеть таким рельефным вне подготовительного периода? Кажется, ты никогда не выходишь из формы.
    – Когда у меня выходной, я люблю поехать в горы. Покататься на байках, на квадроциклах. Там себе позволяю есть все. Вообще стараюсь придерживаться правильного питания, но, когда какие-то праздники, начинаешь переедать. Вот я уже четвертый день ем все подряд. Ну, то есть как… Допустим, утром я встал и сказал себе, что сегодня ем мало, буду делать кардио. Но потом с друзьями садишься за стол, куда приносят все, а ты месяц голодал. И ты начинаешь мести все без разбора. Ты уже не понимаешь, наелся ты или нет. Если так дело пойдет, через неделю 90 кг буду весить. Поэтому мне сейчас нужно взять себя в руки и вернуться к сбалансированному питанию. Чтобы потом было легче и вес гонять, и в форму входить.

    Я Ахалкалакец, Тафгай уже в прошлом

    – Никогда не было мыслей попробовать себя в полусреднем весе?
    – Антропометрия у меня не подходит для выступления в 77 кг. Рост, рычаги, обхват не тот, который должен быть в этой категории. Ну и вес тоже. Я там должен весить сухим где-то 90. А я сухой 82.

    – Ты как-то сказал, что будешь выходить на бои в разных шортах, пока не перепробуешь все модели, которые предлагает UFC. Какие тебе больше понравились?
    – Я просто хочу найти те, в которых удобнее всего. Понял, что в компрессионных точно не вариант: у меня ноги большие, и эти лосины у меня поднимаются аж до ягодиц. Классические шорты могут где-то придержать ногу, а я люблю бить кики. Наверное, остановлюсь на «гладиаторах», в которых с Дави Рамосом дрался. У них есть разрезы по бокам, и ничто не сковывает движения.

    – Ты перед каждым раундом приветствуешь соперника. Это не мешает твоему настрою?
    – Нисколько. Я всегда жму руку своему оппоненту, чтобы поприветствовать его в бою. Считаю, что этика должна быть. Как говорится, в клетке – враги, за клеткой – друзья.

    – Летом прошлого года UFC Russia анонсировало новое прозвище, под которым ты будешь выступать в организации – Tough Guy. (Отсылка к хоккейному прошлому бойца. – «Спорт День за Днем».) Тем не менее, октагон-анонсеры UFC продолжают объявлять тебя по старинке – Арман «Ахалкалакец» Царукян.
    – Сам не знаю, в чем там проблема. Мы их просили поменять, но они почему-то используют мой старый никнейм. Наверное, он им больше нравится. Сейчас уже менять нет смысла.

    – Тебе не жалко Брюса Баффера, который каждый раз пытается выговорить Ahalkalakets?
    – Да не, все нормально. Это его работа! (Смеется.) Он теперь даже ударение ставит правильно, после того как мы ему подсказали.

    Спарринги с Масвидалем дают мне уверенность

    – Почему ты перестал ездить в Tiger Muay Thai?
    – Таиланд закрыли. Условия для тренировок там отличные, да и мой менеджер там живет. Говорит, сейчас вакцинированных уже впускают. Как только у нас похолодает, обязательно на месяц-два полечу туда.

    – К последним боям ты готовился в American Top Team. Можешь выделить кого-то, с кем тебе было приятно работать в парах?
    – Там очень много спарринг-партнеров, и среди них есть очень хорошие ребята, с кем можно проверить свой уровень. Конечно, когда работаешь с Хорхе Масвидалем, у которого 20 боев в UFC, и где-то обыгрываешь его, ты становишься увереннее в себе. И он также может подсказать тебе какие-то тонкости. Работа со звездами спорта дает большой опыт.

    Емельяненко рассказал, почему предпочитает драться за пределами России

    – Есть мнение, что, путешествуя по разным залам, ты даешь возможность под себя подстроиться будущим соперникам.
    – Я в этом опасности для себя не вижу, потому что я могу менять в своей технике буквально все. Нужно быть хитрее. Если ты чувствуешь, что в зале кто-то присматривается к тебе, можно сделать тренировку в другое время. Или специально где-то недоработать, чтобы не показывать свои сильные стороны. В ATT часто бывало, что приезжали и начинали снимать мою тренировку. Приходилось просить, чтобы не снимали комбинации, которые я отрабатываю перед боем.

    Команде Хабиба удобнее готовиться в Сан-Хосе, чем в Дагестане

    – Ты часто меняешь залы, города, страны. Не любишь сидеть на месте? Или это временная необходимость на период спортивной карьеры.
    – Мне нравится такой образ жизни. Сегодня тут, завтра там. Например, сейчас я должен находиться в Лас-Вегасе, но я приехал в Лос-Анджелес. У моего знакомого здесь хороший центр реабилитации. Вот прохожу восстановление после боя. Потом собираюсь заехать в UFC Performance Institute. Там вообще созданы все условия для спортсменов. Можно и жить, и тренироваться.

    – Можешь объяснить, зачем бойцы из команды Хабиба проводят столько времени в Сан-Хосе, если спарринг-партнеры все из России, а тренера Хавьера Мендеса можно приглашать к себе в Дагестан? Чейл Соннен недавно задавался этим вопросом в своем подкасте, пытаясь понять, зачем Хабиб построил свой зал в Дагестане, если они с командой там почти не бывают.
    – Могу только предположить. Если у спортсмена бой в Америке, то, конечно, ему нужно подводиться к бою в Америке: пройти акклиматизацию, привыкнуть к местному времени. Есть еще другой фактор. Когда ты готовишься дома в Дагестане, тебя там отвлекают: семья, дети, друзья. Движения какие-то. А когда ты в Сан-Хосе, ты приехал на тренировочный сбор и ни о чем больше не думаешь. Только спишь, ешь и тренируешься. Думаю, Хабиб их туда возит именно за этим. Чтобы сфокусироваться на подготовке.

    Люблю блэкджек, но на футбол тоже могу поставить

    – Сколько денег тебе нужно, чтобы провести полноценный тренировочный лагерь в США? Твоего гонорара хватает на жизнь?
    – Да, уже хватает. Что касается кемпа, в этот раз я потратил меньше денег, чем в предыдущий, потому что жил и тренировался в ATT. Но я 5% от своего гонорара отдаю им. Плачу я там только за питание, массаж и восстановительные процедуры. Также у меня было несколько тренеров из других залов, и я им, естественно, платил за каждое занятие. Без учета дополнительных расходов и процента, который уходит в American Top Team, мне нужно минимум 6 тысяч долларов на подготовку к бою.

    – Есть ли у тебя спонсоры?
    – Я амбассадор бренда Parimatch. Они каждый месяц платят мне зарплату, и я знаю, что, даже если получу какую-то травму, у меня есть подушка безопасности. Клуб «Львиное сердце», за который я выступаю, тоже является моим спонсором. Smile Studio, компания моих друзей, также поддерживает финансово. Все они верят, что однажды я стану чемпионом UFC, и для меня это самое главное.

    – Ты говорил, что любишь азартные игры. Ставки на спорт тоже делаешь?
    – Играть в блэкджек мне больше нравится, чем делать ставки. Хотя можно и поставить… Надо было на себя поставить.

    – Я думаю, это как раз запрещено.
    – Вспомнил, я же на футбол ставил, когда шел чемпионат Европы! Было интересно смотреть. Я тогда впервые почувствовал себя футбольным болельщиком. Персонально болел за сборную Италии.

    – Ну, тогда ты точно был в плюсе.
    – По любому.

    Хочу стать чемпионом UFC, а не звездой тиктока

    – Мы уже привыкли, что бойцы UFC из стран СНГ доминируют над своими соперниками в партере. Наша школа борьбы настолько лучше американской?
    – Советская школа вольной борьбы на другом уровне именно в техническом плане. Американцы выносливее. Лучше готовятся к турнирам. В том числе за счет передовой фармакологии. Но до нашей техники им еще далеко. Все мои спарринг-партнеры по борьбе – выходцы с Кавказа.

    Гусейн Магомаев: Выяснение национальностей опускает нас в болото

    – Мага Исмаилов в последние годы занял нишу главного контентмейкера от ММА в рунете: шутит, снимает вайны, ведет свой подкаст. Александр Емельяненко пошел еще дальше: в тиктоке уже полно видосов, где он танцует под музыку. Никогда не возникало желания повысить свою популярность таким образом?
    – Честно говоря, нет. Я не хочу быть популярным за счет тиктока или чего-то еще. Просто хочу добиться своей цели в спорте.

    – Ты считаешь, что в бойцовском бизнесе можно стать звездой, зажигая только в октагоне?
    – Если ты зажигаешь в октагоне, ты сто процентов ей станешь. А если ты хорош еще и в раскрутке – вообще супер. Но быть популярным человеком – это тяжело. Тебя все узнают, в кафе спокойно не посидишь. Особенно в своем городе. Личной жизни уже нет, приходится прятаться. Поэтому я бы не хотел привлекать к себе дополнительное внимание. Я все-таки пришел в этот спорт, чтобы стать чемпионом, а не звездой шоу-бизнеса.

    Армянская диаспора поддерживает меня в США, но в России у меня больше фанатов

    – Ты говорил, что в России и США разный трешток. То, что приемлемо там, не прокатит у нас. Как ты относишься к оскорблениям на национальной почве? Если придется раскачивать бой с Конором, ты будешь к этому готов?
    – Я бы включился в его игру и делал бы то же самое, зная, что это неотъемлемая часть бизнеса. Ничего личного.

    – Переписку в твиттере от твоего имени ведет твой менеджер Саят Абдрахманов. Какой там процент твоих собственных мыслей?
    – Там все мое. Он от себя ничего не пишет, только помогает с переводом.

    – Есть кто-то, кто занимается твоим имиджем, стилем? Видно, что вкус у тебя есть не только к машинам, но и к одежде.
    – Нет, мой стиль – это то, что идет у меня изнутри. Я люблю хорошо одеваться, красивые автомобили. Спорткары – моя страсть. Ну и на одежду тоже могу спустить кучу денег. Нужен человек, который будет меня останавливать во время шопинга. А то могу завестись, знаешь, как в казино.

    – Чувствуешь поддержку армянской диаспоры в США? В Америке много знаменитостей, имеющих армянские корни.
    – Все армянские бойцы меня поддерживают, в том числе и селебрити. Диаспора тоже помогает. Когда люди на улице узнают, подходят и желают удачи. Но я бы не сказал, что за мной там ходят толпы болельщиков. Фан-база в России у меня значительно больше.

    – И финальный вопрос. С соперниками тебе явно не везет: Грегор Гиллеспи брал паузу, Кевин Ли поменял дивизион, Насрат Хакпараст слетел с вашего боя в последний момент. Дэн Хукер? Рафаэль Дос Аньос? Кто будет следующим?
    – Хукер или Фергюсон. Я бы хотел подраться с обоими, но бой с Хукером сейчас наиболее реален.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров