• Чемпион мира по версии IBF Дмитрий Кириллов: Победу отметить не с кем

    02.03.08

    Автор: Спорт день за днём

    На минувшей неделе питерский боксер Дмитрий Кириллов провел защиту титула чемпиона мира по версии IBF в первом легчайшем весе. Соперником российского спортсмена в поединке, состоявшемся 28 февраля в Нью-Йорке, был мексиканец Сесилио Сантос. По итогам тяжелейшего 12-раундового боя один арбитр предпочел Кириллова, а двое судей никому не отдали преимущества, зафиксировав ничью. И хотя этот результат позволил Дмитрию сохранить титул, петербуржец остался очень недоволен исходом боя.

    «Судью на мыло!»

    — Победа — это победа. Поражение — это поражение. А ничья — это не пойми что. Вообще неразумный исход для бокса, — признался в беседе с корреспондентом «Спорта» сам боксер. — Хотя я не согласен с решением судей. Да, бой для меня сложился не совсем удачно. Да и по зрелищности получился не таким ярким, как предыдущие. Но в техническом плане я, считаю, превзошел соперника, так же, как и по очкам. И, честно говоря, был уверен, что победа останется за мной. Но рефери посчитали иначе, чем, кстати, удивили не только меня, но и соперника. После выставления оценок я видел лицо Сантоса, на котором читались удивление и одновременно радость, что все так хорошо для него закончилось. Зрители, кстати, негодовали. После боя было много нецензурных выражений в их адрес. Самое печатное: «Судью на мыло!» Впрочем, в Америке мне не особо везет с арбитрами, и я еще до поединка опасался повторения истории матча с Луисом Альберто Пересом, где меня откровенно засудили. Но самое главное — титул остался у меня. И в дальнейшем рассчитываю показывать более красивые поединки, чтобы никаких вопросов относительно исхода не возникало.

    — Поддержкой болельщиков, я так понял, вы обделены не были?
    — Да, в Нью-Йорке проживает большая русская община, люди пришли меня поддержать. И помогло это, конечно, очень сильно. За Сантоса, по-моему, не болел никто, а я чувствовал себя как дома. Хотя, конечно же, так, как в России, не болеют нигде. Здесь все-таки, что ни говори, все чужое — ринг, атмосфера… С одной стороны, боксировать на чужбине тяжело. Но с другой — проще, так как психологически ответственность меньше, нежели когда ты выступаешь дома.

    Голова цела

    — Сильно волновались перед поединком? Говорят, что завоевать титул проще, чем его отстоять…
    — Абсолютно верно. Когда ты всего лишь претендент на титул, груз ответственности давит меньше. И я понимал, что Сантосу терять нечего, как было и со мной тогда, когда я был на его месте. Кроме того, у Сесилио это была уже третья попытка завоевать звание, что, безусловно, добавляло ему спортивной злости. Я знал, что он будет идти вперед, драться отчаянно и отдавать себя для победы целиком. Но с другой стороны, сейчас я вспоминаю и сравниваю свои ощущения перед боем с Хосе Наварро, и кажется, что тот поединок сложился тяжелее. Может, потому, что сейчас я был лучше готов, полностью уверен в своих силах.

     

    — Спалось в ночь перед боем хо­рошо?
    — Перед взвешиванием — плохо. Всего часов пять удалось подремать. Все думал: как же пройдет бой. А перед самим поединком сон нормализовался. Видимо из-за того, что накануне не выспался.

    — Противник вас чем-то удивил?
    — Против мексиканцев всегда сложно выступать, они сражаются до последнего. Их тяжело сломить даже ударами в голову. Кроме того, они всегда идут вперед, не думая об обороне. Пропускают удары, но все равно идут. Сантос же, в отличие от остальных своих соотечественников, защищался и грамотно уходил от моих ударов. Так что достать его было очень сложно.

    — Ваша первая мысль, когда проснулись на следующее утро после боя?
    — Все закончилось. Я продолжаю быть лучшим. Потом подошел к зеркалу, посмотрел, нет ли травм. Но, тьфу-тьфу, к счастью, все обошлось — ни гематом, ни рассечений, голова тоже цела.

    — Чему научил этот поединок?
    — Не научил, а подтвердил мысль о том, что нужно с уважением относиться к сопернику и не переоценивать свои силы. Хотя бой я еще не анализировал, и все основные выводы для себя буду делать позд­нее. Сейчас главное — восстановиться.

    — Победу уже отметили?
    — Пока нет. Не с кем. Я ведь в Нью-Йорке практически один. Из знакомых — только тренер. Какие тут отмечания? Праздновать буду, когда вернусь домой. С друзьями и родными.

    — В Америке вы уже больше месяца. Соскучились по дому?
    — Очень соскучился. Жду не дождусь, когда утрясем здесь последние дела с промоутером и вылетим в Россию. Но уже в среду или в четверг точно приеду в Питер.

    — Когда снова увидим вас на ринге и есть ли какие-то предпочтения относительно следующего соперника?
    — Когда снова буду боксировать, пока не знаю. Но очень хотел бы провести добровольную защиту титула. С кем? Кого назначат, с тем и буду драться. И лучше не загадывать — с кем лучше, а с кем хуже. В боксе нельзя отдавать кому-то предпочтения, так как все может сложиться с точностью до наоборот. Думаешь, что легкий соперник, а на деле выходит иначе. Каждый боксер силен по-своему, и от любого можно ждать подвоха.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров