• Горшков об уходе из «Зенита» в 2002-м: Была обида на Морозова, через год Петржела спросил, почему меня нет в команде

    Рассказ хавбека о первом уходе из петербургской команды.

    19.01.22 21:40

    Горшков об уходе из «Зенита» в 2002-м: Была обида на Морозова, через год Петржела спросил, почему меня нет в команде - фото

    Фото: ФК "Зенит"

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:

    В сезоне 2001-го «Зенит» впервые в российской истории выиграл бронзу. Команда Юрия Морозова до последнего тура претендовала на второе место и квалификацию Лиги чемпионов.

    В последнем матче ставший чемпионом «Спартак» проиграл «Локомотиву». Железнодорожники и петербуржцы набрали по 56 очков. Московская команда заняла второе место по дополнительным показателям.

    В том сезоне 30-летний Александр Горшков, игравший за «Зенит» пятый сезон, провел 28 матчей, забил шесть мячей и отдал три результативные передачи. Но зимой ушел из «Зенита». Как и другой лидер полузащиты – Андрей Кобелев.

    Юрий Морозов решил омолодить команду. Горшкову предложили продлить контракт, но главный тренер сказал хавбеку, что не рассчитывает на него как на игрока основного состава.

    В межсезонье в «Зенит» перешли первые легионеры из дальнего зарубежья – Милан Вьештица и Владимир Мудринич, который должен был заменить Кобелева.

    Милан Вьештица: У Морозова были по две тренировки в день. Такого нет нигде в мире!

    Сезон-2002 «Зенит» закончил на десятом месте. Повлиял и уход по состоянию здоровья Юрия Морозова. И перестройка команды. И множество других причин.

    В 2004-м Горшков вернулся в «Зенит». Отыграл до 2008-го, стал чемпионом России, обладателем Кубка и Суперкубка УЕФА.

    Александр Горшков вспомнил о событиях зимы 2002-го в интервью «Спорту День за Днем».

    Расставание происходило несколько искусственно

    – В 2001-м мы прыгнули выше головы, – начал Горшков. – Заняли максимально высокое место. В том сезоне очень хорошо работал Юрий Андреевич Морозов. Он собрал команду из опытных игроков, добавив совсем молодых. Аршавина, Кержакова, Васяновича, Нагибина. И ряд других игроков. Юрий Андреевич нашел хороший баланс. И это принесло результат.

    – «Зенит» до последнего тура мог занять второе место и попасть в Лигу чемпионов. Какие испытали эмоции, узнав результат в Москве? Чего было больше – радости из-за первой в истории бронзы? Или разочарование из-за непопадания в Лигу чемпионов?
    – Все-таки больше радости. Повторю, в той ситуации бронза стала очень хорошим результатом. Максимум, что было возможно. Но да, было и некоторое сожаление. Мы верили и надеялись, но чуда не случилась. Но мы очень радовались бронзе, первой в российской истории «Зенита». Были счастливы.

     

    – Андрей Кобелев сказал мне, что у него не было ощущения, что команда сможет стать сильнее в следующем сезоне. Третье место – потолок. У вас было подобное?
    – Мы совпали во мнении. Тогда мы прыгнули выше головы, взяв бронзу. И мне сложно прогнозировать, как бы развивалась команда, попади она в Лигу чемпионов, ведь после сезона я покинул клуб. Конечно, все предполагали, что команда пойдет вверх, так как Юрий Андреевич планировал дополнить ее молодыми игроками, больше на них опираться. С его точки зрения, это имело большую перспективу, но что-то не сработало. Появились первые легионеры из дальнего зарубежья – Вьештица и Мудринич, которого очень рекламировали. Говорили, что он станет заменой Кобелеву. Но сезон не очень сложился.

    – Вы отыграли пять лет в «Зените», были одним из лидеров команды. Но после этого сезона вы ушли. Почему?
    – Юрий Андреевич, опытный тренер, решил, что в следующем сезоне будет больше доверять молодым ребятам. Мне был 31 год, и он честно сказал, что не рассчитывает на меня в следующем сезоне как на основного игрока. У нас были совместные встречи с Виталием Леонтьевичем Мутко и Юрием Андреевичем по этому поводу.

    Было понимание, что я могу остаться, но не в качестве основного футболиста. Я был полон сил и желаний, но таково было виденье тренера. Поэтому я принял приглашение «Сатурна». Хотя мне было очень сложно расставаться с «Зенитом». Болельщики, город, атмосфера «Петровского»…. Расстаться с этим было очень сложно. Но я сделал выбор из-за того, что очень хотел играть. Любил свою профессию. И после этого два сезона отыграл в «Сатурне».

    – В сезоне 2001-го вы были основным игроком. Почему сомневались, что не сможете переубедить Морозова игрой?
    – Действительно, почти все матчи я провел в основном составе, надеялся, что приношу пользу команде. И в какой-то степени решение стало неожиданным. По моему мнению, это делалось несколько искусственно… Были несколько встреч с руководством и тренером. Мы пытались найти общий язык. Договориться, что расставание с ветеранами не должно происходить искусственно, а иначе – естественным путем.

    – Как?
    – Например, молодые игроки должны показать на тренировках, доказать, что достойны места в стартовом составе. Что могут вытеснить ветеранов. Это по-спортивному. Но Юрий Андреевич, которого я уважаю, имел свое мнение. Он видел, что так будет правильно. Думал, что я, возможно, в каких-то матчах и сыграю. Он сказал о решении честно, в глаза. Что не рассчитывает на меня как на основного игрока.

    Последний матч, вокруг радость, а я не попал в стартовый состав

    – Что говорил Мутко?
    – Предлагал остаться. Подождать. Но, наверное, в этой ситуации и мои эмоции сыграли важную роль. Ведь я знаю, каково это – находиться без игровой практики. Для человека, который живет этим, очень сложно переживать такую ситуацию. Я решил – раз тренер так считает, то надо расстаться. И реализовывать себя в клубе, в котором на меня рассчитывают.

    – Мутко влиял на решения Морозова?
    – Виталий Леонтьевич очень не хотел, чтобы я ушел, беседовал с Юрием Андреевичем на эту тему. Но окончательное решение осталось за мной. Хотя Виталий Леонтьевич предлагал потерпеть и остаться. Уговаривал Юрия Андреевича, но воспринимал тренера как человека, принимающего решения.

    Было видно, что тренер настроен на омоложение команды. В итоге и Кобелев не остался. Да, молодежь очень здорово влилась в команду, дала импульс. Это сейчас мы говорим о том, что следующий сезон вышел неудачным. Тогда это никто не мог предполагать. Многие считали, что молодые подхватят игру. Плюс, укрепят легионерами, и команда двинется вперед.

    – Алексей Игонин сказал мне, что ваш уход и уход Кобелева повлиял на команду. Что сказали партнеры по «Зениту», узнав, что вы оба уйдете?
    – Мне никто ничего не сказал. Расскажу, как это было. Последний матч сезона на «Петровском». Весь стадион размахивает флагами, поддерживает нас. Игра против «Черноморца», который уже вылетел. Вокруг радость, все на такой волне, ведь завоевали бронзу! И я, отыгравший большинство матчей в сезоне в основе, не попал в стартовый состав.

    Тогда, возможно, сожалений не было. Но потом, наверное, кто-то понял, что потеря нескольких игроков сыграла определенную роль.

    Вернулся в «Зенит» благодаря Петржеле

    – Вы поняли, а главное – приняли решение Юрия Андреевича?
    – Тогда да – была обида. Недопонимание. Но сейчас я осознаю, что видение тренера, возможно, было оправданным. Он хотел дать больше времени молодым ребятам. Возможно, если бы я остался, то был бы несчастлив. Возможно, случились бы конфликтные ситуации с другими игроками. Тренер, предполагая это, принимал решение. Сейчас я вспоминаю ту историю адекватно. Юрий Андреевич действовал из благих намерений, опираясь на футбольные законы.

    Он открыто об этом сказал. Ведь часто в нашем футболе случаются ситуации, когда тренер начинает что-то выдумывать, пытаясь сплавить игрока. Обвинять в чем-то. Но зимой 2002-го все прошло честно и профессионально.

    – В 2004-м вы вернулись в «Зенит» и отыграли в Петербурге еще четыре года.
    – Да, при Петржеле. С ним связана история. Петржела только прилетел в Петербург. И ему показывали матчи 2001 года. Потом он познакомился с командой, и спросил: «А где десятый номер? Где восьмой?», имея в виду Кобелева и меня. Он запомнил нашу игру по тем видео.

    И спустя два сезона я вернулся именно благодаря его инициативе. В 33 года. Петржела посчитал, что к молодым ребятам, которые при нем влились и заняли второе место, нужны опытные игроки, которые им помогут. Петржела понимал, что молодая команда, выстрелив, может выдать следующий сезон не очень хорошим. Поэтому он предложил мне вернуться. Я воспринял это с огромной радостью. И поиграл в «Зените» до 38 лет, – сказал Горшков.

    Читайте материал о событиях в «Зените» 20-летней давности, трансферном окне и сборах, в ближайшие дни на Sportsdaily.ru


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров