• Милан Вьештица: У Морозова были по две тренировки в день. Такого нет нигде в мире!

    Серб стал первым легионером «Зенита» из дальнего зарубежья.

    17.01.22 16:12

    Милан Вьештица: У Морозова были по две тренировки в день. Такого нет нигде в мире! - фото

    Фото: ФК "Зенит"

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:

    20 лет назад, в январе 2002-го, в «Зенит» перешли 21-летний защитник Милан Вьештица и 24-летний хавбек Владимир Мудринич. 

    Сербы стали первыми легионерами из дальнего зарубежья в истории петербургского клуба.

    В «Зените» планировали, что Мудринич заменит Андрея Кобелева, который вернулся в «Динамо». Но хавбек отыграл девять матчей в чемпионате России и вернулся в «Смедерево» в конце 2002-го.

    А перешедший из «Войводины» Вьештица остался в России практически на всю карьеру. Отыграл в «Зените» четыре сезона — до 2006-го, проведя 94 матча во всех турнирах. Потом были «Ростов», «Шинник», сезон в «Партизане», «Жемчужина», «Урал», петербургское «Динамо». В 2014-м Вьештица закончил карьеру.

    Корреспондент «Спорта День за Днем» поговорил с 42-летним первым легионером «Зенита».

    Куртиян — единственный, кто немного знал английский

    – Если бы в январе 2002-го вам сказали, что вы останетесь в России на больше, чем на 10 лет, то как бы отреагировали?
    – Я бы не поверил. Но слава богу, что так произошло!

    – Почему слава богу?
    – Потому, что от России у меня остались лучшие воспоминания. От страны, от футбола. Ни о чем не жалею. Поэтому, слава богу, что так сложилось.

    – Вы знали о существовании «Зенита» до того, как получили предложение?
    – Слышал мало. Все знали про «Спартак». Про «Зенит»… мало. Но слава богу, что «Зенит» быстро сделал себе имя в российском и в мировом футболе. 

    – Какие были сомнения из-за переезда?
    – Не было сомнений. Не знаю, почему. Как только поступило предложение, я сразу согласился, не думая. У меня были предложения из Европы, но я выбрал «Зенит». Тогда все удивились этому. Но я и сейчас не могу ответить, почему так получилось. Повторю, я даже и не думал. Просто согласился. Быстро договорились. Обычно трансферы не происходят так быстро. 

    – До переезда вы знали, что станете первым легионером «Зенита» из дальнего зарубежья?
    – Нет. Я не думал о таких вещах. Даже и не знал, что стал первым иностранцем. Я был молодой. Все было просто – получил предложение, согласился, прилетел. 

    – Ощутили особое отношения к себе из-а статуса первого иностранца?
    – Было тяжело. В первую очередь, из-за возраста. Во вторую – из-за языка. Переводчиков тогда не было. Объяснялся, как получится. Тяжело было. К тому же, ребята в «Зените» не привыкли к иностранцам. Но потом стало лучше.

     


    – Кто вам больше других помогал в первое время? С кем чаще общались?
    – Мало, кто знал английский в команде, поэтому я общался мало. Но единственный, кто немного знал английский – Куртиян. С ним общались. Узнавал информацию через него.

    – Алексей Игонин сказал мне, что через несколько месяцев после вашего перехода вы подружились, проводили время и вне футбола. 
    – Да, да! С Игониным, Славой Малафеевым, Лехой Катульским! Первое время. А потом с остальными – с Быстровым, Аршавиным, Кержем. Общался со всеми, а первое время – да, с Куртияном, Лехой Игониным, Славой, Катульским.

    – Чем занимались вне футбола с ними?
    (долгая пауза) Ничем. Было много тренировок. В первый год был еще Юрий Андреевич. Каждый день по две тренировки! Не было много времени для того, чтобы думать о чем-то вне футбола. 

    Юрий Андреевич — хороший

    – Какие у вас сложились отношения с Морозовым? Он говорил, что легионеры не нужны «Зениту», но ставил вас в состав.
    – У, хорошие отношения. Очень хорошие. И Юрий Андреевич – хороший. Да, он был уже в возрасте… было сразу видно, что он сильный специалист. Но возраст уже не позволял работать в полную. Он ведь потом почти сразу ушел на пенсию.

    – В чем разница работы Морозова, тренера старой советской школы, и сербских тренеров?
    – Главное – это две тренировки в день. Такого нет нигде! Сейчас нет в Европе, в России, в мире! Бывало, что и перед игрой были по две тренировки! 

    – Какое впечатление произвели Аршавин и Кержаков?
    – Сразу было видно, что Керж и Шава очень талантливые. Они были молодые, на тренировках они показывали, что они – лучшие в своем возрасте. Было понятно, что они вырастут в звезд российского футбола. Так и получилось. 

    – А какие отношения были у вас?
    – Очень хорошие. Потом и с Вовой Быстровым. 

    – Были слухи, что в команде возникли группировки, одни были недовольны высокими зарплатами сербов. Это правда?
    (Долгая пауза) Не было. Такое случилось позже, когда появились большие деньги. Мы играли не за такие деньги… Но знаете, когда первые иностранцы в истории приехали, конечно, местные игроки не привыкли к такому… Но нет, не было такого, о чем вы говорите. У нас были небольшие деньги, поэтому это невозможно.

    – Прошли 20 лет. Что ощущаете?
    – Очень хорошие воспоминания. Особенно – о Питере и «Зените». Они навсегда останутся. Конечно, я играл недолго, но Санкт-Петербург – на первом месте для меня.

    – С кем общаетесь из того состава?
    – Не могу сказать, что общаюсь. В прошлом году встретился с Радимовым. Я поддерживаю отношения с президентом «Урала», Григорием Викторовичем Ивановым, и приехал к ним на сбор. В соседней гостинице жил «Зенит»-2. И посидели, пообщались с Радимовым. Но будет приятно увидится с любым из «Зенита». 

    – Чем сейчас занимаетесь?
    – Все хорошо. Два месяца назад работал тренером в Саудовской Аравии. Но сейчас — без команды.

    Читайте также

    «Не могу поверить, что за него заплатили 30 млн»! Звезда чемпионата России проваливается в Англии


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров