YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Игорь Захаркин: Нам было не надо, чтобы Ковальчук в каждом матче забивал

Илья Ковальчук (витрина)
Фото:

Быстротечная и обидная отставка из «Югры», кажется, нисколько не убавила оптимизма Игоря Захаркина. Он сразу погрузился в свой новый проект — стал главным методистом «Академии «Ак Барса».  И при этом, по-прежнему, уверен, что способен добиться высокого результата в качестве главного тренера клуба КХЛ.     

Хотелось создать в «Югре» боеспособную команду

— Игорь Владимирович, работа в академии «Ак Барса» — для вас новый вызов?
— Мне кажется, вообще интересно видеть проблемы хоккея с разных сторон. Делиться опытом. Находить что-то новое для себя. Работа в Академии подстегивает, дисциплинирует, мобилизует и позволяет несколько иначе смотреть на проблемы этого вида спорта.

— Вы больше выступаете в академии как практик или теоретик?
— Да, моя работа состоит из двух частей. Есть теоретическая, в разработке методик. Мы сейчас написали очень интересные планы для тренеров, работающих в школе. Есть контакт с учеными, которые владеют инструментальными методиками: психологи, физиологи, нейрофизиологи. Разрабатываем интересные методики, которые пока не применяются в России. И есть практическая связь, которая направлена на работу с более талантливыми ребятами, которым нужно переходить из молодежного во взрослый хоккей.

— Может ли такой специалист, как вы, работая с молодежью чему-то научиться?
— Любой активный, сознательный, творческий человек найдет обратную связь. У детей и юных хоккеистов огромная энергетика, она подзаряжает найти какой-то необычный ход, решение, чтобы игрок добился результата. Это всегда стимулирует, мотивирует, заставляет искать новые ходы.

— Нынешнее молодое хоккейное поколение чем-то отличается от предыдущих?
— Думаю, да. Сейчас дети более образованные. Прежде всего, технически. Они владеют айтишными технологиями, гаджетами. Уважительно относятся к старшим, внимательно прислушиваются к тому, что им говоришь. Их не надо заставлять что-то делать, они сами стараются обучаться в хоккейном плане.

— Успели проанализировать свою последнюю работу в КХЛ?
— Да, безусловно. Анализ всегда происходит. Моя последняя работа в «Югре» очевидна. Мне хотелось создать конкурентно способную команду. И, сейчас я вижу, если брать прошлый сезон в «Салавате» и нынешний, насколько в структурах клубов важны взаимодействия генеральных менеджеров и тренеров. Необходимо, чтобы это были единомышленники, которые развивают команду в одном направлении. Чтобы у них амбиции были одинаковые.

Игрок должен реально расценивать свои возможности, верить тренеру и партнерам

— Вы действительно были уверены, что «Югра» после неудачного старта в чемпионате в октябре начнет побеждать?
— Да, мне было это видно. Ведь команда функционально готовилась, игроки усвоили тактику, я увидел, что удалось исправить технический брак. Команда была переструктурирована. И матчи, которые мы проигрывали на старте, во многом зависели не от качества игры, а от ошибок конкретных игроков. И, изменив хоккеистов соответствующим образом, я предполагал, что с октября команда должна стать конкурентоспособной.

— Тяжело было перестраивать психологию игроков, которые привыкли рассматривать «Югру», как команду, которая ни за что не борется?
— Не могу сказать, что это удалось до конца. У меня главный мотив в работе с «Югрой» заключался в том, что игроки статусные, никогда ничего не выигрывающие собрались вместе. В итоге, задача была построена в объединении цели и желании добиться результата этими ребятами, для многих из которых этот сезон станет последним в КХЛ.

— Вы летом не побоялись это сказать им прямо в лицо.
— Да, это правда. И они это все понимали. Задача создания атмосферы в команде — многоуровневая. Первое, это просто осознание, где мы находимся — а мы все оказались в не лучшем хоккейном клубе. Игрок должен реально расценивать свои хоккейные возможности, верить тренеру и своим партнерам. Дальше должно следовать объединение общей задачей. У парней должна закрепиться мысль: один я не могу выиграть, я должен это сделать вместе с партнером, всей пятеркой, всей командой, по всем линиям: вратарь, защитники, нападающие… Работала велась, но я не думаю, что за полтора месяца мне удалось сделать ее до конца.

— На прошлой неделе состоялось заседание совета директоров КХЛ, где негласно было объявлено, что «Югра» вместе с «Ладой» и «Северсталью» — главные кандидаты на выход из КХЛ. Это не убьет хоккей в том же Ханты-Мансийске?
— Хороший вопрос. С одной стороны, хоккей географически должен быть широко представлен на российской карте. С другой, я понимаю проблемы «Югры», и она в первой очереди касается людей, которые занимаются управлением команды. Там работают квалифицированные тренеры, там есть хороший детский хоккей. Это доказывает выступления их «молодежки» в МХЛ. Культура хоккейная есть, но организационные проблемы должны как-то решаться.

В СКА мы попали на благодарную почву

— К сожалению, у нас, если нет клуба КХЛ, часто умирает хоккей в городе.
— Да, я согласен, к сожалению.

— Если на ваш взгляд сейчас смысл сокращать КХЛ?
— Мое мнение, если мы говорим, что КХЛ — коммерческий проект, то зрелищность и качество продукта должно возрастать. Поработав с «Югрой», я точно могу сказать, что такого количества качественных игроков у нас сейчас просто нет.

— То есть получается, что НХЛ продолжает расширяться, а мы сужаемся.
— НХЛ имеет право выдергивать игроков со всего мира. У них качество хоккея и исполнителей не теряется. Мы же, расширяя лигу, не успеваем воспроизводить игроков хорошего уровня.

— Поработав в сборной России, ЦСКА, «Салавате», «Югре» вы успели объять разные слои нашего хоккейного общества. В чем между ними главные различия?
— Разница в мотивации игроков и уверенности в себе. Чтобы добиться успеха в хоккее, допустим, выиграть Кубок Гагарина, нужно много составляющих. Хорошая менеджерская команда — с четко поставленными целями, с требовательностью, определенной волей. Квалифицированный тренерский состав и хоккеисты амбиции, которых заключается в том, что победа — главное в их деятельности.

— Как вам удалось в СКА за короткий срок достучаться до сердец и душ игроков, для которых долгое время Кубок Гагарина был неосуществимой мечтой. Хотя, никаких проблем команда не испытывала.
— Мы попали на очень благодарную почву. Существовала сильная команда с классными исполнителями. Плюс, нам повезло, что очень быстро нашими союзниками стали Илья Ковальчук, Дмитрий Калинин — из более зрелого поколения. Из нового — Шипачев. Угадали с приглашением Дадонова, создав звено, где он играл с Шипачевым и Панариным. Нашли общий язык с Торесеном, которого знали давно. И Мортенссон, и Джимми Эрикссон здорово сыграли. То есть, и легионеры пришли хорошие. По ходу чемпионата мы приобрели очень приличного вратаря Коскинена… Чтобы добиваться результат нужно каждый день планомерно работать: тренерскому штабу, менеджерской группе. Тогда будет успех. В «Югре» и «Салавате» этого, к сожалению, не произошло.

Сказали Тимченко: «Надо говорить, что не надо выиграть, а что мы выиграем. И понять, что для этого нужно делать» 

— Вы помните, когда вы сказали игрокам СКА, что мы в этом сезоне выиграем Кубок Гагарина?
— Да, помню. Когда у нас была первая встреча с президентом СКА Геннадием Тимченко он сказал: «Надо выиграть бы кубок, потому что уже давно к этому идем». Первое, что мы с Быковым ответили: «Надо говорить, что не надо выиграть, а что мы выиграем. И понять, что для этого нужно делать». Именно такая постановка вопроса и позволила нам добиться результата.

— Были среди ваших подопечных хоккеисты звездного уровня, с кем не смогли найти общий язык?
— Не было таких. Может, повезло... Да, у всех топ-игроков разные характеры, и бывают сложные, но все хотят побеждать в хоккее. Когда начинаешь разговаривать с игроком, то объясняешь, что один ты не выиграешь, только все вместе. Ковальчук тоже не в каждом мачте забивал. Но для нас это было не важно, главное, чтобы в каждой игре отдавал все силы команде. Если игрок встает на одну волну с тобой, то понимает, что успех всей команды поможет и ему достичь результата, регалий каких-то.

— Почему спустя год, при Сергее Зубове у Ковальчука произошел редкий спад?
— Не знаю, поэтому не буду об этом говорить. Не буду спекулировать на эту тему, не находясь в команде.

— Какие-то сроки по работе в казанской академии вы для себя установили? Работа на взрослом уровне по-прежнему приоритет?
— Вы правильный вопрос задаете, который я также слышу руководителей республики. Мне бы очень хотелось закончить этот проект самому или с коллегами. На мой взгляд, я собираю там сильную тренерскую и управленческую группу. Мне кажется, что очень интересно заниматься профессиональной деятельностью и, если остаются силы и энергия, еще и проектом, который обобщит мой опыт. Главное, найти 24 часа в сутки (смеется). И чтобы здоровье было.

— При этом вы готовы работать по-прежнему самостоятельно, без Быкова?
— Это без разницы. Я с большой любовью отношусь к Вячеславу Аркадьевичу к нему и работе с ним. Если получится, что мы будем трудиться вместе, буду очень рад. Если нет, что сделать... Мне очень хочется работать в хоккее, я его люблю.   

Оцените материал:
-
0
2
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад