• Иван Скобрев: «Результат приходит, когда есть вера»

    Автор: Спорт день за днём

    Конькобежец Иван Скобрев, принесший в копилку российской сборной на Олимпиаде в Ванкувере серебряную и бронзовую медаль и ставший знаменосцем российской сборной на церемонии закрытия Игр, не просто прекрасный спортсмен, но еще и очень обаятельный и доброжелательный парень. Его судьба несколько раз делала крутые виражи, после которых Иван давно мог закончить свою карьеру. Только вера в себя, желание заниматься любимым делом и поддержка близких помогли ему взойти на олимпийский пьедестал. В интервью «Спорту» Скобрев рассказал о своей жизни, и о том, как он шел к достижениям.

    — Все мое детство прошло на льду, — рассказывает обладатель двух олимпийских медалей Ванкувера, — и я очень благодарен маме, за то, что еще ребенком она таскала мена по спортивным лагерям. Я все время держался старших ребят, тянулся за ними. Только когда подрос, лет в пятнадцать стал лидером, а тогда был не то, чтобы сзади, просто младше своих товарищей, с которыми занимался.

    — Зато теперь вы их превзошли.
    — И ужасно рад, что выиграл медаль на Олимпиаде. Это очень круто. Я шел к успеху в Ванкувере с детства, меня тянуло в спорт. Рано стал побеждать, выступать на различных юношеских соревнованиях. Вся моя семья в это вложила много и нервов, и средств — один инвентарь стоил огромных денег. Конечно, была масса сложностей. На дворе стояли девяностые годы, и пришлось весьма непросто. Хорошие коньки в то время оценивались в 1000 долларов, а зарплата у отца была 300–500. Он очень переживал, а мама хотела, чтобы я больше вкладывался в учебу, получал хорошие оценки в школе. Когда я всерьез брался за уроки, у меня все получалось. Учился я всегда хорошо. Но начались победы в спорте, поэтому на нем и сконцентрировался. В общем, старались мы все, в том числе и дед, который также много помогал, покупал необходимые вещи.

    — Никогда не хотелось бросить профессиональный спорт и заняться, например, коммерцией, или другим прибыльным родом деятельности?
    — Желание было, но оно связывалось не с зарабатыванием денег. Когда мои родители эмигрировали в Америку и более-менее встали на ноги — это было в 2002 году, я как раз выиграл серебро на чемпионате мира среди юниоров, они спросили меня, как я собираюсь жить дальше. Родители готовы были оплатить мое образование в США. Получилось так, что результаты у меня были, а зарплату платили — пять тысяч рублей. То есть далеко не те деньги, которые должен получать спортсмен, вкладывающий свое здоровье в достижения. Я ведь был уже самостоятельным, и хотел жить достойно, но, глядя на своих товарищей, видел, что спортсмену, независимо от его заслуг, приходится нелегко в дальнейшей жизни. Тогда я и поставил условие моему тренеру Вере Николаевне Быковой: или у меня будет контракт с хорошими финансовыми условиями, чтобы я смог содержать себя и близких, или еду в США получать образование.

     

    — Такой контракт, насколько мне известно, у вас появился.
    — Да, за что ей большое спасибо. Я переехал в Череповец в клуб «Северсталь» к Александру Калинину. Там не было изначально больших денег, но существовала бонусная система, построенная на удачных выступлениях. Я до сих пор подписываю соглашение с Череповцом, потому что мне это интересно. На определенном этапе огромную роль сыграл мой крестный — Владимир Шастин, особенно в этом году. После Турина он плотно взялся за меня: финансирование и подготовка. Мы многое с ним обсуждали, например, стоит ли мне работать в России. Были результаты на отдельных выступлениях, но прорыва не происходило. Наоборот, предолимпийский год получился очень неудачным: наша сборная не смогла пробиться на чемпионат мира, а я показывал пятые-шестые результаты, которые никого не устраивали. Он успокаивал меня, сказал: чтобы ни было, ты всегда будешь трудоустроен, я найду для этого возможности, но сейчас ты должен проявить себя в спорте.

    — И тогда вы решили отправиться в Италию, к тренеру Маурицио Маркетто.
    — Я понял, что назрели перемены, и решил рискнуть. Федерация конькобежного спорта меня поддержала, и я уехал тренироваться к мировым лидерам. Сначала хотел поехать в Норвегию — не получилось. Затем отпал вариант с Голландией. Благодаря грамотным переговорам нашей федерации уже в мае прошлого года я прибыл на сбор к Маурицио Маркетто. Я очень благодарен тем людям, которые работали со мной в России, но в ближайшие годы, я планирую тренироваться в том же направлении. На самом деле, мне бы хотелось, чтобы и на Родине происходили позитивные сдвиги, чтобы создали базу для работы на мировом уровне, с хорошими спарринг-партнерами.

    — В чем заключается система тренировок итальянца?
    — В трудоспособности. Когда страна поддерживает, хочется больше работать и все очень много пашут, а в России другой менталитет, другое отношение к работе. Заниматься у Маркетто было тяжело, но я видел, что он верит в меня. А когда есть вера, то приходит и результат. И потом, спортсмен, зарабатывающий деньги своими достижениями, должен серьезно к себе относиться. Сейчас я отдаю спорту минимум девять часов в день: это тренировки, оздоровительные процедуры, различные упражнения. Когда каждый поймет, что за свою работу он получает деньги, благодаря которым он может хорошо жить, то начнет относиться к своему телу как к эталону, и тогда придет желание работать еще больше. Но необходимы условия и тренерская база, чтобы человек мог прогрессировать. У того же Маркетто есть что перенять — он очень смелый тренер с прекрасной программой подготовки.

    — У вас не было мыслей выступать за другую страну, которая платит своим спортсменам большие деньги?
    — Уехать можно куда угодно. В той же Америке, например, жизнь лучше, экология, дороги, да многое… но мне нравится выступать за Россию. Хотя не могу сказать, что страна всегда меня поддерживала, и у моей семьи здесь было все хорошо. Иначе родители не уехали бы жить в США в 1997 году. Но всего что я добился, пусть и с помощью денег, которые моя семья зарабатывала в Америке, я достиг здесь. Все-таки сейчас находятся возможности и спонсоры, которые позволяют поддерживать наших спортсменов, создавать им условия для тренировок, чтобы люди понимали, что они нужны.

    — Чего же тогда не хватает в России, чтобы растить большую когорту чемпионов?
    — Политики, направленной на работу с молодежью, чтобы привлечь ее в спорт. Меня иногда просто в дрожь бросает, когда вижу ребят с сигаретами и пивом. По-моему, ни в одной другой стране такого нет.

    — Вы говорили, что вам помогал крестный. Как вы относитесь к религии?
    — Я крестился в московском Богоявленском кафедральном соборе в Елохове и верю в Бога. Конечно, у меня нет возможности соблюдать все посты и каноны, которые предписывает церковь, но, я считаю, есть высшая сила, которая нам помогает. Но при условии, что ты не лежишь на диване, а усердно трудишься и веришь в успех. Однако надо осознавать, что такое вера, ведь мы чаще ходим в церковь, чтобы что-то просить и очень редко — благодарить. Я всегда вожу с собой иконку, цепочку с крестиком, которым меня крестили.

    — А если говорить о суеверии?
    — Не сказал бы, но лишний раз стараюсь не обострять эти моменты. Хотя и приметами не пользуюсь, например, с определенной ноги на лед не выхожу. Верю в то, что добро всегда возвращается к тебе, как и плохие поступки: жестокость, предательство.

    — Где хранили ваши медали во время Олимпиады?
    — В номере на тумбочке вместе с иконкой и цепочкой с крестиком.

    — Устроили своеобразный иконостас?
    — Да нет, просто это вещи, которые мне дороже всего. Поэтому они были всегда рядом.

    — Вы готовы к популярности, которая на вас свалилась?
    — Скорее я был готов справиться с ней. На старте меньше всего думаешь о том, сколько камер будет тебя сопровождать. А общение с прессой — это часть работы. Ведь я знаю, что люди переживают за меня, что им интересно больше узнать обо мне и о том, как я добился успеха.

    — Вы не раз заявляли, что на следующей Олимпиаде будете нацеливаться на золото. Чего ждете от Игр в Сочи?
    — Надеюсь, мы покажем высокий уровень. Люди, которые отвечают за подготовку к следующим зимним играм, находятся здесь, смотрят, ориентируются. Денег, насколько я знаю, на Олимпиаду выделено достаточно, чтобы нормально подготовиться. Главное, чтобы они пошли в дело и если так и будет, у нас может получиться одно из лучших соревнований четырехлетия.


    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №8 (3-9 марта 2010 года).

    Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров