YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Любовь и верность Владимира Долгополова Ленинградское дело

Владимир Долгополов
Фото: ФК «Зенит»

Дебют 18-летнего Володи Долгополова в «Зените» получился впечатляющим и незабываемым. 22 июня 1980 года ленинградская команда, претендовавшая на первые в своей истории медали, синим пламенем горела минскому «Динамо» на своем поле — 0:2. Надо было усиливать атаку, благо было кем. Юрий Морозов непостижим, он выпустил на замену юного защитника. А тот пушечным ударом метров с тридцати засадил в «девятку». Воодушевленные зенитовцы спасли матч, а Долгополов прочно прописался в основном составе. Вот на этой ноте прошла вся его жизнь в футболе, которая оборвалась несколько дней назад.

Шутник Пушкин

Долгополов всегда выделялся талантом и отношением к делу. С ранних лет участвовал во всевозможных (по возрастам) юниорских, юношеских и молодежных сборных СССР. По тем временам — редчайший случай для питерца.

Много лет спустя Володя, уже седовласый, со смехом вспоминал свой первый гол. Рассказывал, что перед игрой Владимир Казаченок — ярко выраженный лидер того «Зенита», похвалил за скорость, за технику отбора мяча и спросил: «Ну хорошо, отберешь, а что с мячом делать будешь?» Скромный юниор признался: «Не знаю». «А если не знаешь, что делать с мячом, отдавай мне», — учил бомбардир. «А я не знал и ударил, Санычу не отдал», — шутил потом Долгополов.

Он всю жизнь ценил шутки, розыгрыши и анекдоты, потому и был душой чемпионского состава «Зенита». В годы постоянных сборов такие люди были в особой цене. Шутки Пушкина (кто его так прозвал, Володя не помнил, но прозвище приклеилось и его устраивало) никогда никого не обижали, он был очень добрым человеком. «Даже когда мы с Сережей Кузнецовым наливали кому-нибудь воды в пододеяльник, никто на нас не дулся», — вспоминал Володя. На сборах хочется немного встряхнуться, это понятно.

Долгополов с юных лет усвоил, что футбол — игра командная, было в нем особое чувство коллективизма. Он был убежден, что именно командность принесла «Зениту» золото, и до последних дней повторял, что зенитовцы той поры командой были и навсегда останутся. Володя приложил для этого немало усилий.

Только «Зенит», только Питер

Он безумно любил родной город. «Когда я в Москве на Ленинградском вокзале выхожу на перрон из поезда, мне уже хочется обратно в Питер. Недолюбливаю столицу... Меня ведь после ’’Динамо’’ Садырин звал в ЦСКА, как раз тогда он принял армейцев. Но я питерский человек и вернулся в ’’Зенит’’», — вспоминал Владимир Михайлович.

Любовь и верность, как мы знаем, вышли Володе боком. Так и в футболе могло получиться. Анатолий Бышовец звал его в «Динамо», в Москву. А когда Долгополов отказался, вспомнил, что «Динамо» — команда МВД, можно и через военкомат. Как тогда шутили в «Зените», «прятали Пушкина даже под диваном». Во всяком случае он несколько месяцев прожил у друга-одноклубника Сергея Дмитриева. При этом постоянно подчеркивал, что не против службы в армии, вот только не хочет в Москву, в «Динамо». Уже готов был перейти в минское. Но все решал Центральный совет общества. А Бышовец настаивал. Ничего не скажешь, Анатолий Федорович — тренер высочайшего уровня. И, конечно, хотел заполучить классного универсала, каким был 26-летний Долгополов.

При небольшом его росточке Володя стал прекрасным либеро, играл на позициях крайнего защитника, опорного хавбека и вспоминал, что Морозов его и вперед отряжал. Верховую борьбу гренадерам не проигрывал. И прыжок был отменный, и позицию выбирал безупречно. Время было непростое, и только эта самая нелюбовь к столице лишила Долгополова успешной карьеры в сборной СССР. Как срок армейской службы истек, он немедленно вернулся в «Зенит». Играл, сколько был нужен. Помог и землякам из «Локомотива». Одним из тренеров питерских «железнодорожников» был тогда Юрий Герасимов, и когда он позвал Володю, мог ли тот отказать старому товарищу?!

В 90-е пришлось выживать, бороться, и было это непросто. И поездить пришлось в поисках футбольного хлеба. В Финляндию Пушкин прибыл искать себе работу за свой счет. И нашел вместе с Михаилом Бирюковым. И Эстония была в его карьере, и Армения... Везде играл так, что болельщики ценили и уважали. В Армении в ту пору были частые перебои с электроэнергией. Болельщики подходили к российскому легионеру и говорили: «Володя, позвони на ТЭЦ, пусть свет дадут, тебе не откажут». И ведь давали не раз, любили там Долгополова!

Седовласый джентльмен

До ареста Владимир Михайлович выглядел седовласым джентльменом. «Говорят, африканцы не седеют, — намекая на происхождение великого русского поэта, пошучивал над Долгополовым Владимир Клементьев. — Но наш-то Пушкин эвон как!» Долгополов трудился в клубном офисе «Зенита» менеджером по работе с ветеранами. Идеальная кандидатура, с учетом его-то преданности команде. Принимал любого ветерана-одноклубника как родного, если надо было, ходил, просил, добивался. «Зенит-84» много ездит по стране да и за ее пределы. Во всех поездках с друзьями был и Владимир Долгополов. Талант менеджера проявился в нем (для меня, к примеру) неожиданно. Быстро и оперативно решал все вопросы. Футболисты-то в «Зените-84», увы, уже не молодые. Иных уж и вовсе нет... 12 июня ушел из жизни Владимир Долгополов. Светлая память.

Оцените материал:
-
0
6
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад