YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram Яндекс.Дзен RSS Мобильная версия

Матч-центр
Футбол. Чехия. 1-я лига
19:00
Баумит Яблонец
Слован Либерец
| 19:00
Млада Болеслав
Фастав Злин
21:00
Пршибрам
Славия Прага
|  
Футбол. Фарерские острова. Премьер-Лига
21:00
Фуглафьёрдур
ЭБ/Стреймур
|  
Футбол. Австрия. Бундеслига
19:30
ВСГ Тироль
Санкт Пёльтен
| 19:30
Маттерсбург
Альтах
21:30
Аустрия Вена
Адмира Ваккер
|  
Футбол. Дания. Суперлига
20:00
Брондбю
Сендерюске
|  

Михаил Кержаков: В детстве защищал ворота даже кобурой от игрушечного пистолета Большое интервью вратаря «Зенита» «Спорту День за Днем»

Михаил Кержаков
Фото: ФК «Зенит»

Кержаков-младший неожиданно опроверг тезис, что петербургским воспитанникам стоит создавать особые условия. 33-летний вратарь с 2004 года безуспешно пытался стать первым номером в «Зените», но вынужден был строить карьеру за пределами Санкт-Петербурга. Сейчас он как никогда близок к цели – в последний игровой месяц осени Михаил сыграл насухо со «Спартаком», «Динамо» и «Лионом».

Из этого интервью вы узнаете:

– кто первым поздравил Александра Кержакова с первым голом Михаилу Кержакову;

– что не так сделал Федор Смолов в серии пенальти против хорватов;

– лучшие вратари из топ-5, о которых мало говорят (версия Михаила Кержакова);

– как пропустить самый красивый мяч в Лиге чемпионов;

– что бывает, когда слишком внимательно слушаешь тренера.

В Италии вратари играют по-особенному. У нас так делает только Максименко

– Один из ваших тренеров Юрий Жевнов всю жизнь следит за маленькими вратарями, а ты, наверное, за высокими?
– Так я среднего роста. И слежу за всеми вратарями. Невысокие тоже высокого уровня бывают. Касильяс тот же. Насколько помню, испанцы вообще никогда не отличались особым ростом, но были очень подвижны. Подвижность нивелирует недостаток роста, хотя вспомните, как двигался, например, ван дер Сар – метр девяносто семь!

– Твой брат Саша, помню, когда приходил в офис «Зенита», постоянно футбол обсуждал. Нападающих в основном, конечно. Очень много смотрел игр. Ты такой же?
– Да. И между собой мы всегда обсуждали матчи. Стараюсь не пропускать хотя бы обзоры чемпионатов топ-5. Ребят спрашиваю всегда: видели ли они ошибку или сэйв того или иного вратаря…

– Кто из коллег «цепляет» больше всего?
– Есть суперзвезды: Алиссон, тер Стеген, Облак, Де Хеа – их как хочешь, так и тасуй в рейтинге. И назовет любой. Но мне кажется, что есть вратари, которых незаслуженно обделяют пиаром. Для меня в топ-10 мира однозначно входит Ханданович из «Интера». Супервратарь, один из лучших в Серии А. Ну давай пройдемся по Италии, ок? Итак, Ханданович. Еще очень сильно играет в этом сезоне Доннарумма. У него был в какой-то момент карьеры провал, когда началась история с контрактом. Видно было, что пошло психологическое давление, стал ошибаться. Но сейчас тащит! Еще классный Сальваторе Сиригу. Сильнейшая игра за «Торино»!

– Тебе нравятся, смотрю, те, кто сильно на линии играет.
– Да, да! Но еще мне нравится техника итальянских вратарей, школа. Итальянцы любят бросаться вперед руками, полностью вытягиваются под мяч. Немцы же расставляются по-гандбольному. Мы играли товарищеский матч с «Дженоа» в 2018-м на сборах. Так вот вместе с главной командой там был еще их же детский лагерь. И когда разминались, я обратил внимание на тренировку детей – какая шикарная пластика у них с ранних лет.

– Это можно наработать или необходимо родиться?
– Да можно наработать! В нашем чемпионате единственный, кто бросается руками вперед, это Максименко.

– Общаетесь с ним?
– Нет. Просто наблюдаю в обзорах, обратил внимание на манеру игры. Это сложный элемент. Даже не в плане исполнения.

– Страшно?
– Нет. Поверь, вратари, когда идет игровой момент, о страхе не думают, все происходит машинально, в том числе и прыжки в ноги. Сложно в плане тайминга. Ты прыгаешь вперед руками, значит, уменьшаешь как бы площадь своего тела. Чуть-чуть не успеешь – либо будет гол, либо пенальти. Рассчитать самое сложное. Многие поэтому и не рискуют.

– В АПЛ есть герои?
– Мне очень нравится Висенте Гуаита, тоже испанец, кстати. Каспер Шмейхель – от папы вообще стало не отличить. И в чемпионском сезоне тащил «Лестер», и сейчас. В «Шеффилд Юнайтед» есть Дин Хендерсон – молодой, но уже сильнейший, Ник Поуп из «Бернли».

Все клубы, которые представляют эти вратари – «Кристал Пэлaс», «Лестер», «Шеффилд Юнайтед», «Бернли» – предоставляют немало шансов отличиться в воротах…

– Что насчет Примеры?
– Давид Сория из «Хетафе».

– С Жевновым мы обсуждали Бундеслигу, он сказал, ему Ян Зоммер там больше всех нравится.
– Ага, знаю это! Мне тоже. Но в «Баварии» со следующего сезона мне будет интересно понаблюдать за дуэлью Нойера и Нюбеля…

– Который, как и Мануэль когда-то, решился перейти в Мюнхен из «Шальке». Не слишком дерзко выступил Александр, решившись «подсиживать» Нойера?
– Он смелый. Думаю, он реально считает, что сможет Мануэля «посадить». Судя по тому, что я читал, Нюбелю и зарплату в «Шальке» предлагали больше, чем в «Баварии», а он все равно идет туда. Молодые более дерзкие, чем те, кто постарше, все логично. Мне, конечно, с трудом верится, что у Нюбеля получится, но если выйдет, будет круто!

Что делать, если не хватает нагрузки

– Теперь от Нюбеля к тебе. Ты почти привык уходить из «Зенита» в аренду, но с приходом Семака не стал этого делать. Хотя ситуация мало чем отличалась от обычной – впереди были почти незыблемые конкуренты. Что заставило остаться?
– Рождение сына.

– Странно даже. Ты ведь везде стабильно играл, кроме «Зенита». Неужели ни разу не приходила в голову мысль стать первым?
– Да, играл действительно везде, только в «Оренбурге» получил травму. Но и в «Зените» сколько раз ни возвращался, всегда верил в свои силы. Что при Боаше, когда прочно стоял Юра Лодыгин (тем более, он готовился к Евро), что при Луческу. Когда приходит новый тренер, все начинается с нуля. Нас постоянно тасовали, потом взяли Андрея. Я почти сразу подошел к Мистеру, сказал, что прекрасно все понимаю, и не будет ли он против, если уйду в аренду. Луческу не возражал. Я всю карьеру доказывал, что не тот человек, что будет просто ждать. И перемен не боялся.

– С последним возвращением в «Зенит» два с половиной года назад могло все пойти иначе?
– Когда я получил травму в «Оренбурге», мне звонили из четырех или пяти клубов. Не буду говорить, каких. Все спрашивали: «Готов с нами уже на первый сбор?». Я честно отвечал, что нет. Им нужен был вратарь сразу, скажи я «да», все бы так или иначе срослось. Когда выздоровел, вариантов уже не было, да и трансферное окно закрылось. При Манчини меня отправили в «Зенит»-2, играл там. Перед тем, как пришел Богданыч, хотел снова уходить, тем более снова появились предложения. Причем я уже давал согласие, что готов. Но быстро не получалось, все брали паузу, так как у меня еще был год контракта с «Зенитом». Потом команду возглавил Сергей Богданович, мы переговорили, я сказал, что подумываю уйти. Тот: «Смотри сам, может, и нецелесообразно тебе сидеть…» Но конкретики никакой не было. В конце второго сбора, когда Егора Бабурина отправили в «Рубин», подошел Михаил Юрьевич Бирюков и сказал, что приняли решение меня оставить.

– Осенью 2019-го ситуация складывалась уже иначе. Ты начал играть, но впереди были «Лион», «Спартак», «Динамо», «Бенфика». Сразу считал это решающим испытанием?
– Да. Не то, чтобы накручивал себя – вот, вдруг не получится. Скорее, говорил: «Давай, покажи, есть характер у тебя или нет». Наверное, это был правильный подход к настрою. 

– В одной из игр на сборах видел, что в паузе ты стал усиленно разминаться. Не хватает нагрузки?
– Да это с «Дюделанжем» в Испании было. Ни одного удара соперники не нанесли, а в тонусе оставаться необходимо.

– А что дают такие игры? Тренерам-то выбирать нужно, кто первый, кто второй…
– Каждая игра что-то дает. А если удар какой шальной в конце? Это и есть самое сложное для вратарей. Если постоянно в работе, да еще и удачное действие совершил на первых минутах – все идет как надо. А если стоишь, необходимо искусственно себя подстегивать. Иначе «дура» залетит неожиданно. Получится, что даже если ты не особо виноват, то не выручил точно. Учитывая, что «Зенит» борется за высокие места, такие матчи бывают чаще. Вот с ЦСКА мы дома сыграли 1:1. Весь первый тайм стоял, ничего не происходило. А в самой концовке – хлоп! Получил.

– Говорить с партнерами – это ведь тоже повод искусственно себя подстегивать. Судя по нашему разговору с Жевновым, громкостью твоего голоса на поле он доволен.
– Все равно бывает сложно докричаться, особенно если за виражом стоишь. Но все равно нужно кричать, это важный рабочий элемент. Можно предотвратить голосом голевой момент, если вовремя подскажешь защитнику или опорнику.

Какими бывают «подарки» на день рождения

– Васютин рассказывал, что когда-то он подавал тебе мячи на матче «Зенита»-2, а ты попросил ему шнурки завязать. С чего вдруг?
– Так я в перчатках был! Причем самого этого эпизода я не помню, но он легко объясним. Перчатки нужно снять, потом опять надеть правильно. А если атака пойдет? Может не хватить секунды.

– Есть ли еще «бытовуха», которая может подставить в игре?
– Как-то «Анжи», за который я играл, выигрывал в гостях 3:0, а нам в случае успеха обещали увеличить количество выходных. Я уже стою и думаю вовсю, как до Петербурга добираться – «Сапсаном» или самолетом. Пока мечтал, мне с двадцати восьми метров щелкнули. И потом мы отбивались минут пятнадцать еще. Хотя так и закончили – 3:1. Потеря концентрации может привести к тому, что игра поменяется не в твою пользу.

– Перекинуть с центра тебя хоть раз пытались?
– И перекинули. Прямо в мой день рождения.

– Ой.
– Приехал на сборы со «Спортакадемклубом». (Клуб ФНЛ, основанный Константином Сарсанией, титульным партнером которого выступал «Спорт День за Днем». – «Спорт День за Днем».) Константин Сарсания был тренером. Играли самый первый контрольный матч с «Анжи». Я только приехал, день рождения… Мяч был в центре, шла борьба. Так-то я все правильно сделал – вышел ближе к линии штрафной, чтобы подстраховать защиту. Но мяч стукнулся о землю, подпрыгнул, а человек, не глядя, запустил его камнем к воротам. Прямо за шиворот попал.

– Что Сарсания сказал?
– Смеялся. Спишу, говорил, на твой день рождения. Паранормальные явления в таких ситуациях случаются.

– Истории о том, как Саша Кержаков забил Мише Кержакову три мяча в официальных матчах, все рассказали друг другу уже по многу раз. А вот кто первым поздравил вашего брата на поле, когда он открыл счет голам вам, ты, наверное, и не вспомнишь…
– Кто?

– Сергей Богданович.
– Серьезно?! Вот уж вряд ли он знал, что через десять лет возглавит «Зенит» (смеется). Помню, я тогда с «Аланией» приехал.

– Самый обидный мяч от Александра был, наверное, уже в «Волге»?
– Да. При счете 1:1 в самом конце «Зенит» вырвал победу. Выглядело эффектно, но на самом деле на мокром газоне у меня просто ноги «ушли». Просто жижа была вместо травы. Плюхнулся, когда он в противоход ударил. Это не ошибка даже, а стечение обстоятельств.

– Что за странный стимул у тебя был – стать вратарем, когда брат нападающий?
– Может, склад характера у меня такой. Сколько себя вспоминаю в детстве – всегда тянуло в «рамку». В том числе, когда в хоккей с мячом играли. Я вместо ловушки еще использовал кобуру от игрушечного железного пистолета. Помнишь, наверное, туда еще пистоны вставлялись, потом хлопали… В общем, говорят, что у вратаря повышенная ответственность, неблагодарная работа. Отчасти это так. С другой стороны, к тебе приковано особое внимание. Такой кайф испытывал, когда последние минуты, ты накрываешь мяч в какой-то куче-мале… Причем, для полного удовольствия мне достаточно было, чтобы кто-нибудь после этого подошел, хлопнул по плечу и сказал: «Молодец». Это и было для меня высшей оценкой. А не пиар какой-нибудь.

– Так, когда ты начинал, и не было никакого пиара.
– Да мне и сейчас в целом все равно (улыбается).

– На публику никогда не пытался играть?
– В воротах нет. Один раз в «юношах» пробил пенальти. Не забил и больше не подхожу к точке.

– Почему не забил?
– Плохо пробил. По центру со всей силы. Вратарь остался стоять.

Как испортить пенальти «паненкой»

– Первую серию пенальти помнишь?
– Когда выиграли юношеский чемпионат России с «Зенитом», в 2003-м. В полуфинале с «Ротором» взял три пенальти, в финале с ЦСКА мне не забили два.

– У тебя статистика и в Премьер-лиге приличная по этому вопросу.
– Когда только начал, кажется, из первых четырех три отбил. И вообще в первом же сезоне в «Алании» стал единственным, кто от «Спартака» взял две «точки». Отбил у Веллитона, а во втором круге у Ибсона. Потом уже статистика подпортилась чуть-чуть.

– Что у тебя за методика при пенальти? Стоять по удару?
– Нет, по удару – бесполезняк. Только если чувствуешь, что человек по центру пробить может. Я так отбил от Корниленко в «Волге» тоже. Причем на последних минутах, и мы выиграли в Самаре 1:0. Игра прямо за шесть очков была. Корниленко пошел к точке, я начал немного чудить – встал к одной штанге, открыл ему угол огромный. Он так посмотрел на меня… Я реально прочувствовал, что он захочет «прошить». И остался на месте, отбил этот мяч. В целом, это, наверное, и есть методика. Да, у меня имеются свои маленькие хитрости, но почти все отбитые пенальти – результат того, что я как будто знал заранее, как пошлют мяч. Чувствовал. Но бывает так, что как ни смотри в глаза, как ни анализируй поведение бьющего, ничего не поймешь.

– С «Бенфикой» так было?
– Пицци меня на паузе взял. Хотя я его перед игрой просматривал. Вообще все пенальти. Так вот он бил их 50 на 50 – то в правый, то в левый. Я гадал-гадал… Но Пицци все равно меня переиграл психологически. При том, что я знал, что он пробьет на паузе, но заранее чуть повалился. Одно дело, когда понимаешь теорию, другое – как все происходит на поле.

– Когда при пенальти пытаются «паненку» исполнить, можно «прочитать» заранее?
– Да нет, наверное. Это, конечно, самое неприятное для вратаря, если тебя так поймали. Удар по самолюбию. Хотя я достаточно спокойно к этому отношусь.

– Ты играл со Смоловым в «Анжи». Мог себе представить, что в четвертьфинале ЧМ-2018 с Хорватией он так рискнет в серии пенальти?
– У него та «паненка» немного не получилась. Хотя задним числом сейчас все умны. А если бы забил, какие были бы вопросы?

– Что Федор не так сделал?
– Пробей он по центру, был бы гол. Получилось немного левее, Субашич выставил руку и успел отбить.

– А «кошачья лапка» Акинфеева в серии с Испанией до этого – это инстинкт или что-то другое?
– Скажу честно: мы смотрели в компании ту Испанию, и когда пришло время серии пенальти, я сказал: «Все, Россия пройдет!» Потому что Акинфеев до Хорватии, кажется, вообще не проиграл ни одной серии. Я и с Хорватией был уверен – и один Игорь все же отбил и еще раз едва не достал, коснулся даже.

– Попадались персонажи, которые выводили из себя перед пробитием?
– Нет. Но когда тебе защитник катит назад, а нападающий прессингует, часто слышу: «Ошибешься!» Или что-то такое.

– Ребята из «Лейпцига» так, наверное, только и делают. С ними было совсем тяжело при вводе мяча?
– Они вообще все передачи перекрывают. Поначалу как будто дают разыгрывать, но за счет высокого и агрессивного прессинга сразу делают так, что тяжело выходить через пас.

– Ты прости, что я все о мячах, которые тебе забивают…
– Да не вопрос. Как однажды пошутил над всеми вратарями мой тренер Алексей Анатольевич Поликанов: «Пропускать мячи – это наша работа»!

– Лейпцигский гол Забитцера «Зениту» УЕФА признал самым красивым на групповом этапе. Можно было сделать что-то с той пулей в дальний угол?
– В теории любой мяч можно взять. Если проанализировать тот момент, то позицию я, в общем, занял правильную, прижался несильно. В отличие, кстати, от первого гола, когда потерял угол. Но Забитцер дал по такой дуге… Если бы прямой был удар, возможно бы и достал. А он внешней стороной пробил.

– Когда понял, что гол?
– Когда звон услышал. Звук сетки. Все же в доли секунды происходит. Тук-тук – и привет.

Кто обладал самым страшным ударом в «Зените». Это не Халк!

– Судя по подборке в Youtube, у тебя довольно неплохо получается справляться с дальними ударами. А они бывают очень коварными, подставили не одного вратаря. Канга из «Ростова» очень злился на «Петровском», когда ты ему два раза помешал.
– О, вот это я помню хорошо! Когда он первый раз бил, а я отбил, мне показалось сначала, что залетело. Я коснулся, слышу звук, был уверен, что все – там. А мяч рядом с «девяткой» прошел, то ли боковую сетку задел, то ли еще что.

– Еще интересно смотреть видео, как тебе Халк бил на тренировках. Сложный он?
– Он, конечно, сильно бил. Но не сказал бы, что именно у Халка самый сложный удар. Но вот знаешь, кто реально мощно бил? Олег Трифонов в «Зените» такой был. После тренировки оставался, ставил метрах на тридцати и шарашил.

– В играх не помню, чтобы Олег так развлекался.
– Нет, у него очень сильный удар! Еще у Александра Алиева. Одинаковый по силе с Халком, но у него более непредсказуемая траектория. Бразилец пускал «колотушку» – и насквозь. А у Алиева каких только траекторий не было – влево, вправо, вниз…

– Было такое, что тренер перед игрой удачно подсказал о манере соперника и предотвратил гол?
– Наоборот было – из-за совета пропустил (смеется). Я был в «Волге», готовились к игре со «Спартаком». Изучали стандарты – штрафных посмотрели штук двадцать-тридцать. Комбаров там исполнял. И тренер говорит: «Видишь, он все крутит через стенку. Так что можешь заранее чуть сделать шажочек, чтобы рассчитать». Ну я сделал. А Комбаров просто дал в мой угол, и мяч от перекладины залетел. В самую «паутину».

– Когда вратарь должен принимать решение, выходит он из ворот на подачу или нет?
– Это рассчитывается по траектории мяча, по «вылету». От позиции тоже многое зависит. Все же в доли секунды происходит опять же. Сложный элемент, очень важен здесь глазомер.

– А смелость?
– Надо не бояться играть «высоко», это да. Да, всегда есть риск пропустить за шиворот, но с другой стороны, играя активно на выходах, ты предотвращаешь другой опасный момент, снижая вероятность удара по воротам.

– Есть игрок, чьи подачи могут заранее вызвать особую тревогу?
– Да с нынешними мячами, с их скоростью и траекторией уже любой может опасно исполнить.

– Попадал когда-нибудь под «норвежские» угловые? Когда соперник чуть ли не полным составом набивается во вратарскую и «хором» заносит мяч в сетку вместе с людьми?
– Хм, я с «Анжи» играл против «Тромсе», но там ничего подобного не было. Но вот недавно смотрел «Вест Хэм» с «Брайтоном», когда 3:3 сыграли. Там Фабиански пошел на выход, его оттолкнули рукой прямо во вратарской. Вратарь потерял равновесие, махнул мимо мяча, получился гол. В прошлом году похожим образом Алиссону забили. Есть же правило – вратаря в его площади не трогать. А когда тебя локтем отпихивают, заталкивают в ворота с мячом и все, играем дальше – это как?

– Видимо, для этого придумали VAR. То, что за вами теперь следят, влияет на подсознание во время игры?
– Почувствовал в игре с «Ростовом», когда 6:1 выиграли. Поставили пенальти, потом другой эпизод… Я ввожу мяч, судья мне: «Подожди». Голова сразу в плечи – вдруг еще раз? Затем такая же ситуация – беру мяч, готовлюсь вводить – снова «подожди»… Не очень приятно. Но самое обидное для вратаря – когда отбиваешь пенальти, а у тебя потом заступ высматривают.

– Но это не мешает судьям засчитывать голы, когда вратарь выпрыгивает вперед на три метра и не засчитывать, если он сделал микроскопический заступ…
– Я не понимаю, от чего зависят эти решения. Недавно «Эльче» играл с Бильбао – так в послематчевых пенальти вратарь «Атлетика» как раз метра на два вышел точно. Отбил, и никто ничего не отменил.

– Сейчас вратари в каких только свитерах не играют. От цвета зависит что-то? Сам что предпочитаешь?
– Мне больше нравятся сдержанные цвета. Черный, классический. Я слышал теорию, что цвет как-то влияет на ориентир для нападающего, но, честно говоря, не придаю этому значения.

Как жить без зарплаты полтора года

– У тебя было много интересных партнеров. Почему Алексей Сапогов закончил с футболом?
– Не знаю! Он на самом деле был интересный футболист. Ребята признавали, что с ним приятно играть. Особо быстрым игроком не был, но не боялся играть, напористо всегда действовал. Не стеснялся нестандартных решений. Странно, что решил закончить… После «Волги» я его уже не видел. Пропал.

– Если вспомнить все твои путешествия по России – какое самое «дикое» место тебе попадалось на пути?
– Ты знаешь, у меня такое свойство характера – я не запоминаю негатив. Было многое, но вспоминаю разве что в виде шутки. Вот даже если специально задуматься над твоим вопросом, сразу ответ не найдешь. Я понял одну вещь: важно не то, в каком месте ты находишься, а то, какой коллектив. Если с ним все в порядке, то в любой дыре хорошо. Если коллектив плохой, и роскошные условия не порадуют.

– Без зарплаты тоже хорошо?
– Если речь об «Анжи», то я туда попал как раз в хороший период. Скорее, можно вспомнить ульяновскую «Волгу» – это была моя первая аренда двенадцать лет назад. Вот там я, кажется, ни одной зарплаты не получил, деньги отдали только через полтора года. А бывает, что и вообще не отдают!

– Характер закалил зато.
– Ох, да я не смотрю на это так. Там, помню, на выезд чуть ли не «на собаках» добирались. Но вспоминаю реально со смехом, не более. Никогда не говорил себе: «Ах-ах, куда я попал?! Хочу домой!» Когда ты молодой, такие вещи легче пережить. Ребятам постарше, с семьями, было уже, конечно, потяжелее.

– Слышал, тебе нравится использовать ради шутки всякие иностранные слова. Какое тебе запало больше всего? Только не «бамос», пожалуйста!
– «Хуэ морген». Вил Корт и Хенк ван Стее (бывшие тренер вратарей и спортивный директор «Зенита». – «Спорт День за Днем») как-то со мной так перед тренировкой поздоровались. Я аж застыл…

Читайте также

Как Кержаков стал первым и когда вернется Лунев: большое интервью с Юрием Жевновым о «Зените» и вратарях

Михаил Кержаков: На вторую неделю в интернате выхватил от Саши по ушам

Фото: ФК «Зенит»

Оцените материал:
-
0
15
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Понравился материал или новость?
Поддержи автора любой суммой!
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад