• Почему бы «Зениту» не вернуться в СКК?

    Исследование «Спорта»

    09.02.12

    Автор: Спорт день за днём

    Принимая решение о переходе на систему «осень — весна», президент РФС Сергей Фурсенко заявил, что это должно сподвигнуть клубы заняться инфраструктурой, в частности строить манежи. Может, такой уже появился в Томске? Или в Перми, Нижнем Новгороде, Самаре, где в эти дни нежарко.

    В Питере градусник показывает –15°С. Скоро — матч «Зенита» с «Бенфикой» в Лиге чемпионов. Затем, в марте — возобновление чемпионата России. Что мешает провести их, скажем, в СКК «Петербургский»? Раньше ведь, в советские времена, там играли. И сейчас турниры международного уровня проводят. Возможно ли вернуться «под крышу» в принципе? Ведь болельщикам во Дворце всяко лучше, чем на продуваемом всеми ветрами стадионе, где в начале весны не мерзнет только снег.

    Врач сборной СССР и «Локомотива» Савелий Мышалов: «Из двух зол лучше выбирать меньшее»

    Принимая решение о переходе на систему «осень — весна», президент РФС Сергей Фурсенко заявил, что это должно сподвигнуть клубы заняться инфраструктурой, в частности строить манежи. Может, такой уже появился в Томске? Или в Перми, Нижнем Новгороде, Самаре, где в эти дни нежарко.

    В Питере градусник показывает –15°С. Скоро — матч «Зенита» с «Бенфикой» в Лиге чемпионов. Затем, в марте — возобновление чемпионата России. Что мешает провести их, скажем, в СКК «Петербургский»? Раньше ведь, в советские времена, там играли. И сейчас турниры международного уровня проводят. Возможно ли вернуться «под крышу» в принципе? Ведь болельщикам во Дворце всяко лучше, чем на продуваемом всеми ветрами стадионе, где в начале весны не мерзнет только снег.

    У знаменитого спортивного врача, который много лет проработал в штабе Валерия Лобановского, критичное отношение к игре не только на морозе, но и даже на современных синтетических покрытиях.

    Опасно для здоровья

    — Савелий Евсеевич, решение — проводить матч на морозе или нет — принимает главный судья. Но ведь ни он, ни инспектор, как правило, не профессиональные медики. Мнение врачей в этом вопросе не учитывается?
    — Ну, знаете, для того, чтобы предвидеть опасные последствия для здоровья футболистов, необязательно иметь медицинское образование. Достаточно просто быть человеком, чтобы понять: игрокам грозит, например, серьезное обморожение. Но сегодня любой спорт, а футбол особенно, — большой бизнес. Проведение любых соревнований сопряжено с большими затратами — команды расходуют серьезные средства на переезды, живут в дорогих гостиницах, готовятся к матчу. И вдруг приходит врач со словами «играть нельзя»? Представляете, как на него посмотрят? Я когда-то работал в конькобежной сборной, и даже в то время организаторов не останавливал тридцатиградусный мороз. В том числе на международном уровне.

     

    — 15 градусов мороза — оптимальная граница, чтобы ставить вопрос о возможности проведения встречи?
    — Такую норму принял УЕФА. Что же касается вреда для здоровья, то, насколько знаю, специальных исследований медицина не проводила. Но как врач считаю: не только в 15 градусов, даже в 12–13 играть — значит издеваться над организмом.

    — Какая тогда, по вашему мнению, должна быть максимальная допустимая норма?
    — Думаю, ниже 8 градусов мороза — уже опасно для здоровья.

    Даже у технарей возникают проблемы

    — Какие части тела особенно страдают в такую погоду?
    — В первую очередь сердечно-сосудистая система, которая обеспечивает нормальную работу организма, в том числе при низких температурах. Ведь возникает кислородное голодание. Очень страдает дыхательная система. И конечно же, мороз пагубно сказывается на опорно-двигательном аппарате и мышцах. При морозе нормально работать они не могут. В таких условиях особенно повышается опасность надрывов, разрывов и повреждения связок.

    — Что должны делать тренерский и медицинский штабы команд, дабы нейтрализовать воздействие мороза?
    — Особая роль принадлежит массажистам. Разогревать мышцы футболистов они должны очень тщательно. Категорически нельзя использовать синтетические препараты! Это просто губительно для мышечной системы. Только натуральные мази и крема.

    — Сами футболисты о чем должны позаботиться?
    — Надо обязательно утеплить ноги дополнительными штанами, одеть специальные стельки, шапочка — только из натуральной шерсти, никакой синтетики!

    — Как такая погода сказывается на действиях игроков?
    — Мороз понижает температуру мышц, из-за чего они теряют чувствительность. Как следствие — ухудшается техника. Зачастую даже у классных мастеров очень страдает исполнение.

    — Почему Валерий Лобановский не любил синтетически поля?
    — Они были такого качества, что провоцировали травмы, в первую очередь мышечные. Однажды сборная СССР готовилась к матчу с Францией, команда собралась в Москве и накануне вылета провела тренировку в манеже. Так вот Чивадзе на той синтетике порвал мышцу. Поэтому логично, что рисковать здоровьем футболистов Валерий Васильевич не хотел. По этой же причине он в 1990-е годы на Кубок Содружества отправлял дублирующий состав. Зачем терять игроков при подготовке к сезону?

    — Какие еще опасности подстерегают футболистов на синтетическом покрытии?
    — В советское время в манежах выделялась пыль. Это приводило к кислородному голоданию. Сегодня технологии позволяют делать покрытия, которые не так опасны для здоровья. Это касается нагрузки и на мышцы, и на дыхательную систему. В «Лужниках» ведь команды играют постоянно, и надо признать, что травмируются там футболисты нечасто. Тем не менее определенный вред игра на синтетике и в манежах все равно приносит.

    — Какой же выход?
    — В данном случае все-таки лучше тренироваться и играть в закрытом помещении, чем на морозе. Это случай, когда приходится из двух зол выбирать меньшее.

    Чемпион СССР-1984 Аркадий Афанасьев: «Под крышей орут лучше»

    — Именно с манежем связаны счастливые ассоциации у питерских болельщиков старшего поколения. В СКК, носившем имя Ленина, осенью 1984 года «Зенит» оформил первое в своей истории золото. Без строительства манежей в России не обойтись? — спрашиваем чемпиона СССР 1984 года.

    — Думаю, всем понятно, что погодные условия создают серьезную проблему. Оптимальный выход — играть в морозы в манежах. Современные покрытия там явно лучше, чем натуральные газоны в Сибири и на Урале ранней весной. Другое дело, что и в Томске, и в Перми необходимо возводить такие сооружения.

    — Какие особенности в игре на синтетике?
    — Это в наше время играли на бетоне, что приводило к серьезным повреждениям. В 1986 году Сергей Дмитриев сломал лодыжку из-за того, что в СКК люк под ковром закрыли фанерой. В итоге выбыл больше чем на полгода. Сейчас же по медицинским показателям никаких проблем нет.

    — А что касается воздуха и освещения в манеже?
    — С этим тоже все было в порядке. Возможно, сейчас больше людей с плохим зрением и им мешает недостаток освещения, но в наше время трудностей не возникало.

    — Сам футбол под крышей отличается от игры на естественном газоне?
    — Практически нет. Для техничного футболиста достаточно одной-двух тренировок, чтобы привыкнуть к особенностям отскока мяча на синтетике. В остальном это один и тот же футбол.

    — Считаете, для России это лучший выход?
    — Думаю, да. Когда я играл в начале 1990-х в Норвегии, уже тогда по всей Скандинавии были построены манежи. Там и акустика гораздо лучше. Что говорить, в том же СКК двадцать тысяч зрителей кричали, как все сто! Даже в плане энергетики трибун манежи имеют преимущество, добавляют игрокам адреналина.

    Директор СКК «Петербургский» Николай Скляренко: «Сможем принять 25 тысяч»

    — Весь январь в СКК проходили футбольные матчи. Должны ли клубы РФПЛ, как в советское время, использовать манежи, учитывая, что из-за морозов ранней весной и поздней осенью проведение встреч не только сопряжено с проблемами, но и опасно для здоровья игроков?
    — Это вопрос к руководителям клубов. Я был директором «Петровского» и хорошо представляю мучения, с которыми приходится сталкиваться при подготовке стадиона в феврале! Ведь когда болельщики приходят на игру и видят очищенные от снега поле, трибуны и парковки, то считают, что так и должно быть. За кадром остается титанический труд, настоящее испытание для сотрудников арены. Поставив же себя на место болельщика, понимаю: смотреть футбол на холоде очень некомфортно. И в такой ситуации проводить встречи в теплом манеже — оптимальный выход. Неоспоримый факт.

    — СКК готов сегодня принять матч премьер-лиги?
    — В данный момент не готов. По многим причинам. Во-первых, у нас есть долгосрочные контракты, а потому мероприятия запланированы не только на этот год, но и на 2013-й и 2014-й. Вот так сразу — сегодня решили, а завтра приняли матч премьер-лиги — не получится. Но от участников Мемориала Гранаткина и Кубка Содружества не было претензий ни по качеству покрытия, ни по удобству раздевалок. Вообще СКК изначально был многофункциональным сооружением: можно было играть не только в футбол, но и быстро переоборудовать комплекс для хоккея, баскетбола, волейбола, проводить концерты. К сожалению, в последние годы универсальность была поставлена под вопрос, и сейчас мы работаем над восстановлением всего спектра услуг комплекса. Как только с этим справимся, сможем принимать любые соревнования, в том числе матчи чемпионата России по футболу.

    — Что планируете делать для комфорта болельщиков?
    — У нас и сейчас уже многое есть: работают парковки, VIP–зона, достаточно туалетов, организовано общественное питание. В ближайшее время планируем открыть еще одно кафе на цокольном этаже и два ресторана на третьем. Принять 25 тысяч зрителей мы сейчас, конечно, не можем, но думаю, через год уже будем готовы к такой аудитории.

    Председатель Инспекторского комитета РФС Алексей Спирин: «На современных аренах комфортно и в мороз»

    — Тема морозов очень актуальна в преддверии возобновления чемпионата России, — уверен Спирин. — При том что международный календарь практически не оставляет возможности для переноса матчей, УЕФА впервые конкретизировал нормы, при которых должен подниматься вопрос о возможности проведения матчей.

    — Что это за нормы?
    — Во-первых, температура воздуха — 15 градусов ниже нуля, это крайняя черта. Но мороз — далеко не единственный критерий. Учитывается влажность, ведь чем она выше, тем больше опасность заболевания футболистов. Смотрят на состояние газона: есть ли затвердевшие участки, ледяные корки (они тоже способствуют травматизму), видна ли разметка. И только проанализировав все эти аспекты, главный арбитр матча принимает окончательное решение.

    — Какой же критерий определяющий?
    — Здоровье футболистов! Насколько велик риск обморожений, ушибов, переломов. Решение о возможности проведения встречи основываются на условиях, которые зафиксированы на время ее начала. Но и если они потом меняются, судья имеет право остановить матч.

    Между синтетикой и бетоном должна быть подушка

    — Когда переходили на систему «осень — весна», много говорилось о необходимости возводить манежи, заниматься инфраструктурой. Однако свежо предание... В Питере, Москве, Казани манежи и раньше были, в Новосибирске комплекс стали строить еще до «исторического» решения РФС. В других городах пожеланий не услышали?
    — Очень правильный вопрос вы поднимаете. Он как раз и развел по разные стороны Сергея Фурсенко и Николая Толстых, президента ПФЛ на тот момент. Николай Александрович предлагал сначала подготовить условия для проведения матчей в морозную погоду, а потом уже переходить на новую систему. Однако глава РФС принял другое решение. Просто поменяли местами очередность кругов в чемпионате России. Пользу пока вижу только в том, что евросезон команды будут начинать спустя три месяца после окончания чемпионата. Но для полного интегрирования в европейскую систему российские клубы должны иметь условия. Изначально президент РФС говорил, что хватит манежей на три тысячи зрителей, но теперь понятно, что это очень маленькая вместимость.

    — Какие же тогда нужны?
    — Думаю, комплексы должны вмещать минимум десять тысяч зрителей. Однако, насколько я знаю, даже проектов таких манежей пока нет.

    — Проблема травматизма при игре в закрытых помещениях обостряется?
    — Главное, чтобы синтетическое покрытие не укладывали прямо на бетон! Именно так было в советское время, что действительно приводило к травмам, и порой очень серьезным. Если же между бетоном и синтетикой есть подушка, выполняющая роль амортизатора, никаких проблем не возникнет. Еще важный момент: чтобы мяч не попадал в сетки, развешанные под крышей арены. Иначе придется часто назначать «спорный мяч». Футбол должен быть именно в том виде, к какому мы привыкли, когда смотрим его на открытом воздухе.

    — А футболисты не подкачают?
    — На коврах последнего поколения выполнение технических элементов, скорость бега, прыжки — точно такие же, как и на натуральных газонах. Если все условия соблюдены, я проведение матчей в залах только приветствую.

    Сводите крышу, грейте кресла

    — Во внутренних соревнованиях наши клубы играть в манежах могут — были бы они построены. А реально ли добиться от УЕФА разрешения проводить под крышей матчи еврокубков?
    — На сегодняшний день — нет.

    — Почему? Что тогда делать в такой ситуации, в какой сейчас оказался «Зенит»?
    — Во-первых, клубы заранее заявляют стадионы для международных матчей. При определенных условиях можно получить разрешение свести крышу на время матча, как в Гельзенкирхене, например. Тем не менее сама арена должна быть открытой. Но нам-то нечего предложить, такие арены в России отсутствуют. И мы опять возвращаемся к необходимости создания инфраструктуры — для Европы такие вопросы неактуальны.

    — Почему?
    — На современных стадионах не только в хорошем состоянии поддерживаются газоны, но и подогревается воздух на трибунах, «подтапливаются» даже сиденья. Поэтому даже в сильный мороз там комфортные условия для футболистов и болельщиков.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров