• Под знаком ЦСКА

    18.12.08

    Не ставя под сомнение грандиозный успех «Рубина», не имея в виду умалить пугающий конкурентов прогресс «Динамо», искренне восхищаясь скромным обаянием «Амкара», рискну заявить все-таки, что 2008 футбольный год прошел под знаком ЦСКА.

    Убеждение это базируется на объективных и простых, в сущности, фактах и наблюдениях.

    На феномене, например, «последней фразы», о котором твердил Штирлиц. Осенний марш ЦСКА по стадионам России и дальнего зарубежья, длившийся еще 33 дня после того, как чемпионом стал «Рубин», произвел очень сильное впечатление. Есть подозрение, что в массовом сознании уровень игры ЦСКА и результаты матчей с его участием практически затмили подвиг Казани. Потому что такого качества футбол — абсолютно эксклюзивный товар, всего лишь четвертый по счету лот на нашем аукционе: после «Спартака»-1995 (осень), ЦСКА-2005 (весна) и «Зенита»-2008 (весна).

    На феномене Вагнера Лава, который индивидуальными усилиями придал рисунку игры армейцев окончательную гармонию. Вагнер, начиная с конца лета, выглядел на фоне всех остальных форвардов, принимавших участие в чемпионате России, мастером исполнения, гением импровизации, инопланетным существом, проникшим в суть игры так глубоко, что всем прочим и не мечталось. Вагнер забивал и отдавал так, как хотел, и столько, сколько хотел. С левой и с правой, с нулевого угла и с дальних дистанций, головой и пяткой. Бразилец буквально творил чудеса, и если 24-летнего игрока не купит зимой большой европейский клуб, виной тому будет только мировой финансовый кризис.

    На феномене Жиркова, признанного РФС лучшим футболистом России по итогам сезона и оцененного не только на национальном уровне, — мы-то о нем за четыре полных года узнали если не все, то многое. Юрия минувшим летом открыла для себя еще и Европа, искренне поразившаяся тому факту, что легконогие и светлоголовые «крайки» живут, оказывается, не только в Англии с Голландией.

    На феномене Дзагоева, наконец. Парень не просто влился в состав ЦСКА, что называется, с листа, не только закрыл хронически проблемную позицию плеймейкера, но умудрился перестроить игру команды: популярными совсем еще недавно определениями вроде «прямолинейный», «бесхитростный», «силовой» применительно к футболу в исполнении ЦСКА не пользуются в последние месяцы даже ярко выраженные клубные недруги.

    Причем ловлю сам себя на погрешности: нет ничего глупее, чем не включить в этот список феноменов Акинфеева с Красичем, Березуцких с Игнашевичем, Рахимича с Алдониным и остальную армейскую бригаду. Потому что, в конце концов, совершенно неважно, кто в течение трудного сезона таскал командный рояль, а кто на нем играл.

    И все бы вообще замечательно, если бы не две занозы, лишающие приведенные выше соображения итоговой гладкости: ЦСКА — снова не чемпион, а Газзаев — больше не главный тренер. Причем вторая из них видится с позиций сегодняшнего дня значительно острее первой.

     


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров