YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Путин, сексизм в «КамАЗе» и патриотизм вместо денег. Пятикратный победитель «Дакара» рассказал все Эксклюзивное интервью Эдуарда Николаева

Эдуард Николаев
Фото: Red Bull

С Николаевым мы последний раз общались в ноябре 2015 года. Он был нарасхват, поэтому нам выделили всего полчаса. Узнали, как на «КамАЗе» взрываются колеса и куда идет третий глоток воды. 

За три с половиной года Николаев выиграл еще три «Дакара» в команде «КамАЗ-мастер», которая выступает при поддержке компании Rad Bull. Теперь у него пять побед на легендарном ралли-марафоне. Одна из них в качестве механика. Остальные – как пилот. Где искать новую мотивацию? Почему за руль «КамАЗа» не посадят женщину? Кто больше всего раздражает на дорогах? Обо всем этом в новом эксклюзивном интервью Николаева для «Спорта День за Днем».

– Вы пятикратный победитель «Дакара». Огромный опыт вождения. Самая нелепая авария, в которую вы угодили в обычной жизни?

– Смартфон отвлек. Вовремя не увидел светофор, и не хватило дистанции торможения. 

– Врезались?

– Немного поддел следующую машину. Слава богу, не сильно.

– Есть машина, за руль которой вы бы никогда не сели?

– Наверное, нет (улыбается).

– Кто вас больше раздражает на дороге: чайники или гонщики?

– (Смеется.) «Подснежники», которые выезжают после зимней спячки. Они долго не ездили и начинают удивлять на дороге.

– Cпокойно реагируете?

– Бывает подъедешь: аккуратнее, ты на дороге. Но до разборок не доходило.

– До какой максимальной скорости вы разгонялись?

– До 240 километров в час. Не больше. Это было не на спор, просто хотелось попробовать, что это такое.

– Зад машины взлетел?

– (Смеется.) Нет, это было на специально подготовленной взлетной полосе бывшего аэропорта около десяти лет назад. Я был на «Мерседесе».

– Дальше разгоняться испугались?

– Машина больше не пошла (улыбается).

– Никогда не поверю, что вас не штрафовали гаишники.
– Было. За нарушение скоростного режима.

– Есть такое выражение: я с ним в разведку не пойду. Были те, с кем вы категорически отказывались сесть в одну кабину «КамАЗа»?

– Такого не было. Экипаж из трех человек – это маленькая семья на две недели, где мы должны понимать каждого с полуслова. Если кто-то ошибается, надо помочь (в экипаж входят пилот, штурман и механик. – «Спорт День за Днем»).

– Бывает, что по ходу гонок срываетесь?

– Ни в коем случае.

– Кого из знаменитостей вы готовы посадить с собой в кабину?

– Своего отца. Еще может кого-то из «Формулы-1». Того же Льюиса Хэмилтона (пилот «Мерседеса». – «Спорт День за Днем»). «Королевские гонки» проходят на асфальте, где нет тряски. Подвеска жестко зажата. Думаю, что ему было бы интересно после этого сесть на джип, который едет по бездорожью. Еще можно пригласить Даниила Квята (пилот «Торо Россо». – «Спорт День за Днем»), но он уже был в нашей команде. Я лично ездил с ним на «КамАЗе». Он сидел рядышком. И за рулем тоже пробовал. Ехали по не очень большим кочкам, в основном по асфальту, но тем не менее ему понравилось. 

– Владимира Путина посадили бы в кабину?

– Он ездил. В 2000-х годах наша команда была на полигоне в Подмосковье, где Владимир Владимирович протестировал наш грузовик.

– Охрана переживала в этот момент?

– Там был двукратный победитель «Дакара» Фирдаус Кабиров, который все контролировал и подсказывал. Дмитрий Анатольевич (Медведев, премьер-министр России. – «Спорт День за Днем») тоже ездил за рулем «КамАЗа», будучи президентом. 

– На заводе «КамАЗ» гордятся вами или, может, слегка злятся, что столько денег тратится на ваши выступления?

– Больше гордятся. Большинство людей знают, каким трудом достаются победы. А что касается денег, то бюджет команды формируется за счет спонсоров и партнеров, для которых команда интересна в маркетинговом плане.

– На «Дакаре» выступают женщины. Даже ездят на грузовиках. Почему их нет в «КамАЗе»? Сексизм?

– Мы считаем, что это не женское дело. Тяжелые нагрузки. Плюс травмоопасно. Женщинам мы этого не пожелаем.

– Самые серьезные нагрузки?

– Нужна сильная выносливость. Проводить 12 часов за рулем грузовика, преодолевая такие сложные участки трассы, – это не каждый выдержит. 

– В «КамАЗе» никогда не будет женщин?

– Зарекаться не будем. Но в данный период – нет.

– А если придет спонсор: «Вот вам пять миллионов долларов. Посадите мою дочку за руль»?

– Думаю, что откажем. Деньги не играют роли. Прежде всего человеческое здоровье.

– Вы пять раз выиграли «Дакар». Больше побед только у Владимира Чагина – семь. К чему вам еще стремиться? Побить рекорд Чагина?

– Я с 2003 года в гонках. Хотелось бы попробовать дойти до его результата. Если получится, может, и перешагнуть. Но основная задача – показывать, что наша техника самая надежная и быстрая в мире. Мы заводская команда, заводской бренд.

– Как будете готовиться к следующему «Дакару»?

– Запланировано участие в чемпионате России. Потом гонка в Казахстане. Дальше ралли «Шелковый путь», который в этом году начинается в Иркутске, на озере Байкал, а дальше пройдет по трем странам: Россия, Монголия и Китай. Потом протестируем наши автомобили и отправим их на «Дакар».

– Победа в «Дакаре» хорошо оплачивается?

– Очень скромно. Всей команде, выезжавшей на гонку, хватает только на то, чтобы  отметить победу в хорошем кафе или ресторане.

– Почему так скромно? Все-таки легендарная гонка.

– Для участников «Дакара» важнее сам факт победы. Для многих победа в том, что удалось просто доехать до финиша. «Я сделал это!» – вот главный стимул. 

– Вам не обидно? Сколько ни выиграете, все-равно не заработаете как Артем Дзюба?

– (Смеется.) Наверное, что-то есть. Но мы не жалуемся. Выполняем свою работу.

– Другие команды не переманивают пилотов и штурманов из «КамАЗ-мастер»?

– У нас нет таких традиций.

– Если вам предложат больше денег…

– Не соглашусь.

– Разве деньги – это не важный фактор?

– Нет. Я предан «КамАЗУ» и заводу. Патриот своего города.

– Последний «Дакар» получился тяжелым для «КамАЗа». Две машины сошли. Экипаж Андрея Каргинова сняли за то, что он наехал на выбежавшего зрителя и не остановился помочь. С вами подобное происходило?

– К счастью, нет. Гонки – это очень опасно! Болельщики должны это понимать. Люди стоят на открытом пространстве. Загородки есть, но не везде. Трассу в семь тысяч километров невозможно всю перекрыть. Болельщики приезжают и встают, где им удобно. Конечно, они стараются подойти поближе к технике.

– Все ради селфи! С тем человеком все было нормально?

– Да, мы съездили к нему в больницу. Он понимает, что стоял слишком близко, и видел, как «КамАЗ» стаскивает на него. Еще и споткнулся в тот момент, когда Андрей проезжал и зацепил ногу этого человека. Но наш пилот этого момента не видел! Иначе, конечно же бы остановился.

– Вы едете в пустыне и видите, что какая-то машина там «загорает». Остановитесь?

– Если есть опасность для жизни экипажа и требуется медицинская помощь, то мы обязательно остановимся.

– Как определить, что ситуация тревожная?

– Ты сразу увидишь, в каком состоянии автомобиль: разлетелся или нет. Ходят люди или нет. Или же ты видишь, что машина лежит на крыше, а человек вышел и машет, что все ок. Значит, со здоровьем все в порядке. 

– Вы еще застали «Дакар» в Африке. Марокко, Мавритания, Сенегал – очень бедные страны. Не караулили машины по ночам, чтобы колеса не украли?

– У нас и сейчас каждый вечер остается дежурный. Он не спит ночью, смотрит за машинами. Потому что можно ждать все что угодно. От конкурентов? Запросто.

– Дежурный сидит с оружием?

– Зачем?! Бивак, где находятся все машины, охраняется организаторами соревнований.

– В пустыне на вас не совершали нападений?

– За мою карьеру такого не было. Оружия с собой не возим. Мы же не на войне. Это спорт. 

– Кульбиты «КамАЗов» в песках смотрятся страшно. Самая страшная авария, которая была у вас?

– Дома на тестах, когда мой грузовик несколько раз перевернулся. Я был один в кабине. Не справился с управлением, но, к счастью, не пострадал. Было небольшое рассечение. Тем не менее все хорошо. Вот стою перед вами.

– Что было жуткое на «Дакаре»?

– В этом году наш грузовик внезапно провалился в зыбучий песок, который был как мука. Потеряли 55 минут на откапывании машины. Она села на «пузо», и выехать уже было сложно. Большая песочница. Ты вроде начинаешь выезжать, но опять проваливаешься.

– Этапы «Дакара» длятся по девять часов. Как дотерпеть до конца без похода в туалет?

– Мы себя готовим к гонке. Начинаешь меньше пить. У каждого есть своя мерная доля. В кабине есть термоса с водой. И ты понимаешь, сколько можешь себе позволить, чтобы не захотеть в туалет. 

– Как вы пьете по пути?

– У нас специальные трубки висят рядом. Не всегда есть возможность попить даже в условиях сильной тряски. Ты держишь трубку зубами и по возможности делаешь глотки. Как часто? Все зависит от сложности спецучастка: насколько ты выдохся. 

– Бывали случаи, что кусали змеи?

– Очень давно произошла история со скорпионом. Человек попал в больницу, а экипаж сошел. Замен в экипаже по ходу гонки делать нельзя.

– Если вы не за рулем, можно подремать в кабине?

– На перегонах и лиазонах бывает такое, что механик садится за руль. Ты едешь по асфальту, опасности нет.

– А если по пескам?
– Там ты не уснешь.
Оцените материал:
-
0
7
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад