YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Роман Орещук: Владимир Соловьев назвал меня мафией, а потом удивлялся увольнению Гость на выходные: Роман Орещук — о Джоне Терри и «дяде Саше» Тарханове

Роман Орещук
Фото:

Роман Орещук — интересный собеседник, с собственным мнением по каждому вопросу. В своем аккаунте в «Твиттере» он порой даже чересчур эмоционален, о чем порой жалеет, но ничего с собой поделать не может. Мы поговорили с человеком, привезшим в Россию Мацея Рыбуса и Самба Соу, о результатах трансферных усилий клубов РПЛ, его работе в «Динамо» и «Торпедо», об агентском бизнесе, прошлом игрока и многом другом.

ЦСКА никогда не возьмет такого игрока, как Петкович

— Роман Геннадьевич, чьей трансферной кампании вы можете поставить твердую пятерку?
— Только ЦСКА. Остальным — четверки, тройки и ниже. Я знаю главного по селекции у армейцев Максима Дюкова, селекционеров Андрея Мовсесьяна, Дениса Машкарина: по блату туда никто не попадает — исключительно спортивная составляющая. Не хватают «на флажке» что под руку подвернется, а долго ведут, понимают, за кого борются, какие у футболиста качества, за сколько потом смогут продать. Нынешним летом самое сильное приобретение — Влашич. Но и остальные — стопроцентные попадания.

— Вас впечатляет в том числе и 19-летний словенец Бийол, который до этого всего-то сезон отыграл на высшем уровне у себя на родине?
— Да. Достаточно трех игр, чтобы понять — это агрессивный, мощный игрок с хорошим потенциалом. Он стоил заметно меньше миллиона евро, а скоро будет значительно дороже. В ЦСКА никогда не возьмут такого игрока, как Петкович.

— У армейцев и продажи сильные.
— И в этом тоже проявляется умение клуба работать на трансферном рынке. Даже Витиньо, за приобретение которого критиковали, и то умудрились продать дороже, чем купили. Браво! Или Головин за 30 миллионов евро. Пять с плюсом. Перед чемпионатом мира давали 2025 миллионов, он мог не блеснуть, и цена бы упала, но в итоге рискнули и не прогадали. Это чутье. Причем Евгений Гинер не единолично принимает такие решения, он выслушивает мнения нескольких человек — Романа Бабаева, Виктора Гончаренко, селекционеров — и потом уже выносит вердикт.

Семак — уникальный

— Вас удивил «Зенит», подписавший лишь одного Маркизио?
— Очень сильно. Знаю, что Сергей Семак хотел новичка на позицию левого защитника. Все-таки Набиуллин — молодой футболист, а матчей будет много, тренеру хотелось иметь альтернативу в лице какого-то креативного игрока.

— Вы же друзья с Семаком?
— Да, Сергей — мой друг.

— Можете вспомнить какую-то историю, связанную с ним?
— (После паузы.) Раньше даже не задумывался, а теперь понимаю, что про Сергея ни одной занимательной истории нет, хотя мы с ним в одном номере прожили около пяти лет. Поразительно! Не припомню даже, чтобы кто-то другой вляпался во что-то, а Сергей был где-то рядом. Влад Радимов, Дима Хохлов, Саша Беркетов, Саша Липко — про каждого у меня куча веселых баек, но только не про Семака. Он всегда был тихим и скромным.

— Такие иногда выпадают из шумных компаний.
— Это не про Серегу. Его спокойный характер не мешал ему оставаться полноценной частью коллектива, пользоваться большим уважением. Семак уже в юные годы был настолько начитанным, что мог поддержать разговор на любую тему. И пользовался авторитетом в нашей компании. Другого такого я не встречал, уникальный человек.

— А в шумных застольях участвовал?
— У нас таких не было. Прийти на тренировку с каким-то «душком» мы не могли себе позволить — старшие товарищи головы бы открутили. А перед выходным в воскресенье ночью никаких заведений в наше время не работало. Могли собраться у кого-то, поболтать, выпить по кружке пива, но не больше.

— Скромность не может мешать тренерской карьере? Порой же надо завести игроков.
— Семак берет другим. Посмотрите, в каждой команде он был капитаном, значит, его всюду уважали тренеры и партнеры. Не сомневаюсь, что таким же авторитетом он является для подопечных в «Зените». Сергею не нужно кричать в раздевалке, чтобы его услышали.

— Маркизио — шикарное усиление?
— В оптимальной физической форме — да. Как только возникают какие-то вопросы по функциональной готовности — средний футболист.

Терри предложили переподписать контракт на других условиях

— Наиболее яркие покупки нынешнего лета — у «Локомотива», пригласившего Крыховяка, Хеведеса и Смолова. Ваша оценка?
— Крыховяк — однозначное попадание в цель. Поляки вообще хорошо адаптируются в России, нет ни одного, который бы тут провалился. Чемпионат похожий, менталитет — тоже. Гжегож еще не старый, мотивации хватает. Есть Лига чемпионов, впереди у него чемпионаты мира и Европы, на которые надо попадать. Наверняка не против вернуться в какой-то топ-чемпионат, для этого надо стараться. Не получится — и в России клубы могут предложить достойные условия. Так что я не сомневался, что Крыховяк будет в порядке, и он это подтверждает. Смолов пока так ярко себя не проявляет, но мы все знаем силу этого футболиста. Некоторый спад, думаю, связан с выступлением на чемпионате мира. Немного перегорел. Сейчас успокоится, приведет мозги в порядок, и все встанет на свои места. Просто так два раза подряд лучшим игроком и бомбардиром чемпионата не становятся, а разучиться играть он не мог. Что касается Хеведеса, то он для меня пока загадка. С одной стороны, прекрасная игра в «Шальке», чемпион мира, с другой — всего три матча в минувшем сезоне за «Ювентус». Повременю с оценками, надо изучать подольше.

— Как оцените селекцию «Спартака»?
— В плане приобретений у них лето прошло довольно спокойно. Жиго — сильный защитник, но выбыл из-за серьезной травмы. Ташаева отлично знаю по «Динамо», есть потенциал, однако пока в «Спартаке» усилением не стал. Возможно, стоило еще год расти в «Динамо», пользуясь доверием Дмитрия Хохлова. Плюс «Спартак» не попал в Лигу чемпионов, пришлось продавать Промеса — это большая потеря. Впрочем, состав все равно остается сильным.

— Сорвавшийся переход Джона Терри — удар по репутации Марко Трабукки?
— Я бы не стал так говорить. Надо знать все детали произошедшего, оценку может дать только президент.

— Но когда игрок проходит медосмотр, а только потом выясняется, что семья против, то это выглядит странновато.
— Я не думаю, что дело в семейных причинах. Насколько мне известно, Терри подписал предварительный контракт, а потом клуб сказал: «Нам не все нравится, давай переподпишем на других условиях». Почему-то переиграли.

— От «Краснодара» не ждали чего-то более интересного на рынке?
— Честно говоря, ждал. Но тут надо исходить из финансовых возможностей. Кроме того, Сергей Галицкий, насколько понимаю, планирует делать ставку на собственную молодежь.

— В «Динамо» потерю Ташаева компенсировали бразильцем Жоаозиньо и португальцем Кардозу. Новички помогут бело-голубым?
— Надеюсь. Пока Жоаозиньо не выпадает, Кардозу тоже оставляет приятное впечатление — технически и тактически обученный игрок.

Динамовского болельщика вывел через черный ход

— Вы после ухода из «Динамо» сказали, что мечтаете вновь работать спортивным директором. Это желание остается?
— Конечно. Я почувствовал, что это мое — участвовать в ежедневной работе, выстраивать коллектив, быть мостиком между командой и главным тренером. Главное, чтобы это был амбициозный проект с серьезными целями. При этом я не говорю о больших деньгах. Если бы все решали только финансы, то «Зенит» со «Спартаком» постоянно бы выигрывали. У ЦСКА денег гораздо меньше, но они часто выше конкурентов, выигрывают чемпионаты. Или «Уфа», которая со своим бюджетом добралась до Лиги Европы.

— На ваш взгляд, «Спартаку» было бы проще не допускать ситуаций, как с Глушаковым и Ещенко, будь у них в штате спортивный директор?
— В «Спартаке», я так понимаю, есть спортивный директор, пусть и неофициальный, — Марко Трабукки. Через него же решаются все трансферные вопросы, он летает на все матчи, постоянно с командой. Назначать еще одного человека? Это будут лебедь, рак и щука, за результат должен отвечать кто-то один. Выиграли золото — все были счастливы. Теперь не все гладко и надо разбираться, почему столько конфликтов и травм. Думаю, в «Спартаке» этим занимаются. Мне лично этот клуб не настолько интересен, чтобы глубоко вникать, что у них и как. Слежу, смотрю, но не более. И даже если рассуждать в теории, что когда-то возник бы вариант, то в «Спартак» не пошел бы. Единственный клуб, к которому не лежит душа.

— Что так?
— Возможно, это еще идет из армейского прошлого, я за ЦСКА болел с детства. Поэтому, когда возникли два предложения — в армейский дубль или в спартаковский, куда звал Виктор Зернов, — то выбор был очевиден. Хотя в то время, не подоспей вызов ЦСКА, к красно-белым еще пошел бы. Впрочем, ничего против «Спартака» и сейчас не имею, просто не моя команда.

— В «Динамо» мне больше всего запомнился эпизод с вашим участием в Тамбове. Там полицейские проводили мимо нас задержанного динамовского фаната, а вы рванули его вызволять. Обычно руководители выше таких ситуаций.
— Значит, я был не совсем обычным руководителем. Мы ведь для кого играем? Для болельщиков. Тем более я видел несправедливость. Ладно бы парень был пьяный, хулиганил, но я-то стоял рядом, наблюдал, как выхватили из толпы первого попавшегося для отчетности. Пришлось вступиться, поговорить с полицией, мы фаната потом через черный ход вывели. А с динамовскими болельщиками у меня остаются отличные отношения, свой номер ни от кого не скрываю, пишут сообщения, переписываемся в «Твиттере». Тот период я вспоминаю с большим удовольствием, уходя, услышал много добрых слов. Хотя назначение было встречено довольно скептически. Тот же телеведущий Владимир Соловьев меня тогда назвал агентской мафией, раскритиковал за приглашение Юрия Калитвинцева. А при увольнении написал: «Роман, что случилось? Вы же давали результат». Что ответишь? Новая метла метет по-новому. А перелом в отношениях с болельщиками случился во втором туре в Красноярске. Тогда после ничейного матча Ташаев бросил фанатам футболку, а ее швырнули обратно на беговую дорожку. Случилась небольшая перепалка, и я пошел разговаривать с недовольными поклонниками клуба. Сказал им: «Вы не футболку Ташаева выбросили, а футболку ’’Динамо’’». Разговор вышел непростым, эмоциональным, но почувствовал, что после этого отношение поменялось. Я никогда не прятался от болельщиков, не считал зазорным с ними общаться.

Через пару лет «Торпедо» будет в премьер-лиге

— После «Динамо» вы полгода проработали спортивным директором «Торпедо». Там такого контакта с фанатами уже не получилось?
— Нет. Хотя тоже встречался с людьми, старался снизить градус напряжения в адрес президента Александра Тукманова. Предлагал не нагнетать обстановку, спокойно довести сезон до конца, а там уж смотреть по ситуации. Ведь уже пошли разговоры о смене руководства. Сейчас мне очень приятно наблюдать, как новая команда во главе с Еленой Еленцевой выстраивает клуб, выводит его на новый уровень, как общается с фанатами. Через 2—3 года, думаю, увидим их в премьер-лиге, амбиции у «Торпедо» серьезные. Мне, кстати, сделали пропуск в ложу, как и в «Динамо». И туда и туда хожу на все матчи.

— Почему в «Торпедо» не задержались?
— Я оцениваю тот этап положительно. Пришел в клуб, когда он шел на седьмом месте, поднялись на первое, оставалось два тура до конца. Был уверен, что все в порядке, улетел в командировку. Что потом случилось, как умудрились проиграть детям из «Чертаново», мне непонятно до сих пор. Как и то, почему после моего возвращения, когда шанс был упущен, никто в «Торпедо» особенно не переживал, траура я не заметил. А ведь была возможность за один сезон поднять сразу две команды лигой выше — «Динамо», которое собирал, вернулось в РФПЛ, а «Торпедо» должно было перебираться в ФНЛ. В этот клуб меня позвал Борис Игнатьев, зарплата у меня была 17 тысяч рублей, на трансферы, естественно, тоже ничего не выделялось, но я шел не из-за денег, а из-за идеи, спортивного результата.

К Черчесову есть интерес в бундеслиге

— Вы работаете агентом уже десяток лет. В финансовом плане становится сложнее? Ведь на трансферы денег у клубов почти не осталось.
— Да. Если ты работаешь по-честному, под положенные десять процентов, то надо искать альтернативный источник доходов. Слава богу, у меня давно есть небольшой бизнес, поэтому агентские дела рассматриваю больше как хобби, заработок там гораздо меньше, чем в другой сфере.

— Агентская сделка, которой особенно гордитесь?
— Много удачных было. Запомнилась самая первая — переход Мацея Рыбуса в «Терек». Ему было 22 года, мало кто знал, а он потом и в «Лион» переходил, и в России чемпионом стал, и на чемпионате мира поиграл. Из последних — Самба Соу в «Динамо».

— Признаться, его хорошая игра стала сюрпризом. Он со своей командой вылетел из высшей турецкой лиги. Казалось, если был бы в порядке, то его забрали бы гранды в этой стране.
— В этом и заключается работа — рассмотреть то, что другие не увидели, а потом поговорить с человеком так, что у него не останется сомнений. Самба Соу действительно не проявлял себя в Турции так, как это делает в России. Причин может быть масса — не по той схеме команда играет, что-то не нравится футболисту, не чувствует себя комфортно. Но при этом были видны его сумасшедшие качества. Я уже не работал в «Динамо», но порекомендовал Юрию Калитвинцеву. Тот перезвонил через час: «Мне такой нужен!» Руководство клуба сначала сомневалось, Юрий Николаевич психанул, пошел к председателю общества «Динамо» Владимиру Стржалковскому, тот дал согласие.

— Вы же имели отношение к переходу Станислава Черчесова в «Легию»?
— Идея возникла при нашем общении с моим товарищем, агентом Мариушем Пекарским. Он у меня спросил, есть ли в России тренер, который был бы и сильным специалистом, и мотиватором, и наладил дисциплину в команде. Ответил, что по всем параметрам подходит Станислав Черчесов. Еще свободен был Виктор Гончаренко, тоже отличный выбор, но первым кандидатом все же шел нынешний главный тренер сборной России. Потом предупредил Станислава Саламовича, что будет звонок из Польши. Мариуш его пригласил в Варшаву, обо всем договорились с «Легией», и вскоре клуб стал чемпионом.

— Вы перед стартом ЧМ-2018 выражали уверенность, что наша команда будет «с яйцами», хотя скептиков хватало. Вас не удивляло столько негатива в адрес сборной?
— Удивляло, конечно. Считаю, что в этом не было нормального спортивного анализа, а шла какая-то мышиная возня. Может, кому-то не нравилось, как Станислав Саламович общается с прессой, пошел негатив, и многие поддались стадному чувству, тоже оседлали эту волну. Критиковать-то нынче модно. Еще и бывшие футболисты подхватили. Меня все это удивляло, хорошо, что результат все расставил по местам.

— Ваш прогноз: после сборной Черчесов решится попробовать себя в зарубежном чемпионате?
— Если и дальше дела пойдут так удачно, то предположу, что рискнет. Знаю, что и сейчас определенный интерес из бундеслиги имеется, удочки забрасываются. Немцам ведь важно, чтобы тренер знал их язык. Тому же Гвардьоле дали полгода для того, чтобы он выучил немецкий. А Станислав Саламович его уже отлично знает, поэтому не удивлюсь его появлению в бундеслиге. И он там точно справится.

В «Соколе» ждали Абрамовича

— У вас за 17 лет игроцкой карьеры 18 переходов. Клуб, в котором было комфортнее всего?
— Иностранные не назову, там все-таки другие отношения, менее теплые, футболисты в основном сами по себе. А в России у меня были три команды, которые особенно приятно вспоминать. Мы были одной семьей в Новороссийске, когда с Олегом Долматовым в 1994 году выходили в высшую лигу. Очень нравилось в «Ростсельмаше» в 1995-м — денег не было, играли за идею, но задачу по сохранению места в высшем дивизионе решили. Когда команду принял Сергей Андреев, по-настоящему сплотились, полгода всегда и везде были вместе: гуляли, отдыхали, бились друг за друга на поле. Я еще был молодой, а заводилами выступали ребята постарше — Дядюк, Паровин и Лоськов. Что-то такое мы с Юрием Калитвинцевым старались создать и в «Динамо». Очень рад, что до сих пор коллектив держится вместе, многие звонят, вспоминают нашу работу. Пусть это было всего три месяца, но, видимо, какой-то след оставил. Меня приглашали в рестораны, на вечеринки, было приятно, благодарил, однако отказывался: все-таки уже не нахожусь в клубе, не хотелось, чтобы это дошло до руководителей, злило их. Третий особенный для меня клуб — саратовский «Сокол». Сильнее тренера, чем Александр Корешков, в моей карьере не было. Супермотиватор! Нашел ко мне такой подход, что крылья выросли. Началось с того, как он за меня бился при переходе. Он потом в интервью говорил: «Никогда не было таких длинных переговоров, как с Орещуком».

— И сколько же шли переговоры?
— Два месяца мы не могли прийти к согласию. То мне не нравились условия, то саратовцам. Я уже отказался, но Корешков перезвонил через пару дней и говорит: «Приезжай, даем столько-то». Я полетел подписывать контракт, приезжаю в офис, а там гендиректор Владимир Бурмистров дает бумаги совсем не с теми цифрами, о которых говорилось. Собираю вещи, еду в аэропорт, оттуда звоню Корешкову: «Меня обманули». Тот взвился: «Подожди, сейчас решим». В итоге нашли компромисс, подписали соглашение. Приезжаю на сбор с восемью килограммами лишнего веса. Вся команда летит вперед, я только начинаю разгоняться, все спешат в оборону — я только в атаку прибежал. Руководители в шоке, на Корешкова накатывают, тот обороняется: давайте дождемся сезона. А для меня скинуть лишний вес вообще не было проблемой: пара недель — и я в порядке.

— Успели?
— В итоге только за первый круг забил, кажется, 14 голов. Все было отлично, уверенно шли на выход в высшую лигу. Но тут начались проблемы — губернатор Дмитрий Аяцков оказался под следствием, нам объявили, что денег в клубе не будет, можете уходить. Продали тогда в «Терек» крайнего полузащитника Володю Шипилова, чтобы были хоть какие-то деньги на переезды. А остальные ребята собрались всей командой, долго сидели, обсуждали, что делать. Решили остаться, биться за Корешкова и его помощника Анатолия Асламова. Рассуждали так: тренер нас приглашал, пробил отличные условия, можно два-три месяца потерпеть, поиграть без денег. А выйдем в премьер-лигу, возможно, заинтересуется Роман Абрамович. Он же сам саратовский и тогда только-только начал искать себе проект в футболе. Ходили разговоры, что им может оказаться «Сокол». Ударили по рукам, на неделю ушли в отпуск, вернулись, сыграли с «Лучом» — и во Владивосток улетел правый хавбек Алексей Иванов. Кинул всю команду, никому не сказал ни слова. После ухода Шипилова у нас и так были проблемы на флангах полузащиты, а тут такой удар. К тому же и я в первом же матче сломал ногу, наблюдал за матчами со стороны. «Сокол» занял только третье место, пропустили вперед «Томь». Они нашли у нас грузина Джеладзе с поддельным российским паспортом, начались проблемы на уровне руководства лиги, в итоге упустили шанс выйти в высшую лигу. А пошло с того, что с «Содовика» сняли 57 очков за подделку у другого Джеладзе — Звиада, наш же Гизо пошел «прицепом».

30 тысяч долларов в виде благодарности

— О каком-то из переходов жалеете?
— Так и не понял, что я делал в тольяттинской «Ладе». В 2006 году меня туда позвали вместе с вратарем Володей Савченко, известным по игре в «Шахтере», «Ростсельмаше», в команде уже был Леша Бахарев. Руководители приглашали нас помогать команде, однако тренер Владимир Евсюков делал ставку на других — с кем он прошел путь во второй лиге. Правда, поднялись они тогда не по спортивному принципу, но тренер им, как говорил, «давал шансы». Полгода этим занимался, меня же не покидало ощущение, что я лишний на этом празднике жизни. Команда шла внизу турнирной таблицы, однако продолжались эксперименты со «своими». Пробыл в Тольятти полгода, ничего не понял, собрал вещи и уехал.

— У вас за карьеру более ста голов. Какой до сих пор стоит перед глазами?
— Тот, что забил в первом же матче за «Уйпешт». Мы играли с «Видеотоном», удалось после длинного заброса в касание перекинуть соперника, а потом, не давая мячу опуститься, пробить в дальний угол. Этот гол признали лучшим в сезоне в чемпионате Венгрии. Мне его не так давно прислали из этой страны, выложил в «Инстаграме». Еще дай мне сто попыток, больше так не получилось бы. А так памятных и красивых голов было много.

— После чьих передач было невозможно не забить?
— У меня много было сильных партнеров — те же Влад Радимов, Сергей Семак, Дима Хохлов, но с ними в одной команде играл в молодежном футболе. На профессиональном уровне в «Легии» был хорош Лешек Пиш, но самое яркое впечатление — Дима Лоськов. После его передач мяч всегда падал точно в ноги. После такого, конечно, было тяжеловато ждать пасов от менее мастеровитых партнеров в каком-нибудь «Содовике» или «Носте». Ребята по человеческим качествам хорошие, но о такой технике и мышлении им можно было только мечтать. С одной стороны, злишься, с другой, понимаешь, что это объективная ситуация. Ярче всего я это ощутил в «Черноморце» в 2009 году, когда мы вылетали из первой лиги. Тогда перед сезоном многие футболисты разбежались, а я был местный, заканчивал карьеру, решил остаться. В результате на команду было страшно смотреть, и я сам скатился на такой же уровень — футбол-то команд­ная игра, в одиночку не вытянешь. За тот сезон до сих пор стыдно, разве что кроме концовки.

— Ваш «Черноморец» не пустил «Аланию» в премьер-лигу…
— Мы тогда уже упустили шансы остаться в первом дивизионе, а в предпоследнем туре встречались с «Аланией». Владикавказцы боролись за выход в премьер-лигу с «Анжи» и «Сибирью», имели с новосибирцами поровну очков, все считали разницу забитых и пропущенных мячей. «Алании» надо было обыгрывать нас минимум со счетом 5:0, и букмекеры перестали принимать ставки на матч — все были уверены, что «Черноморец» отдаст игру. Но мы этого делать не собирались. К тому же дополнительно простимулировала «Сибирь» — на меня как капитана команды тогда вышел агент Алексей Сафонов, который имел отношение к сибирякам. Я ему обещал, что дадим бой. И действительно, лишь в концовке пропустили один мяч, проиграли 0:1, что для нас было сродни победе. Газеты тогда вышли с заголовками «Браво, ’’Черноморец’’!». Все благодарили за честную игру. А Сафонов вскоре передал еще мне лично 30 тысяч долларов. Все игроки «Сибири» тогда получили по иномарке, и Алексей Николаевич посчитал, что я тоже достоин премии. Он потом признавался, что до конца не верил, что мы сможем устоять перед «Аланией». Я же решил поделить всю сумму поровну между всеми в команде — от массажистов и администраторов до футболистов. Сафонов потом мне постоянно предлагал работать вместе, видел во мне потенциал менеджера и агента. Я поначалу склонялся к тренерской работе, отучился в ВШТ, получил лицензию. Но Алексей Николаевич в итоге убедил попробовать себя на агентском поприще. Согласился, о чем нисколько не жалею, а Сафонову хотел бы выразить признательность за помощь и науку.

— Почему даже после вылета во вторую лигу вы решили остаться в «Черноморце»?
— Клуб возглавил мой кум Виталий Бут, Хазрет Дышеков стал главным тренером, они попросили помочь вернуться в первую лигу. Мы решили задачу, так что хоть на хорошей ноте покинул родной «Черноморец».

В перерыве матча сообщили, что расстрелян гендиректор

— Самое ужасное место для жизни — Новотроицк?
— Ну город мрачноватый, конечно. Небольшой, при этом сразу несколько серьезных заводов. От одного снег зеленым становился, от другого красным, от третьего черным. Делать совершенно нечего. Я пригнал машину из Питера, на выходные мы с компанией таких же холостых мотались за 360 километров в Магнитогорск — аквапарк, кинотеатр. Не гулять-выпивать ездили — просто развеяться. А вот в плане футбола все было хорошо. У меня были отличные отношения с гендиректором Владимиром Киссером. К сожалению, потом случилась трагедия. Перед одним из матчей он мне позвонил, сказал, что обедает, пожелал удачи, а на выходе из этого кафе его расстреляли. Я в первом тайме забил три гола, в перерыве же меня потрясли сообщением. Вместо Киссера «Носту» возглавил Юрий Калякин — тоже отличный мужик, мы до сих пор дружим.

— В «Носте» не было шумных компаний, а в той же «Легии» вы частенько захаживали на дискотеки. Рассказывали, что отчасти это помешало вам раскрыться в полной мере, играть в топ-клубах.
— Да, иногда несерьезно относился — казалось, вся жизнь впереди, там заработаю, тут заработаю, а время неумолимо бежит вперед. Но причина еще и в том, что у меня не было агента. Предложения всегда были, но переходил только туда, откуда звали, сам напрашиваться не умел. Хотя многие агенты предлагали сотрудничество, но я им не верил. Обжегся на первом, который меня обманул, за что получил удар в пузо.

— При переходе в «Легию» досталось уже вам, получили пару раз по голове…
— Да не пару раз, а гораздо больше. Досталось прилично, нос сломали. А что сделаешь, когда вокруг пять бугаев, каждый из которых на голову выше и в плечах в два раза шире? Я хотел переходить в Корею, уже поиграл за «Ильву» на Кубке Азии, понравилось, а мне говорили ехать в Польшу. Отказ не приняли. Времена такие были, футболистов не спрашивали. К тем людям вопросов нет, а вот к Александру Тарханову у меня с тех пор особое отношение.

С меня кружка пива болельщику «Спартака»

— Он мог предотвратить избиение?
— Он присутствовал, когда мне заявили, что должен ехать в Польшу. После отказа вышел, но понимал, кто там остается и зачем. Эти ребята меня первым делом и спросили: «Ты дядю Сашу хочешь огорчить?» Потом Тарханов говорил, что меня отдавали в «Легию» для моего прогресса, они ничего не заработали. Только со мной в Польшу полетел тогдашний спортивный директор ЦСКА Владлен Светиков, который после подписания контракта вышел из кабинета с чемоданом — с ним наличкой рассчитались. Протянул мне 20 тысяч долларов: «Это от нас с Александром Федоровичем». Я отказался.

— Без тени сомнений?
— Когда у тебя синяки под глазами из-за них, то таких мыслей даже не возникает. Меня потом Павел Садырин, принявший ЦСКА, попросил узнать, сколько «Легия» заплатила. До клуба, говорит, дошло 17,5 тысячи долларов. Поляки мне ответили: 400 тысяч долларов. Если кто-то хочет опровергнуть, то я готов предоставить документы, в «Легии» их вышлют без проблем.

— Вы вообще нередко делаете резонансные заявления, в том же «Твиттере» можете написать что-то резкое. Часто жалеете о сказанном?
— Я всегда все говорю прямо в глаза. Не могу проглотить что-то, оставить в себе. Хотя порой и жалею, что не сдержался.

— Один из последних случаев — назвали в «Твиттере» свиньей спартаковского болельщика, сфотографировавшегося в Новороссийске с вырванным креслом в преддверии кубковой встречи. Зря назвали?
— Вспылил, поскольку из-за его действий в Новороссийске у людей в клубе возникли проблемы. Но мы уже все уладили, я удалил пост, извинился, договорились, что когда он опять приедет в Новороссийск, с меня кружка пива.

Использованы фото: EPA/Vostock-photo; РИА «Новости»; ФК «Зенит»; ФК «Спартак»; ПФК ЦСКА

Оцените материал:
-
0
13
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
1 комментарий
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

Old_men – 05.10.2018 14:45

Мутный типаж.

Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад