YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Скелетонист Павел Куликов: Я первым проехал на красный свет в Санкт-Морице! Персона

На прошлой неделе состоялся очередной выход нашей постоянной рубрики «Великолепная пятерка» о лучших питерских спортсменах лета. Пришло время знакомиться с героями поближе! На повестке дня — один из лауреатов минувшей недели. Восходящая звезда петербургского скелетона Павел Куликов зимой катается на санках головой вперед, а летом выигрывает чемпионаты города по десятиборью. О дуге в «зимней Формуле-1», о рекорде по проездам на красный светофора, о «рыцарях королевы спорта», а также о перспективах развития скелетона корреспонденту «Спорта День за Днем» рассказал сын образцового отличника системы ГТО.

Дугу загнул — контроль потерял

— Вы выросли в спортивной семье. Выбирать особо не приходилось?
— Отец у меня в прошлом бобслеист, а также абсолютный чемпион СССР по многоборью ГТО. В скелетон я пришел не сразу. Перепробовал футбол, легкую атлетику, карате, горные и беговые лыжи, сноуборд. Даже на дайвинг лицензию имею. Чего сидеть и ждать? Нужно брать от жизни как можно больше хорошего.

— Так почему же именно скелетон?
— Как-то мы были с отцом в Кенигзее, и он потащил меня на легендарную санно-бобслейную трассу. Живописная природа, горы, болельщики с дуделками... Мне понравилось. Меня захватила скорость. Скелетон пролетает как пуля. Это завораживает. К тому же в нашем спорте работают не только мышцы, но и голова. Вначале я думал, что нужно просто разбежаться как можно сильнее, прыгнуть и ехать до финиша. На самом деле все по-другому.

— Как по-другому?
— Специфика управления скелетоном в том, что ты управляешь телом, в основном плечом и коленом в связке. Левое колено и правое плечо поворачиваешь налево, правое колено и левое плечо поворачиваешь направо. То есть ты скручиваешь скелетон, и под ним коньки начинают поворачиваться. К этому было не так просто привыкнуть.

— Но теперь-то вы привыкли. Вы член сборной России, готовитесь к Олимпиаде-2018 и в нынешнем году впервые поучаствовали в чемпионате мира. Как оцените завершившийся сезон?
— Интересный получился сезон. Помимо дебютного чемпионата мира, я выступал на Кубке мира и Кубке Европы. Меня включили в сборную на Интерконтинентальном кубке. Выступал достойно! На знаменитой супербыстрой трассе в Уистлере во время этапа Интеркубка я смог разогнаться до 141,30 км/ч и стать серебряным призером. И это все после того, как в начале сезона у меня произошла смена скелетона с латвийского на немецкий. Для освоения новых «санок» нужно 200–300 спусков, а в день обычно успеваешь сделать два! Я справился. Единственное, что было сильно непривычным, так это дуга.

— Что это такое?
— Изгиб скелетона. Чем он больше, тем выше скорость, поскольку меньше площадь соприкосновения со льдом. С другой стороны, если скелетон слишком сильно загнут, потеряешь контроль на трассе. Таких тонкостей в скелетоне много. Поэтому его называют «зимней Формулой-1».

Спасался от собак в Кисловодске

— Летом у саночников межсезонье. Гонок нет, только сборы. Поэтому вы занимаетесь десятиборьем и победно выступаете на чемпионатах Петербурга? В начале июля вы выиграли этот турнир третий раз в жизни...
— Без гонок не хватает адреналина. Это же здорово, когда кровь в жилах кипит! В десятиборье адреналина навалом. Особенно при прыжках с шестом. Когда ты давно шест в руки не брал, как прыгнешь, так — ух! Десятиборцы, как и скелетонисты, думают головой. Понимают, что надо рассчитывать силы и вникать в технику каждого движения. Их называют «рыцарями королевы спорта». То есть нас называют, ведь я тоже десятиборец!

— Прыжки с шестом — ваш любимый вид программы?
— Больше всего люблю метание копья, а также спринт на 100 м и 400 м. Прыжки в высоту и с шестом мне как раз плохо даются. Я по земле привык ходить (смеется). В свое время довелось с Юрием Борзаковским носиться по горам. Помню, в каких мы условиях тренировались несколько лет назад... Как затыкали дыры в крышах. Но весело было. Никто не думал о деньгах.

— И какие сейчас оцените условия для занятий легкой атлетикой в городе, в частности на стадионе «Приморец»?
— Последнее время на «Приморце» дорожки стали расслаиваться. Хотелось бы, чтобы в Питере была база, как в советское время. С природой, турниками и брусьями. Не обязательно кучу денег вкладывать в непонятные тренажеры. Надо хотя бы сделать базу для кросса, как в Кисловодске. Там можно побегать по лесу, в горах, где собака тебя не съест. И воздух чистый.

Извернулся как кошка, чтобы не давить уборщика

— Уделяется ли внимание развитию скелетона в городе?
— Город не уделяет внимания скелетону. Нам помогают деньгами, но не покрывают даже расходов на соревнования. А надо еще жить. Сейчас пытаются за городом трассу построить в Орехово или Коробицыно. А вот в Германии и Америке четыре такие трассы. Чем мы хуже? Это же Россия! Тут все любят на саночках покататься.

— Как занять детей скелетоном?
— У нас есть скелетоны, которые валяются на складах. Ими никто не пользуется. Дети могли бы на них заниматься. Нужно создавать условия, тогда и дети подтянутся. Кто не любит с горки спуститься? На свежем воздухе зрение не портится, как от айпадов. А у нас что происходит? Активного развития вообще нет. Физической культуры во дворах нет. Все дома сидят.

— Многим мешает заниматься стереотип, что скелетон опасен...
— В скелетоне бывает опасно, только если у тебя голова дырявая, либо в случае ошибки судей или конструкторов трассы. Но с этим сейчас очень строго. Вот я один раз в Швейцарии случайно уехал на красный свет, так такой скандал поднялся!

— Что за скандал?
— На знаменитой трассе в Санкт-Морице еще никто в мире не выезжал на красный светофор. Я — первый. Как было дело? Шли тренировочные заезды. Объявили мой старт. Загорелось табло. Идет отсчет тридцати секунд. Скелетонистам дается это время, чтобы шлем застегнуть, скелетон поставить на лед и разбег начать. А я гляжу: на трассе дед-уборщик лед метет! Ну и как мне стартовать? Я не растерялся, оббежал его, извернувшись как кошка, со скелетоном в руке. Спустился. Оборачиваюсь, а времени на табло нет. Оказывается, меня сняли с тренировки до старта из-за проблем с компьютером у арбитров. Поэтому-то дед на трассу и вышел. Меня никто не предупредил, но я сам виноват. Должен был знать, что скелетонист стартует только после подачи трех команд. Голосового объявления, отсчета секундомера и звукового сигнала, которого как раз не было. Теперь я это усвоил. Больше на красный не езжу.

— Зато теперь знаете все правила! И какие задачи ставите в грядущем сезоне?
— Хочу к корейской Олимпиаде-2018 подготовиться. С этого сезона ужесточают квоты для сборных. В нашем виде от страны будет всего по два человека. Освободившиеся квоты отдадут в пользу малых наций, чтобы популяризировать скелетон в отстающих странах. Как вы помните, раньше весь пьедестал в санях занимали немцы. Теперь, очевидно, так не получится. В России одна из сильнейших сборных в мире. На нас стараются равняться. Нас уважают. Лично я всегда нацеливаюсь на победу, а там как повезет. Любому результату стараюсь быть рад. Главное — желание, а возможности найдутся.

Оцените материал:
-
0
8
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад