YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


«Стыдно должно быть не нам, а правительству Ленинградской области». Откровенное интервью в память о «Тосно» Как за пять лет пройти путь от ПФЛ до победы в Кубке России и исчезнуть

Вячеслав Матюшенко
Фото: ФК «Тосно»

22 мая в Самаре состоится финал Кубка России – 2018/19. Действующий победитель турнира – ФК «Тосно», прекративший существование аккурат после исторической победы. По итогам сезона-2017/18 представитель Ленинградской области занял предпоследнее место в премьер-лиге и вылетел в ФНЛ. Но из-за финансовых проблем лицензия РФС не была получена. 

Корреспондент «Спорта День за Днем» пообщался с генеральным директором «Тосно» Вячеславом Матюшенко, отработавшим в клубе с момента создания до закрытия, и в подробностях узнал, что делать командам, мечтающим максимально быстро преодолеть путь от ПФЛ до РПЛ, чтобы не наступить на те же грабли.

Будущее Заболотного зависит от руководства «Зенита» 

– Лучшим бомбардиром «Тосно» за всю историю стал Антон Заболотный (24 гола во всех турнирах). Он же, пожалуй, и добился большего среди всех тосненских футболистов, перейдя в «Зенит». Зная Антона, какой сценарий карьеры предположите дальше? Он не выдержит троллинг и уйдет летом в аренду или сможет стать основным игроком «Зенита»?
– Не уверен насчет основного игрока «Зенита»… Ему нужно играть. К нам Антон переходил в статусе далеко не лидера. Мы брали его из «Факела» в аренду. Дали шанс – и он раскрылся. Попадание в топ-клуб, лучший клуб России, – уже большое достижение. Возможно, ему стоит уйти в аренду, чтобы больше играть. 

– Заболотный – игрок уровня премьер-лиги?
– Конечно. Но сейчас, с приходом Азмуна, ему совсем не дают игрового времени. Будущее Антона во многом будет зависеть не только от него самого, но и от руководства «Зенита», как оно расценит сложившуюся ситуацию. 

– Кто самый сильный футболист, выступавший за «Тосно»?
– Самый сильный… Не могу выделить кого-то. В каждый период времени кто-то приносил «Тосно» больше пользы, кто-то меньше. Мне кажется, все было сбалансировано, поэтому сложно назвать одного человека. Нападающие Ильин, Заболотный, Марков – все они проявили себя именно у нас и теперь играют в премьер-лиге. Берхамов, Зайцев, Мирзов – то же самое. 

– Кто из специалистов, работавших с командой за эти годы, поразил вас больше всего? Условие: себя не называть.
(Смеется.) Опять же на каждом этапе каждый внес свою лепту. Были какие-то разногласия, но мы всегда стремились идти вперед. Лично мне ближе всех был Парфенов. Мы ровесники, быстро нашли взаимопонимание, я ему постоянно оказывал поддержку. Да и он проявил себя как хороший специалист, поэтому и работает дальше в премьер-лиге. Отношения внутри коллектива были идеальные. Каждый занимался своим делом, относясь к окружающим с уважением. Так было со всеми тренерами: и в радости, и в горе. 

Победа над «Спартаком» – что-то невероятное 

– Впервые на всю Россию «Тосно» прогремел после победы над «Спартаком» в Кубке России – 2013/14.
– Это был исторический матч. До этого мы уже сотворили чудо, обыграв «Урал» в осенней части Кубка. Мало кто ожидал подобное от клуба второго дивизиона, только попавшего в профессиональный футбол. Решение выступать на профессиональном уровне приняли в апреле, в мае подали заявку, когда собрать футболистов было очень сложно, а в октябре уже обыгрывали в Кубке представителя премьер-лиги! Ну и потом матч со «Спартаком»… 

– Как подобное стало возможно?
– Это было что-то невероятное. До сих пор помню организацию того матча: штат у нас был небольшой, а надо было встретить и болельщиков, и правительство Ленинградской области, и людей из московской администрации… Все происходило в цейтноте. Плюс с игроками были небольшие недоразумения. В ту зиму нас пополнили ребята из «СКА-Хабаровска», команды ФНЛ, и начались обиды со стороны футболистов, игравших до этого. Но именно в матче со «Спартаком» на поле вышли те ребята, которые и добивались этого выхода в 1/8 финала. Соперник, конечно, имел огромнейшее преимущество, но никак не мог забить. А у нас самоотдача была просто на запредельнейшем уровне. После первого тайма я уже был уверен: не проиграем. В некоторых моментах мы стали даже превосходить «Спартак», а в дополнительное время забили победный гол. 

– В тот момент все в клубе поняли, что второй дивизион не ваш уровень, можно замахнуться и на большее?
– Мы с первого тура ставили перед собой задачу сразу выйти в ФНЛ. Так и получилось в итоге, причем досрочно. Но победа над «Спартаком» подстегнула и руководство, и спонсоров клуба, и футболистов. Мы поверили в себя. 

– Правда ли, что после выхода в ФНЛ бюджет клуба был увеличен до 300 млн рублей?
– Да. Но в ФНЛ затрат намного больше по сравнению с ПФЛ. Только одни переезды чего стоят. Стал другим уровень зарплат, в команду пришли другие люди. 

– Закладывались на это? Понимали, что такой резкий скачок сразу произойдет?
– Конечно. Мы прекрасно понимали, каким должен быть уровень бюджета, размер зарплат. Плюс увеличивались расходы на стадион, потому что в ФНЛ он должен был быть другой категории. 

Как сказал Григорян… 

– Почему не получилось у болгарина Николая Костова?
– Я не могу сказать, что у него прямо не получилось. Когда он приехал со своим помощником, у команды появились интересные тренировки, ребятам все нравилось. Не помню уже, что случилось дальше, но у Костова как-то разладилось общение с игроками, он потерял контакт с ними, они стали от него отворачиваться. Пошли нелепые поражения не по игре. Наверное, были проблемы с менталитетом, Костов не понимал игроков. Хотя работал до этого на высоком уровне. Может, видел себя над футболистами. Мы были вынуждены с ним расстаться. 

– Если с Костовым более-менее понятно, то что случилось с Александром Григоряном? Почему тот не провел ни одного официального матча? Самое время рассказать.
– Не хочу все это поднимать… Все в принципе шло хорошо, несмотря на то что мы неудачно выступили на зимнем Кубке ФНЛ. 

– Последнее место.
– Да. Здесь было то же самое – конфликт с футболистами. До этого Александр Витальевич работал в Хабаровске, Владивостоке – возможно, там можно было как-то давить на футболистов, которые были чуть ниже уровнем. А в «Тосно» найти общий язык с футболистами он не смог. Поэтому и пришлось с ним расстаться по обоюдному согласию. 

– Но спустя какое-то время Григорян, ныне эксперт, работающий на «Матч ТВ» и «Z+», говорил следующее: «Ну не карманный я тренер. Зная, что в некоторых вопросах не перешагну через себя, надеялся: в конфликтных ситуациях смогу лавировать. Это было заблуждение. “Тосно” – специфический клуб, частный, а кто платит, тот и заказывает музыку». Вы вмешивались в работу Григоряна?
– Мы общались, конечно. И по составу, и по тренировочному процессу, и по поставленным задачам. Но в сам тренировочный процесс я не лез. Я всегда участвовал в спортивной составляющей жизни клуба, он не был мне безразличен. Перед нами стояла задача повышаться в классе. 

– Вы ему указывали, что должны играть определенные футболисты?
– Я не указывал. Возможно, советовал. Но у него был хороший помощник – Евгений Николаевич Перевертайло. Все было для того, чтобы играть и выигрывать. Я не могу сказать, что у нас плохие отношения с Григоряном. Пообижались месяц-два после нашего последнего разговора, но потом еще раз пообщались и поняли друг друга. Прекрасно общаемся и сейчас. 

– Уже с Евгением Перевертайло «Тосно» попало в стыковые матчи за право играть в премьер-лиге. Пройти «Ростов» было нереально?
– Почему? Мы хорошо играли в первом матче, но пропустили в самой концовке после грубой ошибки Берхамова. Абсолютно равная игра, мы даже были ближе к победе в домашнем матче (0:1). На выезде вообще вели 1:0, но потом как-то растворились (1:4). Видимо, в тот год нам не нужно было выходить (смеется)

– Перевертайло был снят всего через четыре тура после старта нового сезона. Сейчас не считаете, что тогда принимались слишком поспешные решения, головы тренеров летели слишком быстро? Меньше чем за два года случилось пять увольнений.
– Как сказал Григорян, мы специфический клуб. Мы не могли ждать, на это не было времени. Перед «Тосно» всегда стояла максимальная задача. Перевертайло – отличный тренер, мы с ним и сейчас хорошо общаемся. Но что-то не пошло. У нас не было времени топтаться на месте и чего-то ждать. Мы же вышли в премьер-лигу и выиграли Кубок России. И это за пять лет существования клуба, не имея ни стадиона, ни базы, ни инфраструктуры. Анализируя произошедшее, считаю, что решения принимались правильные. 

«Возникает желание слить “Тосно” в унитаз» 

– На финише сезона-2016/17 управляющий партнер Fort Group, генерального спонсора клуба, Максим Левченко написал в «Фейсбуке»: «Тянуть в одиночку лямку ежемесячных, по факту благотворительных отчислений на футбол не просто накладно, но даже рискованно. Периодически возникает желание слить “Тосно” в унитаз». Как вы тогда отнеслись к такой формулировке?
– Помню это высказывание. Что вы хотите от меня услышать? 

– У вас состоялся с ним диалог? Пытались объяснить, что не стоит делать подобных заявлений, потому что болельщики не поймут как минимум?
– У него свое мнение. Я не лез в финансовую сторону, поиском спонсоров занимался именно Fort Group. Я же занимался поиском футболистов и тренеров. 

– И все же.
– Да всем, конечно, было неприятно подобное слышать. У футболистов, первых узнающих все новости, связанные с клубом, сразу появились вопросы. Приходилось гасить эту ситуацию, говорить, что все не так, как было написано. При всем при этом клуб никто не хотел закрывать, задачи по-прежнему ставились самые высокие. 

– Сейчас идет плей-офф КХЛ, и в финале оказался омский «Авангард», который играет не в Омске, а в Балашихе. У «Тосно» даже близко не было такой фанатской базы, как у «Авангарда», но вам не было стыдно за то, что команде приходится играть в Тихвине и Великом Новгороде, а не дома?
– Стыдно должно было быть не нам, а правительству Ленинградской области. Клуб просуществовал пять лет, за это время можно было что-то сделать. Хотя было много разговоров о строительстве нового стадиона. Да даже необязательно именно в Тосно – просто где-нибудь в Ленинградской области. Нам приходилось мигрировать не от хорошей жизни. В том же Тихвине было не совсем удобно не только соперникам, но и нам самим. И дорога, и всего одна гостиница, причем не самого высокого уровня, и наши вложения в местный стадион, чтобы он соответствовал уровню. 

– В Новгороде было иначе?
– Конечно. Там нас приняли очень хорошо, мы стали для этого города чуть ли не родной командой. Когда играло «Тосно», это был праздник для города. Об этом говорили сами люди. Каждая старушка в магазине знала, что сегодня играет «Тосно». Стадион вмещал пять тысяч, но попасть на него могли далеко не все желающие. Когда там же играло петербургское «Динамо», такого ажиотажа не было. Полюбили именно «Тосно». Думаю, нас там по-прежнему ждут. 

– С чем приходилось сталкиваться во время разъездов?
– Мы даже не обращали внимания на все трудности. Не спали, проводили много часов в дороге, сами готовили стадионы что в Тихвине, что в Новгороде в любую погоду. 

– После Тихвина и Новгорода домашним стадионом «Тосно» стал «Петровский». Чего в этом было больше: ощущения нереальности игры на некогда главной арене Петербурга или осознания того факта, что за каждый домашний матч приходится платить по 4 млн рублей?
– 4 миллиона – это только аренда. Еще были табло, ЧОП и прочие нюансы, с которыми выходило 4,5–5 миллионов. Но у нас не было другого варианта. В Новгороде сразу запретили, потому что на момент прохождения лицензирования стадион там был еще не готов. Было в планах построить там еще одну трибуну, поменять поле, но никто не хотел ждать. Плюс он и по другим пунктам регламента не совсем соответствовал. Мы были вынуждены играть на «Петровском». 

У Быстрова все время были какие-то недомогания 

– Кто мог оказаться в «Тосно», но по каким-то причинам трансфер не состоялся?
– На звезд мы не рассчитывали, потому что они стоят больших денег. И зарплаты у них высокие. Мы никого не покупали, брали свободных агентов. Всех, кого хотели, взяли. Если бы не финансовые сложности, думаю, мы бы остались в премьер-лиге и выступили в Лиге Европы. 

– Зачем было брать иностранных футболистов уровня Миюшковича, Рикардиньо, Нуну Роши, не превосходивших россиян? Наверняка же у них еще и зарплаты были выше.
– Нет, у иностранцев и россиян зарплаты были примерно одного уровня. Сколько – говорить не буду. Считаю, что тот же Нуну Роша – игрок уровня премьер-лиги. Но ему требовалось время. Когда мы брали Рикардиньо, он на сборах демонстрировал футбол высочайшего уровня! Но потом как-то немножко сник. Возможно, из-за начавшихся проблем с финансированием, из-за тренировок на искусственном поле, из-за каких-то бытовых проблем. Мне кажется, что при нормальных условиях эти футболисты могли бы расти и дальше. 

– «Тосно» подписал контракт с хорватом Анте Вукушичем, но потом выяснилось, что у него серьезные проблемы с легкими.
– Да-да. Но мы с ним расстались хорошо. А ведь это был футболист, который за «Хайдук» даже «Зениту» в Лиге Европы забивал. 

– Клубный врач признавался, что любой перелет мог для него даже смертью закончиться.
– Для него это тоже стало открытием… Он же проходил полное углубленное медобследование перед подписанием контракта – и никто ничего не обнаружил. Не знаю, как так получилось. 

– Обидно, что такой футболист не смог помочь команде?
– Да, футболист был хороший, но в полном здравии мы его так и не увидели. Жалеть не о чем. 

– Экс-спартаковец Эссьен Фло многим запомнился тем, что во время одного из матчей справил нужду рядом с трибуной. Ваши легионеры что-то необычное отмачивали?
– Да нет… С ними вообще не было никаких проблем. Тренировались, как положено, не канючили, ничего особенного не вытворяли. В плане дисциплины были даже лучше некоторых русских. 

– Как часто клубу приходилось общаться с сотрудниками ГИБДД из-за нарушений футболистами правил дорожного движения?
– Вообще ни разу! Если что-то подобное и происходило, то, наверное, они все вопросы решали сами. 

– Вы уже упомянули, что за спортивную часть в клубе отвечали именно вы. Как выглядел поиск новых футболистов, особенно зарубежных?
– У меня есть знакомые агенты в Португалии и Сербии, да и русские тоже. Советовался с ними. Того же Рикардиньо я сам смотрел на сборах. Хотел его взять, но «Шериф» своего капитана и лидера не отпускал. После Молдавии за «Црвену Звезду» играл – очень сильный футболист. Тот же Роша был лидером румынской «Университати». 

– Довольны абсолютно всеми трансферами или кто-то откровенно разочаровал?
Андерсон Карвальо у нас совсем не играл, а вернулся в Португалию – и снова стал лидером своей команды. (29 января Карвальо порвал крестообразные связки, поэтому сезон «Санта Кларе» придется доигрывать без 28-летнего полузащитника. – «Спорт День за Днем»). Может быть, и наша вина в чем-то, что мы его не сумели раскрыть. Хотя до этого он был лидером «Боавишты». Опять же многое связываю с искусственными полями, на которых нам приходилось тренироваться. Может, и не дали шанса вовремя. 

– А что касается, скажем, Владимира Быстрова? Наверняка ведь ждали от футболиста с таким бэкграундом большего, а он при первых же финансовых проблемах уехал со сборов?
– Да ничего не могу сказать по поводу Быстрова. У него все время были какие-то недомогания. Только-только набирал форму – сразу какие-то травмы возникали. Никак не мог прийти в оптимальное состояние. Ничего плохого тоже сказать не могу. 

– Согласны, что вылет «Тосно» стал возможен в том числе и из-за того, что в команде было слишком много арендованных футболистов? Они в любом случае были на контрактах и вернулись бы в свои клубы, дальнейшая судьба клуба их волновала постольку-поскольку.
– Нет, не согласен. Все люди, которых мы брали в аренду, наоборот, хотели играть. Тот же Жигулев выглядел прекрасно, став игроком основного состава. Все рвались играть, прекрасно тренировались, никто не филонил. Никто не приходил, как на каторгу.

Клуб можно было содержать и дальше, но, значит, людям это было не нужно 

– С чем вы связываете результаты в концовке сезона – всего очко в девяти последних матчах?
– Это было связано с финансовой нестабильностью. У нас был прекрасный коллектив: что в руководстве, что между футболистами и тренерским штабом. Может, не хватало мастерства, но это компенсировалось самоотдачей, выполнением игровой дисциплины. Ребятам регулярно говорилось, что вот-вот у вас все будет, все заплатим, а в итоге ничего не происходило. Вот ребята и потеряли веру в руководство, начав думать о своем дальнейшем трудоустройстве. 

– Тем самым руководство подставляло и вас, вы это понимаете? Потому что при общении с футболистами доводилось слышать, что это именно вы им обещали закрытие всех долгов.
– Я был все время с ними: на всех тренировках, сборах, играх. Передавал то, что мне говорило руководство. Даже губернатор приезжал. Обещал, что клуб будет жить и футболистам все будет выплачено. Мне становилось сложнее управлять командой, и я могу понять футболистов. Чего с них требовать, когда им не платится зарплата? Отсюда и недоверие ко мне. Но не увольняться же мне? Это не выход, надо было доигрывать чемпионат, Кубок России. Сами помните, что на сборах команда отказалась выходить на один из матчей из-за долгов. Мне не оставалось ничего другого, как давать обещания. Верил, что все выплатится. Но получилось иначе… 

– У клуба остались долги перед футболистами, перед каждым по несколько миллионов рублей. Их ребятам уже никто не вернет. С какими потерями из этой истории вышли вы?
– Я вообще ничего не получил с февраля 2018 года. Я оказался в такой же ситуации, что и футболисты, был таким же наемным рабочим. Жалею, что все так получилось. 

– Лично вы со своей стороны сделать большего не могли?
– Нет. Я даже сейчас не знаю, к кому обратиться. Все слишком непонятно. 

– Дальше небольшая справка для читателей, но вы все это и так знаете. Владельцами РУАНа, на базе которого появился «Тосно», были братья Вячеслав и Игорь Ананских. Первый – известный банкир, второй – депутат Госдумы от «Справедливой России». Идею о создании в регионе команды уровня премьер-лиги лоббировал почетный президент Федерации футбола Ленинградской области Алексей Михеев. Он же является заместителем начальника управления президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций, а в прошлом возглавлял аппарат думского комитета по физкультуре, спорту и делам молодежи под руководством Игоря Ананских. Максим Левченко – выпускник юрфака СПбГУ, его преподавателем по римскому праву был председатель правительства России Дмитрий Медведев. Его партнер по Fort Group – депутат Госдумы от ЛДПР, бывший президент Федерации футбола Ленинградской области миллиардер Борис Пайкин. Как при таких связях можно было не спасти команду, которую сам губернатор Ленинградской области называл брендом региона?
– На этот вопрос у меня ответа нет. Раз люди ставили перед нами цель повышения до премьер-лиги, значит, они знали, кто и сколько нам должен на это дать. Говорилось, что основной частью средств нам должен помочь губернатор, однако помощь в итоге была незначительной. Наверное, имея такие связи, вполне можно было и дальше содержать клуб. Но, значит, это людям было не нужно. 

– Помимо трансферов Заболотного в «Зенит» и Маркова в «Динамо», как еще зарабатывало «Тосно»? На атрибутике, например?
– Нашу продукцию в Петербурге особо не покупали. Зачем, когда есть «Зенит» и СКА – большие бренды? Да, какие-то шарфы покупали, но это мелочь. Мы в принципе просто выходили «в ноль», потому что многое презентовалось. Но нам на это и не выделялось отдельных средств, что-то сами делали. Средства были от Лиги за трансляции, раз в квартал мы их получали. Порядка 75 миллионов за сезон мы получили. 

– Сколько «Тосно» заработало в победном Кубке России
– Порядка 9 миллионов. Но у нас был арестован счет, поэтому данные деньги сразу списались автоматом. 

– То есть ни футболисты, ни тренеры премий не получили?
– Нет, никто и ничего. 

– Кому пришла в голову идея сделать маскотами команды Корюшку и Лося?
– Fort Group, нашему генеральному спонсору. Как минимум  получилось забавно. Многие приходили на «Тосно» с детьми, тем нравилось фотографироваться. У всех же есть какие-то зверюшки. Наверное, это была хорошая идея. Мне кажется, нас в принципе в Питере полюбили. 

– Какова была сумма выручки на билетах?
– Только на двух матчах нам удалось выйти «в ноль» – на «Зените» и на «Спартаке». На всех остальных матчах работали, конечно, в большой минус.

Какой может быть заработок в профессиональном клубе? 

– Вы остаетесь вице-президентом Федерации футбола Ленинградской области?
– Остаюсь, но у нас есть небольшой конфликтик. Правительство Ленинградской области хотело открыть свою федерацию, но у них не получилось. Зато нам приостановили аккредитацию. Наша федерация остается единственной в Ленинградской области, но нам всячески пытаются помешать проводить соревнования. 

– Почему?
– Обратитесь в Комитет по физической культуре и спорту Ленинградской области. Какой-то зуб у них на нас есть. 

– Присутствует ли «Тосно» в вашей жизни сейчас? Хотя бы как-то?
– Нет. Ни с кем из футболистов не общаюсь, хотя за их карьерами слежу. Зато общаюсь с административным штатом и тренерами. У нас с ними остались теплые отношения. 

– Многие теперь в детско-юношеском футбольном клубе «Атлант» работают.
– Со всеми тренерами и обслуживающим персоналом ФК «Тосно» были расторгнуты договоры, люди остались у разбитого корыта. А детей мы собрали достаточно – их родители сильно переживали, просили как-то помочь. Дети ни в чем не виноваты, они должны тренироваться и играть.  В итоге мы создали новое юридическое лицо «Детско-юношеский футбольный клуб “Атлант”». Президентом стал Леонид Иванович Хоменко. Концовку чемпионата области провели на хорошем уровне, стали победителями клубного зачета впервые в истории Тосненского района. Продолжаем поддерживать школу, как можем. 

– Это все останется на уровне школы или строите планы по созданию нового профессионального клуба?
– Если бы нашли финансирование, то построили бы профессиональный клуб. Без профессионального клуба не так просто собрать и удержать детей в Тосно. Да и родители просят. Хотелось бы иметь вертикаль, чтобы детям было куда попадать по окончании школы. 

– Какие сейчас в Тосно условия?
– Ничего не изменилось: искусственное поле плюс полноразмерное натуральное поле, которое мы стелили, пока еще была команда. Это уже хорошо. Еще небольшой зал, принадлежащий муниципальному образованию. Вот в принципе и все. Остались, конечно, инвентарь, форма, мячи. 

– Если это интервью прочитают люди, тоже мечтающие о том, чтобы вывести в премьер-лигу команду из ПФЛ, каких ошибок вы им посоветуете избежать?
(Задумывается.) Я не могу сказать, что у нас были какие-то ошибки. Мы были за идею – на все закрывали глаза и шли вперед. Надо, чтобы коллектив был хорошим. 

– Главное, наверное, чтобы будущие руководители не думали о клубе как о механизме зарабатывания денег.
– Так а какой здесь может быть заработок? Ну продашь ты одного-двух футболистов – все равно всего не компенсируешь. Люди должны думать о футболе как о социальном проекте. Должна быть своя школа. «Краснодар» всем пример. Сначала надо построить школу, а потом уже думать о профессиональном клубе. Он должен пополняться своими воспитанниками, как это происходит в «Чертаново». Так получится намного дешевле и намного приятнее. 

– Может, «Атланту» теперь и пойти по такому пути, не поднимаясь выше ФНЛ?
– Нам хотя бы сделать клуб ПФЛ, чтобы привлекать в нее своих юных футболистов. 

– Что ждет «Ленинградец» – новую областную команду?
– Все зависит от спонсоров, насколько им этот клуб нужен. Сейчас открылась бюджетная школа в Гатчине, которая так и называется – «Ленинградец». Будем надеяться, что клуб сможет воспитывать футболистов, повышаться в классе, что все это надолго. А «Атлант» со временем составит «Ленинградцу» конкуренцию.

Использовано фото: ФК «Тосно»

Оцените материал:
-
0
27
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад