YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


«Вот посмотрю чемпионат мира и поеду к своим друзьям…» Петербург простился с ветераном «Зенита» Памяти Валерия Лазарева, пережившего своего друга Владимира Казаченка всего на год

Валерий Лазарев и Владимир Казаченок
Фото: Из личного архива

Валерий Лазарев — легенда Университета имени Лесгафта. В 1973-м под руководством Германа Зонина и Юрия Морозова он с отличием окончил учебное заведение, а затем в разные годы был преподавателем и доцентом ряда кафедр. Особое место в жизни Валерия Александровича занимал футбол. Он играл за «Зенит», помогал Зонину тренировать таких будущих звезд, как Александр Заваров и Игорь Гамула в СКА (Ростов-на-Дону), возил юного Андрея Аршавина с командой «Смены» на заграничные турниры, объяснял Роману Широкову в «Химках» азы футбольной науки… Обладая выдающимся здоровьем в юности (весной 1976-го показал третий результат по высшей лиге, сдавая тест Купера), в последние годы был вынужден пересесть в инвалидное кресло. 2 марта нынешнего года Валерия Александровича не стало.

В сентябре 2016 года корреспондент «Спорта День за Днем» побывал в гостях у Лазарева в Колтушах. Несмотря на плохое здоровье, тот не терял оптимизма и с удовольствием освежал в памяти основные вехи своей длительной и интересной карьеры…

О здоровье

Я вернулся после «Химок» в Лесгафта доцентом. Уважаемым человеком в городе был. Делал все что хотел. Например, занимался лицензированием вместе с Марком Рубиным. Со всей страны приезжали к нам. Поднял в Лесгафта футбол. Они тридцать лет никакие места не занимали, а при мне два года подряд финалистами становились. Хорошая команда была: Скворцов, Зуев, Барков, Святобольский… Они уже с футболом закончили, но пришли ко мне, и я им такую программу дал, что они чемпионами мира по бегу стали бы (смеется). Мяч у меня в руках был — чтобы не испачкали (смеется). Все шло хорошо, и тут ба-бах! — у меня сахарный диабет. Скрутило за два года. Нога почернела, холодная стала.

2012 год. Звоню директору Ленинградской областной клинической больницы Валерию Михайловичу Тришину, которого лет 25 знаю, оба жили на Демьяна Бедного. Тот находился в Испании. «Надо помочь». — «Хорошо, давай». А в больнице никого до 12 января нет, праздники. Тришин дал команду, меня встретил хирург, посмотрел и тут же отзвонился Валерию Михайловичу. «Надо делать, что говорят», — услышал я от него. 4 января сделали первую операцию — чистку, 5-го утром — вторую, 5-го вечером — третью! Все боялись, что сердце не выдержит! Выдержало! Моему же отцу тоже ногу ампутировали! Прямо на войне, на Волховском фронте. У него ниже колена, у меня выше колена, и та же — правая. За компьютером два часа посижу — нога уже опухшая. Начал пить мочегонные таблетки — тьфу-тьфу, получше стало. Хотели резать, но в областной побоялись. 

Как-то давление подскочило под 280. Если бы рядом не оказалось моего ученика Валеры Данильченко, не смог бы даже врачам скорой дверь открыть. Ездили с ним даже на футбол, куда нас пригласила администрация ФК «Химки» во главе с Викторовичем. (Игорь Торубаров — начальник команды. — «Спорт День за Днем».) А на следующий день на «Динамо» — «Зенит», куда пригласил Николай Ковардаев, помощник главного тренера. (Лазарев смотрел игру в VIP-зоне для инвалидов, где был даже личный лифт и другие условия для маломобильных людей. — «Спорт День за Днем».) Это был как раз тот матч, когда в Шунина кинули петарду. Меня еще по телевизору показали (смеется). Я еще два года отработал в Лесгафта. Друзья возили на тренировки, Марк Рубин сделал льготный режим — занимался только с общим курсом. Иногда добирался на такси. Зарплата — 20 тысяч, такси — 18 тысяч.

Со здоровьем все хреновее становилось, поэтому решил жить на пенсию — 9500 плюс полторы как инвалиду. 11 тысяч!!! Попросил помощи у клуба. «Пять тысяч можем только дать, у вас мало игр», — заявил мне Максим Митрофанов. (На тот момент генеральный директор клуба. — «Спорт День за Днем».) У Орлова, Геннадий Сергеевич который, те же пять игр, только минут еще меньше, чем у меня. Все переживает по этому поводу (смеется). Это так, к слову… Зато Владимир Таймазов по линии Лесгафта подарил мне электрическую коляску. Аккумулятор, правда, быстро сел. Но пока работал в Лесгафта, успел на ней по полю покататься. Искусственное покрытие — что ему будет.

Когда мне операцию сделали, надо было проходить курс реабилитации в больнице. Так вот ветераны «Зенита»-1984 Серега Дмитриев, Афоня (Аркадий Афанасьев. — «Спорт День за Днем») собрали деньги, и Серега Гордеев (один из первых тренеров Андрея Аршавина, в настоящее время — старший селекционер по молодежному футболу академии «Зенита». — «Спорт День за Днем») принес конверт. Спасибо им, вовремя пришлось. Смог 21 день в больнице провести.

О работе в Комплексной научной группе Николая Люкшинова

Николай Люкшинов оказал на мою судьбу большое влияние. Когда появилась Комплексная научная группа, мы вместе с Николаем Михайловичем расшифровывали записи и долго спорили, какие технико-тактические приемы считать правильно исполненными, а какие — нет. Ничего подобного в 1970-е не было, поэтому ЛОМО (Ленинградское оптико-механическое объединение имени Ленина. — «Спорт День за Днем») стало финансировать нашу работу. Начали с подробных разборов каждой игры «Зенита», привлекая разных специалистов и записывая все на камеру. Герман Зонин каждому футболисту пытался объяснить необходимость научного подхода, ведь у всех индивидуальное здоровье. К слову, в «Зенит» меня взяли благодаря Юрию Морозову. Он посоветовал меня тогдашнему тренеру Евгению Горянскому.

О матче «Карпаты» — «Зенит» — 0:3 (10.11.1976)

День накануне матча. Я как приближенный к руководству «Зенита» сидел вместе с тренерами в их номере. Тут же был Генка Орлов, который уже тогда работал комментатором. Он и говорит Герману Семеновичу Зонин: «А чего бы под Лихачева не поставить Лазарева?» Лихачев — это капитан «Карпат», движение, все при нем. Спасибо Генке, благодаря ему в состав попал. В итоге никуда Лихачев от меня не делся (смеется). Тот «электричка», а я «паровоз»! Что там творилось во Львове — вообще прощай, разум! Они ведь на медали шли в осеннем чемпионате (сезон-1976 был разделен на весенний и осенний. — «Спорт День за Днем»): победа — серебро, ничья — бронза. А мы их 3:0! Был у «Карпат» такой игрок — Чорба. Четыре тура подряд бил пенальти. Ну я накануне на предыгровой тренировке и говорю Олейне (Владимиру Олейнику, вратарю. — «Спорт День за Днем»): «Ничего Чорба не сделает, будет бить сюда». И показываю угол. Что вы думаете? Игра, мы ведем 2:0, и в наши ворота ставят пенальти. И Олейна берет его там, где я сказал! Я тут же тюм! — как дал мяч на семнадцатый ряд (смеется). На том матче должны были вазу какую-то огромную вручать, и бам! — выстрел! Ваза вдребезги! Черт его знает, что было. Кто же будет ходить, искать гильзу эту. Матч заканчивается, а наш рейс задерживают. Стоим в аэропорту, смотрим телевизор: а там на улице 700-летия Львова машина перевернута, комиссионный магазин разбит… Вечером, когда нас разместили в гостинице, встретился с администратором «Карпат», с которым был хорошо знаком. Тот, естественно, плачет. «Я же говорил, подойдите с деньгами — и нет вопросов!» — замечаю, шутя. Но они же были уверены, что грохнут нас. Вот и получили!


Сборная ГДОИФК имени Лесгафта, сентябрь 1978 года (Гусь-Хрустальный). Валерий Лазарев крайний слева в верхнем ряду

О работе с Владимиром Казаченком в «Химках» и о матче с «Зенитом»

2005 год, мы с Казаком (Владимиром Казаченком. — «Спорт День за Днем») договорились принять «Химки», генеральным директором которых был Миша Щеглов, раньше работавший исполнительным директором «Спартака». Так вот он у меня был капитаном ростовского СКА. 25 лет меня не видел. Казак приехал на переговоры, но питерского брать никто не хотел. Точнее, говорили так: сам приходи, но с собой никого не бери. Казак звонит Варламову (завучу «Смены». — «Спорт День за Днем»), а рядом я. «Саныч, у меня тут рядом ученик твой, Миша Щеглов». Тот сразу: «Валерий Александрович, Казаченка-футболиста знаю, а какой он тренер — нет. Приезжайте и вы!» Заехал домой, взял свои конспекты — и в Химки на машине. Переговорили — и по рукам.

А в команде на тот момент было три человека — вратарь Рожков, Андрюша Тихонов и защитник Йованович. Все! А мэром Химок тогда был генерал Стрельченко. Я с такими людьми сразу артистом становлюсь (смеется). Слушал четыре часа, как в футбол играть надо! Но набрали хороших ребят, Володю Бесчастных того же. Начали сборы в Новогорске, а у меня еще со времен Морозова смертельные беговые программы: «вертушка», «крокодил», «скорпион», «тропа смерти». Еще Гамула признавался, что семь минут «скорпиона» — и можно умирать (смеется). У нас за 2006 год не было ни одной мышечной травмы! А почему? Да потому что правильно «загрузили»!

16 июня 2007-го. Ночью перед матчем с «Зенитом» у Казака прихватило сердце, и он не мог присутствовать на игре. Позвонил: «Валера, я на тебя надеюсь». А вокруг все шепчутся, мол, питерские своим будут матч сдавать. В итоге получился невероятно напряженный поединок, и мы в концовке ушли от поражения — 2:2… Игорь Ющенко официально заменял Казака, он же пошел и на послематчевую пресс-конференцию. После того матча Дик Адвокат говорил, что если «Зенит» не станет первым или вторым, то он уйдет из команды.

Об Андрее Аршавине

В 1992 году возил детскую команду «Зенита» в итальянский Тренто на международный турнир: 62 команды из десяти разных стран. Ребятам лет по одиннадцать было. В том числе и Андрею Аршавину. Это же настоящий маленький Месси был! Заранее знал, что надо делать, а его даже партнеры не понимали. Удар есть, обводка великолепная. Вовремя ему и Саше Кержакову дали в «Зените» шанс.

Команда СДЮШОР «Смена» на турнире в Италии, 1992 год. Во втором ряду (с кубком) Валерий Лазарев, в первом ряду (крайний справа) — 11-летний Андрей Аршавин

О диссертации Германа Зонина

Диссертация Зонина — моя курсовая работа (смеется). На предзащите профессора Марк Годик и Николай Люкшинов, а также я. Обсуждаем технико-тактические действия, а Зонин какие-то фамилии не может выговорить, на вопросы не отвечает. У него спрашивают, что важнее: физическая подготовка или технико-тактические действия? И Зонин «поплыл» (смеется). Не знает, что сказать… И тут выдает, что важнее технико-тактические действия. По-моему, я один засмеялся, потому что одно без другого невозможно. Да, было время…

Вспоминают…

Владимир Лазарев, старший брат:

— Отец любил смотреть футбол, поэтому несколько раз мы втроем ходили на стадион имени Кирова. Всегда садились на самый верх, а Валерка все время бегал вниз и смотрел игру от заборчика. Он еще в школу не ходил, но уже в тетрадке рисовал всякие таблички, в которые просил меня записывать названия команд, счета, с которыми заканчивались матчи. Отец ему принес фишки, и он их, как тренер, расставлял на столе: здесь вратарь Хомич, здесь защитники, здесь полузащитники… Катает железный шарик на столе, играет сам с собой. А как пошел в школу, так вообще знал всех: не только советских футболистов, но и зарубежных. Как сейчас помню, рассказывает мне: «Вот это Раймон Копа, он играет во Франции». А я понятия не имел, кто это (улыбается). Уже потом он начал записывать матчи на магнитофон Grundig. Один раз тот сломался, и во всем городе никто починить не мог. Пришлось мне.

Мы жили во Фрунзенском районе, но Валерка играл в футбол на стадионе «Локомотив», что на улице Марата. А потом я его возил в Колпино, когда тот играл на «Ижорце». Садились на электричку и ехали… Несмотря на все, в школе он учился очень хорошо — практически круглый отличник! Ему удавалось совмещать футбол и учебу. До одиннадцати вечера гонял мяч во дворе, потом прибегал домой и делал уроки. Дети тогда играли после взрослых, поэтому с тренировок он возвращался очень поздно. Мама оставляла супчик на кухне, и он, не раздеваясь, прямо в пальто бежал туда и начинал из кастрюльки есть. «Валерик, хотя бы руки помой!» — но он уже ест.

В последние годы общались в основном по телефону. Он постоянно звонил, рассказывал, где играет, где тренирует, постоянно просвещал меня. Я футбол особо не любил, но несколько раз ходил на матчи Валерки, когда тот за «Локомотив» играл. Помню, что один раз был на «Зените». К нам домой приходили Казаченок, Стрепетов — очень дружные ребята. К сожалению, он себя полностью не реализовал как игрок. Если бы не проблемы со здоровьем… Я с самого детства им гордился. Все мои друзья знали, кто такой Валера, чем он занимается. Помню, «Химки» играют в Петербурге с «Зенитом», и мне звонит сосед: «Включай телевизор! Валерку показывают, на скамейке сидит!»

Валерий Данильченко, агент игроков:

— В конце сентября 2016-го Всеволожский суд выселил Валерия Александровича из его квартиры в Колтушах. В итоге он оказался в пансионате, где бывшая жена Вера, сын Михаил и младшая дочка Аня наняли для него сиделку. Они переезжали из квартиры в дом и планировали забрать Валерия Александровича туда летом, но не успели. Были и другие люди, кто ему помогал.

Если честно, все произошло очень быстро. Каждые три месяца он «чистился» в клиниках: уколами и таблетками очищали организм. После этого нормально себя чувствовал. А тут по какой-то причине не получилось в областную больницу приехать, все занято. Пришлось ехать в другую больницу. Поднялась температура. Думали, простыл, а оказалось, что начались проблемы с зубами. Он же постоянно терпел боль. Стали отказывать почки, печень… Он же с собой в клинику даже ничего не взял, оставил все в пансионате, думал, что вернется… И продолжали платить сиделке, чтобы та ждала его. А оказалось, что все вот так плохо.

Он же все хотел чемпионат мира по футболу посмотреть. Постоянно говорил: «Вот посмотрю чемпионат мира и поеду к своим друзьям…» Это он о Варламове Владимире Васильевиче и Казаченке Владимире Александровиче. Все ушли в марте, в разные годы: 18-го — Варламов (в 2015-м), 26-го — Казаченок (в 2017-м), а Валерий Александрович 2-го. Хотел он и 40-летие своей старшей дочери Ольги отпраздновать, но немного не успел.

На похоронах были тренеры из «Смены», передавали соболезнования из Силламяэ, где он какое-то время работал консультантом в «Калеве», из администрации ФК «Химки». Два фаната этой команды даже хотели приехать на похороны, но что-то сорвалось. Так что память о нем осталась. «Зенит»? Был на похоронах Анатолий Давыдов, они же хорошо дружили. Жена Варламова приезжала.

Игорь Торубаров, начальник команды «Химки»:

— Даже когда Валерий Александрович потерял ногу, он оставался оптимистом. Не могу разделить их с Казаченком — пришли в «Химки» вместе, поэтому и после ухода из команды, когда та приезжала в Петербург, постоянно приходили тоже вдвоем. Не важно, с кем мы играли — против «Руси», «Динамо-СПб» или «Зенита»-2. Всегда приходили. В 2010-м я приезжал в Питер, поэтому набрал телефон Лазарева. «У тебя есть возможность меня встретить?» — «Да, никаких проблем». Примчался в шортах, на старенькой машине… Мне было неудобно перед ним, но он отвез меня в гостиницу, после чего спросил: «Ты на “Зенит” — “Осер” собираешься?» В итоге достал мне самые лучшие билеты…

В декабре 2005 года в «Химках» началось формирование новой команды. Сборы, январь, Сочи. Город засыпает снегом. Первый же тренировочный день сорван. Исходя из опыта работы с другими тренерами, подумал, что сейчас начнутся разговоры: «Все пропало, вся работа сбивается, эта тренировка обязательно нужна…» Пытаюсь договориться с базой «Спутник», но там говорят, что из-за снега никто оттуда даже выехать не может, чтобы купить продукты и накормить команду. Куда уж там поля расчищать. Иду в комнату к Казаченку и Валерию Александровичу и слышу: «Чего ты разнервничался? Найди какую-нибудь маленькую площадку и, если сможешь, достань баскетбольный мяч». Другие устроили бы панику, а эти двое совершенно спокойно поменяли планы на тренировку. Все прошло без проблем.

Когда «Химки» играли с «Зенитом», я думаю, где-то в душе у Казаченка и Лазарева было такое: мы не нашли себя в Питере, зато пригодились в другом месте. При них «Химки» выиграли первый дивизион и добились самого удачного результата в высшей лиге — девятое место. Уволили Казаченка в день его 55-летия… Валерий Александрович, естественно, сразу же ушел вместе с другом. «Химки» улетали на сбор в Австрию, и оба приехали в аэропорт попрощаться с командой. Мне было тяжело на это смотреть… Но и тогда, и в других случаях я лишний раз убеждался, что питерцы — особая каста.

1 марта мне исполнилось 55. Каждый год Валерий Александрович звонил и говорил: «Торубарыч, поздравляю». В этот раз не позвонил. Думаю: «Странно. Наверное, какие-то проблемы». А оказалось вот как…


Марк Рубин, заслуженный тренер России:

— В последнее время Лазарев сильно переживал, что ушли его хорошие друзья, с которыми он был близок полжизни, а то и больше: Владимир Казаченок и Владимир Варламов. Мы все помогали, но основную часть по организации похорон на себя взяла жена Валерия Александровича. Вера и дочки все сделали очень достойно, хорошие были поминки. Очень помогали футбольные друзья, воспитанники. К сожалению, у него были такие проблемы со здоровьем, что долго в такой ситуации не проживешь. Плюс переживания из-за неожиданного ухода Варламова и Казаченка… Вот такая печальная концовка.

Юрий Лукосяк, историк, спортивный журналист:

— Я видел Лазарева в игре. Это был очень мобильный полузащитник. Но ближе познакомился уже в Лесгафта — мы часто беседовали на кафедре футбола. О смерти Валерия Александровича узнал от Леши Румянцева, бывшего судьи всесоюзной категории, работающего сейчас инспектором РФПЛ. Он позвонил и сказал: «Только что простились с Лазаревым, едем на Южное кладбище». Я знал, что он плохо себя чувствует, что ему ампутировали и вторую ногу…

Уже после звонка Румянцева была возможность поговорить в Лесгафта с теми, кто работал вместе с Лазаревым. Получается, что как бы сверили наши воспоминания. Валерий Александрович был хорошим методистом. Наверное, потому, что зацепил существование Комплексной научной группы. У него были хорошие теоретические знания. Когда в «Зените» работал Дик Адвокат, Лазарев был, скажем так, не очень далеко от него. Голландец приезжал в «Смену» и интересовался тем, как поставлена работа по подготовке кадров в городе, общался с Валерой. Всегда подкупали его доброжелательность и желание помочь.


«Спорт День за Днем» приносит свои соболезнования родным и близким Валерия Александровича Лазарева.

Личное дело

Валерий Александрович Лазарев

Родился 18 ноября 1951 года в Ленинграде

Воспитанник петербургских школ «Локомотив» и «Ижорец»

Амплуа: полузащитник

Карьера игрока: «Локомотив» (Ленинград, 1969–1972); «Ижорец» (Ленинград, 1972); «Зенит»-д (Ленинград, 1972–1973); «Зенит» (Ленинград, 1975–1978); «Крылья Советов» (Куйбышев, 1981–1982, играющий тренер); «Зенит» (Устинов, 1985)

Карьера тренера: СКА (Ростов-на-Дону, 1979–1981, тренер); «Крылья Советов» (Куйбышев, 1981–1982, играющий тренер); СДЮШОР «Динамо» (Ленинград, 1982–1983, старший тренер); «Химки» (Моск. область, 2006–2007, тренер/руководитель Комплексной научной группы); «Химки»-д (Моск. область, 2007–2008, руководитель Комплексной научной группы); ФК «Питер» (2011, тренер)

Достижения: победитель первенства России среди команд Первого дивизиона («Химки», 2006)

В 1978–1979, 1985–1986 и 2009 годах преподаватель кафедры футбола и хоккея в ГДОИФК им. Лесгафта

Работал начальником команды ФК «Гатчина» в 1996–1997 годах

Работал в СДЮШОР «Смена»

В 2010–2012 годах — доцент кафедры теории и методики футбола в ГДОИФК им. Лесгафта

Был женат, трое детей

Умер 2 марта 2018 года в Санкт-Петербурге

Оцените материал:
-
0
13
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад