YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Заслуженный тренер СССР и России Геннадий Турецкий: Мне и кино снимать интересно

В июле руководитель аппарата правительства России Сергей Нарышкин вручил Геннадию Турецкому, наставнику четырехкратного олимпийского чемпиона Александра Попова, орден Дружбы. Вроде бы ничего необычного – у нас сейчас много кому ежегодно вручают награды. Но тут случай особый. Высокая награда была вручена Турецкому c почти десятилетним опозданием – за заслуги перед государством и высокие достижения по итогам Олимпийских игр в Атланте в 1996 году. Соответствующий указ подписал первый президент России Борис Ельцин еще 6 января 1997 года. Такая задержка была связана с тем, что российский специалист с начала 90-х годов проживал в Австралии, а в данный момент работает в Швейцарии. Увы, в России приемлемых условий тренеру такого уровня до сих пор создать не могут. А потому на родине Геннадий Геннадиевич ограничивается тем, что проводит мастер-классы для молодых спортсменов. Своим мнением о том, как он оценивает перспективы россиийского плавания, и о многом другом именитый наставник накануне чемпионата Европы на короткой воде поделился с корреспондентом «Спорта».

Спортсмен должен излучать свет и радость

– В начале 90-х на международных соревнованиях наша сборная выступала намного лучше. Это был результат долговременной работы в 80-х годах, – считает Турецкий. – А сейчас мы пожинаем плоды работы десятилетней давности. Времена тогда были трудные. В развитии бизнеса прибавили, в развитии спорта – как раз наоборот. В отличие от футбола или баскетбола, плавание как было, так и остается бюджетным видом спорта. Но и его необходимо развивать: проводить исследования, строить новые базы. У нас же, наоборот, количество бассейнов сократилось. Многие перешли либо в частную собственность, либо к различным организациям, не заинтересованным в развитии спорта. В перспективе я вижу совершенствование клубной системы. Чтобы сделать спорт самоокупаемым, спортивные общества должны приносить деньги, а для этого необходимы спонсоры.

– Откуда же их взять?
– Когда существуют мощные спортивные комплексы, при них развиваются элитные клубы, бассейны, оздоровительные сауны, которые приносят деньги. Эти средства и нужно использовать на поддержку спорта. Любопытная система сущест­вует в Италии. Там топ-менеджеры крупных спорткомплексов параллельно работают в национальной федерации плавания. В выигрыше от такого сотрудничества все – и спортсмены, и бизнесмены.

– Почему в России плавание не пользуется такой популярностью, как в США или Австралии?
– Большое значение имеет географический фактор. Устойчивые к холодам закрытые сооружения стоят значительно дороже. А в той же Австралии 90% бассейнов – открытые.

– Может, дело еще и в зрелищности плавания?
– Да, в свое время на знаменитого пловца Владимира Сальникова в Ленинграде шли толпами, милиция народ разгоняла! Это зависит не от популярности спорта, а от звезды. Я изучаю феномен Александра Попова. Почему он так всем нравится? Внешне привлекателен, узнаваем. Но людям нравится красота его плавания. Спортсмен должен излучать свет и радость. Это и делает спорт притягательным.

Ребенок ребенку плохого не посоветует

– Есть какая-то единая система по обучению пловцов?
– Единой – нет. Но одно можно сказать точно: российская система – лучшая в мире. За рубежом наши специалисты имеют колоссальный успех. Построение урока у нас организовано на высокопрофессиональном уровне. Всему уделяется особое внимание – даже построению, перекличке, разминке. Упражнения спортсмены выучивают уже на суше. На Западе такие занятия даже не практикуются. Тренер находится в воде и все указания дает из воды. Я считаю, это неправильно. Ребята значительно лучше овладевают навыками на суше.

– Что можно привнести в россий­ское плавание?
– В Австралии есть одна интересная штука. В качестве инструкторов там выступают дети 14–15 лет. Качество занятий очень высокое. Потому что у 7-летнего ребенка более тесная связь с 15-летним, чем со взрослым. Но об этом не все знают. Сейчас большинство российских тренеров не информировано о том, что происходит в мире. Необходимо ликвидировать информационный вакуум. 20 лет назад наши специалисты активно участвовали в международных конференциях и находились на передовых позициях в плане методик. Запад слушал и усваивал наши предложения. Мировые рекордсмены все новации стараются учитывать и принимать к сведению. Нельзя жить старым багажом. Чем сильны российские тренеры, так это самоотдачей. Они все пропускают через сердце. Если бы им еще идеями помочь. И материально.

– А вы можете воспитать нового Александра Попова?
– Знаете, сейчас пришло время поколения молодых тренеров. Я себя к старому не отношу, но хочу видеть мощную инициативу от 30–40-лет­них специалистов. У них есть и знания, и сила. Должно появиться только желание. Если я приду со своими советами, юные спортсмены, конечно, поплывут, но не так. Я мог бы стать частью системы, как-то направить, помочь. Но недостаточно к старой системе приделать новые глаза. Чтобы делать новые шаги, необходима система движения. И целью этой системы должно быть создание пловцов высочайшего уровня. Если передо мной поставят конкретную задачу, я подготовлю кого угодно. Но будущего за такой системой нет. Нужно развивать плавание на местах. В этом плане, кстати, Петербург – кладезь плавательной мысли. Именно здесь в 1927 году спорт поставили на «трех китов». Придумали нормативы, разделение по ведомствам и территориям, а также всесоюзный календарь соревнований. Так было в нашей стране, и теперь мы несем ответственность за то, что происходит сейчас.

Мне удалось изменить людей

– Вы долгое время проработали в Австралии. Есть что-то такое, что вам там не нравилось?
– В Австралии я боролся с двумя вещами. Во-первых, австралийцы жалуются, что им тяжело работать. Но это не профессиональное определение. Так можно о шахтерах говорить, а плавание – это самовыражение. Во-вторых, они «кровожадны». Пловцу с трибуны то и дело орут: «Задави его, сынок!» Я объяснил, что если мы будем давить друг друга, не с кем будет соревноваться. И мне удалось изменить людей. Это поколение Хакетта и Торпа. Они одновременно и выдающиеся спортсмены, и друзья. Это не значит, что они собираются вечерами, но в их отношениях есть взаимоуважение, этика. Носителем этой идеи является и Александр Попов.

– В чем главное отличие Попова от других спортсменов?
– Саша умеет точно преобразовать слова в движения. Это характерно, скорее, для балерин, гимнастов. Попову это удалось, поскольку он очень хотел добиться поставленной цели. Кто-то с этим рождается. Саша – не из таких, но за счет труда добился всего, чего только можно. Преуспел как в спорте, так и в семейной жизни. У Саши уже семья, двое детей. Если человека хватает на все, личная жизнь не мешает спортивным достижениям, если только на спорт – может и помешать. Мы достигаем того, о чем постоянно думаем, что нам необходимо. Человек должен реализовать свой потенциал.

– Сейчас к вам в Швейцарию приедет тренироваться Станислава Комарова. Почему вы решили взяться за работу с ней?
– Я достаточно хорошо знаю Стасю. Для меня она не просто способный ребенок, а выдающаяся спортсменка. Сейчас у нее непростой период. Меняются приоритеты, жизнь раскрывается с новой стороны. Намерение плавать сереет, гаснет. Но я уверен: пройдет время, и Комарова станет сильнее. Важно, чтобы спортсмены не теряли ощущения, что их поддерживают. Дело не в том, сколько это будет стоить денег. А сколько литров пота придется пролить на тренировках, сколько по времени составит каждый отрезок дистанции, каждый поворот. Необходимо все взвесить и оценить. Может оказаться, что из необходимых 1100 часов тренировок в год Стася способна только на половину. При таких условиях я не подпишу договор. Чтобы выходить на старт, необходимо плавать по 2000 км в год. Хорошо, что до Олимпиады еще два года осталось. Все сводится к желанию Комаровой работать. А развитию этого желания должны способствовать люди вокруг нее.

«Туристы» в сборной тоже нужны

– Как должны общаться тренер и спортсмен?
– Важно очень точно указать спортсмену, на что обращать внимание. Есть ключики, которые нужно постоянно давать. В работе тренера со спортсменом должна быть положительная взаимосвязь. Если спортсмен не добивается желаемого результата, нужно встать на другую позицию и развернуть его в новом направлении. Для самого спортсмена важна внутренняя мечта, настрой. Намерение чего-то добиться определяет все основные действия.

– Многие занимаются спортом ради денег…
– Но лишь единицы хорошо зарабатывают. Считаю своим достижением то, что натренировал, по крайней мере, одного пловца – Майка Клима, который впоследствии стал миллионером. Сейчас этот парень – икона плавания в Австралии. Работает по контракту и фактически получает деньги ни за что. За имидж, образ. А спортсмен чуть похуже его не зарабатывает ничего. Для кого-то спортивный успех – цель, для кого-то – средство. Я за тех, кто занимается спортом ради спорта. Хотя мне очень нравится, когда спортсмены зарабатывают деньги.

– Кого можете назвать явными лидерами нынешней россий­ской сборной?
– В сборной не нужен определенный лидер, он даже мешает. Нужна взаимная поддержка. Победа идет не от лидера, а от чувства локтя, от взаимного положительного настроя. Это так непросто. Медали завоевывают 10–20% ребят. Остальные – так называемые «туристы». Но и они играют огромную роль. Тем, кто приезжает на соревнования без надежд на медали, важна установка на улучшение результата. Чем выше процент улучшения результата у «туристов», тем выше процент достижения медалей теми, кто способен их завоевывать. Между всеми участниками команды существует тесная связь. Если люди понимают, что личный успех зависит от микроклимата в команде, идея соперничества отпадает.

– Как вы относитесь к себе?
– Люблю себя. Отношусь к себе просто. Считаю, что никогда не надо останавливаться. В нашей семье принято себя реализовывать. Как тренер я еще не все сказал в плавании. Другое дело – чем дальше заниматься. Например, кино снимать мне тоже интересно.

Кстати

Скандальные истории

В 2001-м году, когда Геннадий Турецкий работал в Австралии, его обвинили в хранении запрещенных препаратов. В сейфе тренера, который был украден неизвестными из его дома, а потом брошен на дороге, якобы обнаружили анаболические стероиды. По итогам разбирательства суд признал тренера невиновным, однако к тому моменту  пресса раздула из этой истории громкий скандал. Другая неприятная история произошла с тренером Александра Попова в 2002 году. Турецкий летел в Австралию из Европы и, по утверждению представителей австралийской авиакомпании, «продемонстрировал неподобающее поведение по отношению к другим пассажирам и членам экипажа». В результате тренер был уволен из  Австралийского института спорта.

Как спасали Комарову

Первым тренером Станиславы Комаровой был знаменитый тренер Алексей Красиков. Именно под его руководством пловчиха добилась своего наивысшего достижения – серебряной награды на Играх в Афинах. Но из-за тяжелой болезни наставник не смог продолжать работу со Стасей, и та была вынуждена искать себе другого тренера. За два года Комарова сменила четырех тренеров, а ее результаты от старта к старту ухудшались. В конце концов, Красиков, видя мучения своей подопечной, и посоветовал ей обратиться за помощью к Геннадию Турецкому, который сам 15 лет занимался плаванием под руководством Алексея Федоровича. И, что неудивительно, имеет те же взгляды на тренировочный процесс, что и Краскиков.

Оцените материал:
-
0
0
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад