• «Лейпциг» лучше подготовился к «Зениту». 10 игровых причин провала Семака

    «Аналитика простым языком»

    24.10.19 08:58

    «Лейпциг» лучше подготовился к «Зениту». 10 игровых причин провала Семака - фото

    Несмотря на счет, «Зенит» практически без шансов уступил «Лейпцигу» (1:2) в первом матче Лиги чемпионов. «Аналитика простым языком» в подробностях разбирает ключевые проблемы команды Сергея Семака при игре в Германии. Увы, нашли целых 10 причин для поражения.

    1. Семак сделал неудачный выбор схемы.«Зенит» отзеркалил схему «Лейпцига». Обе команды вышли в 4-4-2, хотя от обеих ожидали игры в три центральных защитника. Однако «Лейпциг» сделал ставку на высокую линию обороны и интенсивный прессинг. Определенно, Юлиан Нагельсманн рисковал, но дома немцы не планируют терять очки, а значит, надо действовать смело. Семак был к этому готов, но роль Себастьяна Дриусси и Олега Шатова при обороне была слишком свободна. Оба футболиста не успевали реагировать на движения соперников, поэтому при подачах на дальнюю штангу «Лейпциг» часто получал преимущество два в одного. Причем чаще всего немцы атаковали через зону Вячеслава Караваева, видимо, ожидая от новичка команды ошибок.

    2. «Лейпциг» был готов к игре дальними ударами. На случай, если бы комбинационно вскрывать оборону соперника не удавалось, в «старте» вышли Конрад Лаймер и Кевин Кампль. Оба игрока обладают качественным дальним ударом, а бить издали «Зенит» Сергея Семака позволяет своим соперникам, априори считая, что забить таким образом шансов куда меньше. К слову, Лаймер попал в перекладину. По этой же причине слева вышел Лукас Клостерманн. Даже в первом тайме (до перехода на схему с тремя центральными) защитник активно подключался к атакам и нанес два удара по воротам. Эмиля Форсберга и Марселя Забитцера тоже можно легко причислить к бьющим футболистам.

    3. Своевременная смена схемы Нагельсманном. В перерыве главный тренер «Лейпцига» обратил внимание команды на успешное сдваивание позиции крайних защитников «Зенита», а также полное попустительство фланговых полузащитников при этом, поэтому не постеснялся заменить Тимо Вернера и перевести команду на 3-4-3. Забитцер и Клостерманн заняли фланги, Мукиэле рискованно поднимался в полуфланг, насыщая зону, которую Сергей Семак посчитал безопасной, из-за чего перевел Вильмара Барриоса правее Магомеда Оздоева для усиления позиции Караваева. Ошибка оказалась результативной. В результате через правый фланг прошло 43,9% атак «Лейпцига».
    – В перерыве я заменил Тимо Вернера. Понимал, что надо чаще играть через фланги, пришлось поменять схему, и мы забили два красивых мяча, – объяснил изменение Нагельсманн после матча.

     

    4. Узкая линия обороны «Зенита». Если Караваев часто выскакивал из четверки защитников, встречая Форсберга или Клостерманна, то Дуглас Сантос часто сохранял плотность. Определенно на помощь ему в зависимости от ситуации должен был приходить Шатов или Дриусси, но бразилец оставался на растерзание соперника. При обеих голевых атаках «Лейпцига» он оставался в полупозиции и никак не мешал Забитцеру ни отдавать голевую передачу, ни забивать красивый гол. Однако большой вины Дугласа тут нет.

    5. Высокая линия обороны «Лейпцига». Повторим, что Юлиан Нагельсманн выстроил рискованный план против «Зенита». Шанс питерцев был в скоростных рывках Сердара Азмуна за спину защитникам. Против Вилли Орбана нападающий «Зенита» действовал успешно, но чаще ему приходилось соревноваться в скорости с Дайо Упамекано, которому он заметно уступал. Поэтому большинство забегов завершились безуспешно. Несколько раз Азмуна опередил вратарь Петера Гулачи. Семак мог изменить схему своей команды и отреагировать на изменение «Лейпцига», но до последнего верил, что иранцу удастся удачно убежать и забить.

    6. Интенсивный прессинг «Лейпцига». Еще одна причина того, что «Зениту» не удалось наказать соперника за аномально высокую линию обороны. Сине-бело-голубые находились под большим давлением даже на своей половине поля, из-за чего футболисты вдали нетипичные для себя показатели точности передач. На счету Ярослава Ракицкого 5 из 12 точных длинных передач, у Бранислава Ивановича – 3 из 10. При этом Оздоев совершил лишь 70% точных передач (34 из 48), Дуглас – 65% (17 из 26), Караваев – 42% (8 из 19). Однако Юлиан Нагельсманн списывает это не на качественный прессинг, а на удачу.
    – Порой мы слишком рисковали, и нам повезло, что передачам «Зенита» в атаке чуть не хватило точности, – заявил немецкий тренер на пресс-конференции после матча.

    7. «Зенит» забил случайный гол. Забитый мяч Ракицкого никак не вытекал из логики событий на поле и полностью лежит виной на совести англичанина Адемолы Лукмана. Отчего-то футболист решил, что Ракицкого не следует накрывать при дальнем ударе, поэтому лишь обозначил прессинг и позволил сопернику беспрепятственно пробить. Но украинец известен своим мощным дальним ударом, поэтому не приходится удивляться его голу.

    8. Высокий процент владения мячом «Лейпцига». Одной из ключевых целей команды Юлиана Нагельсманна было лишить «Зенит» мяча. Команда Сергея Семака реже всех в Лиге чемпионов допускает неоправданные потери, а значит, могла создавать хорошие моменты без большого риска ошибиться в опасной для себя ситуации. План Нагельсманна сработал полностью. «Лейпциг» владел мячом 64% игрового времени, а «Зенит» провел лишь четыре опасные атаки с игры.

    9. Слабая позиционная атака «Зенита». В редкие моменты, когда сине-бело-голубые владели мячом, атаковать у них почти не получалось. Дзюба выиграл лишь одно верховое единоборство в чужой штрафной, оставив мяч Шатову, который с ходу пробил выше ворот. Плюс ко всему Артем четыре раза попал в офсайд, так что это единственный толковый момент, созданный в «позиционке». (Гол Ракицкого спишем на игру вторым темпом.) Еще одна реальная возможность забить случилась после розыгрыша штрафного. Ракицкий опасно простреливал вдоль вратарской, но Осорио в лету пробил выше перекладины.

    10. Объемная роль Барриоса. Традиционно принято считать, что колумбийский полузащитник в «Зените» закрывает важные дыры в опорной зоне. Однако если чаще всего он играет левее от Оздоева и остается один, когда партнер поднимается выше, закрывая центр, то против «Лейпцига» Барриос часто смещался, чаще всего в сторону правого фланга, откуда исходила опасность от Клостерманна. Во втором тайме он пытался также брать на себя роль созидателя, так как игроки «Лейпцига» куда быстрее прессинговали Оздоева и других игроков, способных отдать передачу вперед. В итоге Барриос стал лучшим по точности передач (80%, 38 из 42), не считая Йордана Осорио. При этом колумбиец первый по количеству перехватов (7) и второй в «Зените» по отборам (4), но его не хватало на всех участках поля. Однако «Лейпциг» хотел лишить «Зенит» игрока на ответную игру, поэтому во втором тайме игроки особенно часто шли в стык против Барриоса, который с 8-й минуты играл с желтой карточкой. Надеялись, что колумбиец удалится и пропустит ответную игру с «Лейпцигом» в Петербурге. Но на провокации Барриос не поддался. Он жесткий игрок, но более чем адекватный.

    Читайте также

    Семак Семак: Менять схему после перерыва не стали, потому что верили в Азмуна

    Нагельсманн нахамил Семаку. У тренера «Зенита» есть шанс ответить


    Читайте Спорт день за днём в