• Когда человек несет флаг своей страны, это не карма

    Бобслей

    18.02.14

    «Кому знамя? Наше родное, российское. На церемонию открытия?» — бросили клич перед Играми. А в ответ — тишина. Кому-то стартовать совсем скоро, а кто-то банально не хотел искушать судьбу. Спортсмены — народ суеверный. Все знают про проклятие наших знаменосцев.

    Был только один счастливчик — биатлонист Сергей Чепиков в Лиллехаммере в далеком уже 1994-м. И по стадиону прошелся, и золото с серебром намыл. А дальше как отрезало. Лыжник Алексей Прокуроров вообще остался без наград в Нагано и в Солт-Лейк-Сити. Та же участь постигла на прошлой Олимпиаде хоккеиста Алексея Морозова. Конькобежцу Дмитрию Дорофееву повезло больше. У него — серебро Турина. Но ведь не золото! Кто по­вторит путь Чепикова?

    Хватит серебра и бронзы

    Нынче вот взялся 39-летний Александр Зубков, которого наверняка прилично воротило от слов «серебро» и «бронза». Спасибо, было уже. Хватит. Ради долгожданного золота наш бобслеист оставил политику, помирился с разгоняющим Алексеем Воеводой… ну и, конечно, был готов грызть лед. Как без этого? Иностранцы, правда, брезгливо морщились: «Что-то ваша трасса простовата — не то что в Ванкувере».

    Зубков и Воевода не стали вступать в перебранку. Просто прыгнули в боб и играючи установили новый рекорд сочинского трека. А ну-ка догони! Обиженных видно не было. После трех заездов двойка швейцарца Беата Хефти проигрывала 0,50, а экипаж американца Стивена Холкомба — 0,69. Для обычной жизни — мгновение. Для бобслея — вагон времени и маленькая тележка.

    Могла Россия завоевать и еще одну награду. Американцы уже были готовы повесить бронзовые медали Александру Касьянову и Максиму Белугину. Но тут кончилась трасса. Россияне проиграли всего 0,03! Это уже даже не мгновение.

    — Первые эмоции? Обломились! — признался Касьянов. — Конечно, надеялись на медаль, когда у американцев начался проигрыш. Но у них был большой запас.

    У двойки Зубкова он был громадным. А все разговоры про нефартовых знаменосцев оказались полной ерундой. И сам Зубков охотно это подтвердил.

    Триста заездов и пятнадцать лет

    — Когда человек несет флаг — это не карма, — заявил 39-летний пилот. — Мы доказали, что можно быть знаменосцем и выиграть олимпийское золото.

    — Откройте секрет, какой вес у вас и у Алексея?
    — Алексей в экипировке весит 113 килограммов. Я — 102 (улыбается). Вес, конечно, имеет значение, но ты еще должен управлять им и двигать ногами.

     

    — Дома и стены помогают. К бобслею применимо это выражение?
    — Безусловно. Силы уходили, но болельщики давали нам определенный заряд эмоций.

    — Трассу в Ванкувере называли неподходящей для вас. Выходит, что сочинская — на сто процентов ваша?
    — В Ванкувере было очень мало заездов перед Играми, поэтому было сложно пройти ее быстро. Теперь подготовку к Олимпиаде изменили. И все соперники получили достаточно много заездов на нашей трассе, поэтому с ними было сложно бороться.

    — Сколько вы здесь проехали перед Олимпиадой?
    — Триста заездов.

    — В последние две недели подготовки все шло нормально?
    — Мы до последнего пробовали машину. Рассчитывали каждый вираж. Где машина ускоряется, где, наоборот, идет потеря. В результате наш механик свел их до минимума.

    — Вы одержали уверенную победу. Сейчас тоже выглядите уверенными в себе людьми. Было ли такое же состояние и перед стартом?
    — Уверенность была в том, что готовы биться за медаль. Ведь любая олимпийская награда значит очень много для спортсмена.

    — Вы шли к золоту пятнадцать лет. Какие были первые эмоции после финиша?
    — Я выдохнул, только когда вошел в последний вираж. Там уже понял, что выиграл.

    — Ваши друзья-соперники поздравили вас или это было неискренне?
    — Поздравления были искренние. Сидели хмурые? Они просто понимали, что перед четвертым заездом у них не было шансов.

    — Трудно будет подавить эйфорию перед соревнованиями четверок?
    — Сейчас нужно отодвинуть все эмоции и продолжать работать. Но сначала мне нужно отдохнуть, побыть с семьей.

    — Ваш старый соперник канадец Пьер Людерс — теперь главный тренер сборной России. Как изменился уровень ваших взаимоотношений?
    — Сначала было много мнений, что мы не сработаемся, потому что оба эмоциональные. Но, самое главное, мы знали куда идти. К тому же Людерс был олимпийским чемпионом. От этого мне было вдвойне приятно с ним работать.

    Все или ничего

    Была вчера своя минута славы и у Алексея Воеводы.

    — Я начинал в 2002 году. Российский бобслей был тогда в стадии зародыша. И никто не мог представить, что будет такой результат, — вспомнил 33-летний разгоняющий. — Как и то, что Олимпиада пройдет в Красной Поляне, куда вела одна дорога. По ней надо было ехать два часа. Причем постоянно потеешь — две машины не разъедутся. А теперь здесь хайвей в обе стороны. Монорельсовая дорога. Настоящая красивая Европа. Я счастлив, но не ожидал.

    — Правда, что Пьер Людерс помирил вас с Зубковым?
    — Он создал такую ситуацию, при которой мы помирились. У любой проблемы есть срок давности. Здесь он давно истек. Сколько можно было дуться? Выступать в экипаже с Зубковым — большая честь для меня. Я не хотел ехать просто статистом. Если бы мы не объединились, я бы кому-то отдал свое место в команде. Все или ничего.

    — Уйдете ли вы теперь из бобслея?
    — Я начал с армрестлинга, которым можно заниматься хоть до пенсии. Возможно, вернусь туда. Есть достойные предложения. Но сейчас не могу об этом говорить. Переполняют эмоции и чувство долга. У нас ведь еще впереди соревнования четверок.

    Красная поляна

    Результаты

    Бобслей. Мужчины. Двойки. Итоговая классификация. 1. Зубков/Воевода (Россия) — 3.45,39; 2. Хефти/Бауманн (Швейцария) — 3.46,05; 3. Холкомб/Лэнгтон (США) — 3.46,27; 4. Касьянов/Белугин (Россия) — 3.46,30.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров