• Серебряный призер Олимпиады Никита Крюков: «Я хотел только золото! Остальные медали — ничто»

    Лыжные гонки

    20.02.14

    В Ванкувере улов Никиты Крюкова был побогаче: золото в индивидуальном спринте и серебро в командном. На родной сочинской трассе так не вышло. Упади Никита после контакта с немцем Чарке, вообще остался бы без медали, а так хоть серебро. Не слишком, впрочем, радостное.

    — Первое чувство? Досада, что не смог выиграть, — признался после гонки Крюков. — Заезжая на последний поворот, видел, что финн рядом. Буквально семь-десять метров. Золотая медаль! Я только должен обогнать его, но на финише Яухоярви не сдавался. Пытался его достать, не получилось.

    — Видели немецкого лыжника, когда он начал падать?
    — Видел, когда уже он упал. Мне пришлось его объезжать, чтобы не завалиться. Произошел контакт с ним. Зацепился лыжей. Хорошо еще, что устоял. Меня уже начало разворачивать, но вовремя попал в лыжню. Не упал. И после этого дальше включился в борьбу за золото, но на этом инциденте потерял скорость. Тот же финн спокойно повернулся, сел в стойку и уехал. А мне пришлось толкаться и прыгать в другую лыжню. Считаю, из-за этого мы сегодня лишились золотой медали. Хотя сначала все шло по моему плану. На последнем спуске даже пришлось немного притормаживать, потому что сильно накатывал немца и финна.

    — Почему в последний подъем вы «не пошли на все деньги»? Почему оставили все разборки до последней прямой? Не чувствовали свежести?
    — Я пытался атаковать на последнем подъеме, но каждый раз, как включался, происходил прострел лыж. На верхушке уже стало тяжело. Но даже после этого не терялся. Бал план B, был план C. Даже если бы не вышел на стадион первым, это было бы не критично.

    — У вас были проблемы с лыжами или физическим состоянием?
    — В полуфинале у меня тоже начала «стрелять» пара лыж. Не знаю, с чем это связано. Может, немного недоложили смазки, но не хочу никого винить. Держание и скольжение у этой пары было хорошее, потому что на последнем спуске я не отставал от соперников, а наоборот, наехал на них.

    — Была надежда на протест?
    — О нем я узнал только после финиша, когда проходил микст-зоны. Со своей стороны скажу так: если бы удовлетворили протест и нам дали золотую медаль, это было бы уже не то. Я проиграл финну в честной борьбе. А надеяться, что их снимут, — не по-спортивному. После полуфинала мой тренер сказал, что сегодня наши основные конкуренты — финны и немцы. И как раз на последний этап мы так и ушли втроем.

    — Не боялись перегореть перед гонкой? Все-таки индивидуальный и командный спринт разделяли восемь дней.
    — После первого старта я отключил телефон, практически ни с кем не общался. Индивидуальный спринт бежал налегке. Не было никакого мандража. Перед командным, наоборот, накапливалось волнение. Старался как-то отвлечься: играл в компьютерные игрушки, смотрел фильмы… и смог достойно подойти к старту. В хорошей форме. В хорошем психическом состоянии. Но из-за инцидента на финише не удалось выиграть.

    — У вас получилась Олимпиада нереализованных возможностей?
    — Если бы в индивидуальном спринте ехал первым, как норвежец Хаттестад, и все контролировал, не было бы никаких контактов. Но я был сзади и получил то, что получил (Крюков вылетел уже в четвертьфинале. — «Спорт День за Днем»).

    — До вас уже дошла мысль, что теперь, наверное, никогда не выиграете золото на домашней Олимпиаде?
    — Да, сразу после финиша. Конечно, сегодня хотел только золото. Серебро и бронза — это ничто. Какой-то утешительный приз за то, что ты не смог выиграть. Все равно помнят только победителей.

    — Серебряная медаль Сочи будет висеть рядом с золотом Ванкувера?
    (Улыбается.) Конечно, это же олимпийская медаль! Приятно, что сумел ее добыть в Сочи, потому что сегодня был мой последний шанс. Но хотелось золота.

    Сочи

     


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров