• Чемпион мира — 2006 Алессандро Дель Пьеро: «Не думаю, что в Турине Малафеев ошибся» (ФОТО, ВИДЕО)

    Персона

    25.04.14 00:00

    Автор:


    Он забивал пяткой в финале Лиги чемпионов, чуть ли не через раз попадал через себя в падении в Серии А, его штрафные по степени опасности вовеки веков приравнивались к пенальти. Самое главное, что в жизни Алессандро Дель Пьеро было только две команды — «Ювентус» и сборная Италии. «Тендер» на право стать платформой для полной перезагрузки звезды неожиданно для многих выиграл «Сидней» и вот уже на два года растянул наслаждение моментом.

    Со стороны сразу видно — это Аль Капоне. Вяловатая походка, слегка безразличный, ко всему готовый взгляд. Легкая хитроватая улыбка, в которой скромность невероятным образом смешивается с ощущением превосходства над всем миром. Он выходит к тебе навстречу, и ты понимаешь, что это один из тех моментов в жизни, когда стоит поберечь сердце.

    Один матч бывает несправедлив

    — Але, вас очень сложно о чем-то спрашивать. Но, надеюсь, вы не забыли матч с «Фиорентиной» 7 декабря 1994 года, когда «Ювентус» проигрывал 0:2, а затем… затем вышли вы, молодой и полный сил. И завершили сумасшедший штурм победным голом на последних минутах.
    — Я не могу не помнить тот матч. Ведь он повлиял на все развитие чемпионата. Мы проигрывали после первого тайма совершенно безнадежно, пропустили два мяча, ничего не могли сделать. А после перерыва все пошло по-другому: мы отыграли один мяч, сравняли счет, продолжали давить больше и больше. И, наконец, пришел тот гол, о котором вы говорите. Та победа полностью изменила психологию нашей команды, мы поняли, что в состоянии побеждать кого угодно. И в итоге выиграли Серию А.

    — А затем еще и Лигу чемпионов у «Аякса», страшнее которого, как считалось, зверя нет…
    — Тот «Юве» был действительно очень сильный, и как команда, и по отдельным именам. Но знаете, тот коллектив развивался предельно правильно, степ бай степ. Иногда нужно начать с самого низа, чтобы стремиться к вершине с большей страстью. По мере того, как мы ощущали свою силу, уже не допускали срывов, постоянно становились лучше, прибавляли. Это и позволяло брать трофеи один за другим.

    — И могли выиграть две Лиги подряд, но «Боруссия» почему-то оказалась сильнее, несмотря на ваш очередной чудо-гол пяткой…
    — (Смеется) Гол действительно вышел классный, только это был всего лишь гол, ничего больше. Мы были фаворитами перед финалом с Дортмундом, были на самом деле сильнее. Но когда речь идет о всего лишь одном матче, все случается, увы.

    — Я как старый поклонник «Юве» могу долго перечислять те или иные матчи с вашим участием. Может, поможете выделить свой самый памятный? Может, таким был разгром «Пармы» 4:0, главного конкурента по чемпионской гонке в сезоне-1994/95?
    — Разумеется, свой первый «скудетто» забыть невозможно. Но были и другие игры, которые запомнились по-своему, тем или иным. Чего стоит тот же выигрыш Кубка мира в Германии, к примеру. Причем есть памятные встречи, которые мы проигрывали. Один определенный матч я, пожалуй, не назову.

    Ехать ли в Россию, подскажет тело

    — Вы двадцать лет провели в Турине, в «Ювентусе». И вдруг в одно лето сорвались в Сидней, за тридевять земель. Чем «Сидней» заслужил такую честь?
    — Я искал, прежде всего, другой футбол и другую культуру. В Италии о футболе говорят каждый день, каждый час. В Австралии по-другому. При этом здесь любят спорт и очень заботятся о нем.

    — Стоит ли это понимать так, что вы хотели скрыться, избавиться от того давления, что оказывается на вашей родине на футболистов, тем более, такого уровня?
    — Это тоже. Главное — я могу спокойно продолжать играть в футбол и получать от этого удовольствие.

    — Вы отказались от «Сьона», до которого от Турина рукой подать. Дженнаро Гаттузо, который выбрал швейцарский клуб, не удивляется вашему поступку?
    — (Со смехом.) Не знаю, мы с ним давно разговаривали. Но я не хочу думать о том, где бы я теоретически мог оказаться — в Швейцарии ли, в «Ливерпуле» или в Бразилии. Действительно, прошлым летом, помимо «Сиднея», на меня выходили разные клубы. Но я уверенно выбрал австралийский вариант и не жалею об этом.

    — Из России действительно было предложение?
    — Было, причем несколько контактов. Ваши клубы сейчас растут.

    — Раскроете, кто на вас выходил? «Анжи»?
    — Секрет.

    — Хорошо, но представить себя в российском клубе теоретически можете?
    — Ха! Не знаю…

    — У вас в России много фанатов…
    — Да, я в курсе. Что ж, если организм мне позволит играть в футбол так долго, кто знает. Прислушаюсь к телу, посмотрим.

    — Свой гол «Зениту» в Лиге чемпионов помните? У нас его долго крутили, сами понимаете…
    — Помню, еще как. Это был важный матч для всего «Ювентуса», ведь мы вернулись в Лигу чемпионов после долгого отсутствия, это была первая игра в этом турнире за несколько лет. Хороший штрафной получился.

    — У нас устали спорить: Вячеслав Малафеев тогда ошибся, или вы так хитро пробили.
    — Не думаю, что вратарь допустил ошибку. Траектория полета мяча была необычной. Мяч ходил вправо-влево, вверх-вниз. Трудно было определиться с тем, как его ловить.

    — Специально так пробили?
    — (Пауза.) Я такие мячи, случалось, забивал. Раза два или три. Да и здесь, в Австралии, пытаюсь повторить.

    Пейте больше воды

    — Удивились, когда прочитали в газете несколько лет назад, что Лучано Спаллетти стал первым итальянским тренером в российской премьер-лиге?
    — Не удивился. Многие итальянцы — что тренеры, что игроки — в последнее время уезжают работать в высокооплачиваемые чемпионаты — Россию, Англию.

    — За его успехами следили?
    — Не особо, время от времени. Спаллетти — хороший тренер, главное, что он дал результат. Насколько я знаю, в его бывший клуб хорошо вкладываются спонсоры.

    — Вы знаете Спаллетти лично?
    — Конечно! Столько раз играли против его команд.

    — И заодно уволили его из «Ромы» — он же ушел после поражения от «Ювентуса»!
    — (Смеется). Что ж, такое случается.

    — Але, это не лесть — вы для своих лет на поле можете по-прежнему очень многое. Как же нужно за собой следить, чтобы быть в таком порядке?
    — Наверное, причина в том, что мне нравится играть в футбол. И ради того, чтобы в него играть, я в играх, тренировках, восстановлении отдаю себя на 100 процентов. Чем больше что-то любишь, тем больше ради этого стараешься, разве не так?

    — Вы и в молодости были таким?
    — Футбол давал мне очень многое с детства, я ценил это. И поэтому да, так относился к нему с самого начала.

    — Чем занимаете свое свободное время в Сиднее? Если учесть, что особо по городу не походить…
    — У меня маленькие дети, и я стараюсь проводить с ними как можно больше времени.

    — Правда ли, что Австралия — лучшее место в мире для детей?
    — Лучшее? Не знаю, я до этого жил только в Италии, мне трудно сравнивать. Но это правда, что для семей с детьми здесь есть все, что можно пожелать.

    — Для кого-то Австралия — слишком жаркое место.
    — Согласен, здесь бывает настоящее пекло. Несколько раз приходилось играть в тяжелых условиях. Это, конечно, необычно. В Италии, правда, начало сезона тоже иногда приходилось на жару, и из-за большей влажности было, может, даже сложнее, чем здесь. Но таких было 2-3 игры.

    — И что делать, как спасаться?
    — Только одно: пить, пить и еще раз пить! (Улыбается.) Но не водку, а воду! Простую воду.

    Руль справа, очки, бейсболка — новая жизнь Алессандро Дель Пьеро

    У футбольного поля университета Маккуори начинает становиться невыносимо. Того, кто называет это время в Австралии зимой, нужно без стеснения побить: к 11 утра солнце палит так, что жалкая тень от эвкалипта кажется бригадой МЧС. Около сотни болельщиков, наблюдающих за тренировкой «Сиднея», не двигаются с места. Они ждут Его. Каждый день, в одно и то же время, одни и те же люди.

    — Паоло, давай же, давай! Возьми у Але автограф, — с умоляющим шепотом солидного вида папа в розовой ювентийской футболке подталкивает младшего сына к кумиру всей своей жизни. Паоло, которому, наверное, лет восемь, смотрит исподлобья, но делает шаг вперед. С тем, что его отец сошел с ума, сынок жить научился. Однако подходить к Алессандро Дель Пьеро и брать автограф — это уже давно его, Паоло, работа. Потому что когда все это кончится, чокнутый папа купит бургер.

    Алессандро Дель Пьеро уехал играть в Австралию, чтобы обрести покой, которого он был лишен все те 20 лет, что выступал на высшем уровне за «Ювентус». И несомненно, получил, что искал — масштабы сумасшествия Сиднея и Турина, за пределы которого Але выезжал разве что в отпуск и для того, чтобы провести очередной выездной матч, несравнимы, при том, что именно Сидней считается самым гламурным и кипящим городом Австралии. Тем не менее, и здесь Дель Пьеро может забыть о том, чтобы передвигаться по городу пешком (руль справа и узкие полосы для движения оказались для смелого итальянца легкой задачкой), рассказать всем о том, где он живет (здесь и так, кому надо, уже давно узнали), сидеть в Опера баре в Секулар Ки без темных очков, бейсболки и профессионального грима. Чтобы позвонить домой жене и сказать: «Дорогая, я буду дома через столько-то», Але приходится закладывать не меньше полутора лишних часов по окончании тренировки — уйти, не расписавшись на всех без исключения протянутых футболках, звезда не может. А футболок и фотографий, может быть по несколько сотен. Как и просьб о совместном фото.

    Обстановка на тренировке, которую посетил я, была просто детской кашкой по сравнению с тем, что здесь частенько бывает — всего-то человек сто. Включая Паоло и его «розового» папу. Удовлетворить людскую страсть раз и навсегда не представляется возможным. Аборигены способны фотографироваться по нескольку раз: сначала сами, потом сами с детьми, затем просят сделать фотографию того, как они фотографируются с детьми и без, как подписывают фотографию того момента, как их фотографируют со звездой… Многие из гостей университета Маккуори, конечно же, итальянцы. Клубное руководство не только привело в команду одного из величайших футболистов планеты, но и сделало роскошный подарок итальянской диаспоре, которая в Австралии просто бесчисленна.

    По дороге на сиднейское дерби в Парраматте между «Вест Сиднеем» и «Сиднеем» слышу, как «черно-красный» ребенок (цвета хозяев) спрашивает отца по-хорватски: «Мы сегодня с итальянской командой играем?» Эпизод исчерпывающе дает понять, по какому именно принципу Сидней разделился на два лагеря. Собственно, национальная идентификация также очевидна. Исполнительный директор «Сиднея» с именем Тони и подозрительно звучащей фамилией Пиньята, едва слышит речь предков, тут же на нее переходит:

    — Ты знаешь, мы же когда ездили в Турин на переговоры с Алессандро, все дела вели только на итальянском! Это удобнее и для бизнеса, и для разговоров о повседневной жизни. Итальянский лучше подходит для этого!

    К слову, именно на Пиньяту вышел агент Дель Пьеро, искавший по заказу своего клиента что-нибудь подальше от шумной родины. Первая реакция в Сиднее была, как обычно у нас у всех на 1 апреля. Казалось, что финансовый аппетит Дель Пьеро клуб не сможет не то что удовлетворить — даже рассмотреть без горькой усмешки. Но проект «подари людям в стране с высоким уровнем жизни Звезду» вызвал интерес больших спонсоров, федерации, города и всей провинции Новый Южный Уэльс. И день, когда Дель Пьеро послал подальше ради Австралии «Сьон» и «Ливерпуль», стал в Сиднее едва ли не государственным праздником. Эмилу Хески, согласившемуся примерно в то же время на переход в местный «Ньюкасл Джетс», просто не повезло — его приезд в Австралию остался практически незамеченным.

    Главный тренер «Сиднея» (правда, с этого понедельника — бывший) — Фрэнк Фарина, тот самый, которого когда-то сменил в «соккеруз» Гус Хиддинк — еще один этнический итальянец. Его ассистент Желько Калач провел годы карьеры в «Милане» и тоже способен общаться на одном языке с Дель Пьеро. Наконец, Але привез с собой тренера по физподготовке, который в рекордно короткие сроки вывел 37-летнего футболиста на пик формы, с учетом того, что в официальных матчах 2012 года Дель Пьеро не принимал участия с мая по октябрь!

    Стал ли Але в Сиднее своим? Несомненно. И дело не только в родственниках и друзьях, которые, как и положено настоящим итальянцам, знающим толк в чувстве родства, без конца патрулируют «босса» на его новом месте жительства. До, во время и после матчей фанаты «Сиднея», самые громкие, многочисленные и требовательные в Австралии, неизменно вещают о том, что «Алессандро Дель Пьеро — это наш номер 10!». В большинстве матчей сезона именно «десятка» из Турина делала результат. Але, безусловно, погрузнел, взгляд после 60 минут на поле стал более тяжелым, пот льет градом. Но мысль, работа ног и, главное, штрафные удары остались прежними, и все это в совокупности — уровень, до которого австралийский футбол может идти еще лет сто.

    К сожалению, уровень партнера завораживал не только зрителей и соперников, но и самих футболистов «скай блюз» — если Дель Пьеро вдруг выбывал из строя, команда останавливалась, словно ее выключали из розетки. Ретро-сон о том, как коллектив может зависеть от одного игрока. Горькой иронией стало то, что, возможно, именно Але стал в итоге виновником того, что «Сидней» не попал в плей-офф в прошлом году. В матче с «Мельбурн Виктори» за три тура до конца он не забил пенальти и промахнулся с четырех метров в самой концовке встречи при счете 1:1. Выиграй «скай блюз» свой последний домашний матч, преследователи, скорее всего, их бы уже не достали. Но не ошибается тот, кто ничего не делает, а Дель Пьеро в том сезоне делал, увы, все. Продолжил и в следующем, только уже с обратным эффектом: «Сиднею» нужно было выиграть два последних матча, и он сделал это. Сами знаете, кому благодаря.

    Сидней — Санкт-Петербург


    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий