YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Андрей Блынду: Вино перед матчами, зарплата 500 евро. Жаль, что я уехал из Испании! Он играл за «Эркулес», а через год тренировал в СШОР «Зенит». Защитник «Ленинградца» вспомнил все.

Андрей Блынду
Фото: «Спорт День за Днем» (Илья Смирнов)

20 ноября 2018 года полицейские, охраняющие правопорядок возле Nova Arena перед матчем «Ленинградец» — «Днепр», остановили нарушителя. Им оказался 27-летний центральный защитник хозяев Андрей Блынду. Парень торопился на игру и переходил Северный проспект, дорогу, разделяющую его дом и стадион, в неположенном месте. Стражи выписали штраф 250 рублей. Правонарушение не помешало отыграть девяносто минут и разгромить «Днепр» на глазах Властимила Петржелы.

Блынду, живущий напротив стадиона, в двадцать лет уехал играть в Испанию. Он выступал за «Эркулес», а через год тренировал детей в СШОР «Зенит». Как так вышло? Андрей вспомнил все в беседе с корреспондентом «Спорта День за Днем».

Брадолюбие, Петржела и подзорная труба

— Начну с главного вопроса. Ради него мы и затеяли интервью. Почему бородатых защитников много, а нападающих — нет?
— У защитников силовой стиль, много борьбы, это характерно для людей более брутальных. Но я не поэтому ношу бороду. Так сложилось.

— Так а нападающие почему не отличаются брадолюбием?
— Почему? Есть же много примеров… (Пауза длиной три секунды.)

— Ага!
— Лисандро Лопес, помнишь такого? В «Порту» играл, потом в «Лионе».

— Да, помню. Но у него все же борода не такая окладистая, как у Алекси Лаласа.
— Да. Но так сложилось с бородами, объяснения у меня нет.

— Хорошо, теперь к менее важным вопросам. Игрок «Томи» Илья Кухарчук жаловался, что покупает бутсы на «Авито». «Ленинградец» купил вам бутсы? Или сами?
— Клуб в начале сезона оплатил половину стоимости бутс.

— Получается, клуб одну бутсу купил?
— Можно сказать и так. «Ленинградец» дает по одной бутсе футболистам! Не знаю, есть ли сейчас во втором дивизионе клубы, которые покупают игрокам бутсы. Это редкая практика.

— Ты три года играл за смоленский «Днепр». Там хуже с инфраструктурой и организацией, чем в «Ленинградце», несмотря на одну бутсу?
— «Днепр» был другим, когда я пришел. Задачи, хороший состав, финансирование, потом это закончилось. Там все проблемы наверху — в администрации, в руководстве. Это русская футбольная классика — бюджет внезапно заканчивается. Через год начались сложности с выплатами зарплат, с предыгровым карантином. Бывало, не заезжали на него. Сейчас там совсем все плохо.

— Какая самая большая задержка зарплаты?
— При мне — два-три месяца. В последний год задержки стали стабильными. В первый год задерживали на неделю-две, но предупреждали об этом. С каждым годом становилось все хуже и хуже. Сейчас там ребятам должны зарплату с июня.

— Такое происходит в каждом втором клубе ПФЛ?
— Это нормальная плохая практика для ПФЛ, скажем так. В «Ленинградце» все выплачивают вовремя — зарплаты, премиальные. Организация, переезды, питание, все на высшем уровне…

— …Стадион напротив дома.
— Да, это супер!

— Самое странное место, где ты играл в этом сезоне?
— Со стадионом во Пскове я был знаком давно и понимал, куда мы едем, он не удивил. Мне понравился стадион в Муроме, хотя играл там не первый раз. Отличная атмосфера! Иногда смотрю ролики о матчах пятого английского дивизиона, немецкого четвертого. Смотришь — вроде нет ажиотажа, но все уютненько, комфортно, собираются по две-три тысячи человек на трибунах. Но эти две-три тысячи создают идеальную атмосферу. Вот и в Муроме так. Симпатичный стадион, забитый до отказа. Поле новое, шикарнейшее. Как будто в Европе.

— Борис Рапопорт часто рассказывает истории о молодых Кержакове, Аршавине? Они поучительные?
— Ух, да! Он очень много рассказывает о том времени. Жизненные истории — как кто-нибудь начудил, и т. д. Мы можем посмеяться. Власов и Астафьев иногда тоже что-то вспоминают. Кто-то рассказал историю про Петржелу и подзорную трубу. Чех ведь не всегда присутствовал на занятиях. На сборах, например, уходил на балкон, брал стульчик, кофе, садился смотреть на тренировку издалека. Когда настал его день рождения, игроки «Зенита» подарили ему подзорную трубу. Чтобы с балкона было смотреть удобнее. Забавно…

Супер-«Амкар», прыжки Идову

— Ты мог играть за «молодежку» «Зенита», взявшую в 2009-м единственное золото. Почему не попал в ту команду?
— Из СШОР тогда попала большая группа игроков в дубль. Пятеро или шестеро. И мы приходили на просмотр, но не подошли Анатолию Давыдову. Это нормально. Провели неделю или две тренировок в сменовском зале. Тогда там еще паркет лежал. Но потом все получилось спонтанно — меня пригласили в «Смену-Зенит», клуб, который организовали чуть ли не за неделю. И я сразу попал во второй дивизион. Кстати, Серега Костин, наш капитан, был в той «молодежке».

— Потом был «Амкар». Через полгода после тебя туда приехал Брайан Идову. Как проводили время?
— В том «Амкаре» было пять-шесть человек из Питера. Коллектив сложился очень хороший. Наверное, самый дружный, в котором я побывал, наряду с «Ленинградцем». Дубль «Амкара», это было прекрасно! Все были друзья! После игр всегда собирались вместе. Супер! Мы и заняли второе место в молодежном первенстве за счет коллектива, думаю.

— Если бы тебе сказали, что Идову спустя восемь лет успешно сдержит Месси на чемпионате мира в Петербурге, что бы ответил?
— Я бы не поверил. Но нельзя сказать, что Брайан приехал в «Амкар» бесперспективным. Он быстро привык к новому уровню. Через полгода его стали подключать к «основе». Для меня это не стало удивительным. Он очень коммуникабельный, искал общий язык со всеми. Всегда на позитиве, с чувством юмора. Ну и на поле, конечно, молодец. Он очень удивил тренеров на первой тренировке.

— Как?
— У нас было упражнение — прыжок с места. Приходят ребята постарше — 89-го, 90-го. Прыгают. Подходит Брайан — и прыгнул сантиметров на сорок дальше всех. А прыжок с места — это стартовая скорость. И сразу стало понятно, что у него стартовая скорость на уровне премьер-лиги. Может, он поэтому Месси сдержал?

«Вы не футболисты! Вы мафия!»

— Потом ты уехал в «Кастельон». Как возник этот вариант? Долго решался?
— Для меня это стало неожиданным. Было лето, не много оставалось до открытия трансферного окна. Мы обыграли дублем «Локомотив». Сели в автобус в хорошем настроении, едем в гостиницу. Звонит агент, говорит: «Есть вариант поехать в Испанию». Я даже сразу не сообразил: «Какая Испания?» Но в итоге сказал да, не задумываясь, ничего не уточняя. Даже про лигу и команду не спросил. Сразу — да. Агент сказал: «Иди к тренеру, просись на просмотр». У меня оставалось полгода контракта. Сразу пошел к Рустему Хузину, рассказал. Он ответил: «Все понимаю, собирайся». И так за неделю я собрал документы. Поехали в «Кастельон» вдвоем с Резваном Умаровым, сейчас он играет за «Нефтехимик». Так начались приключения.

— Какие были ожидания?
— Вообще никаких!

— Серьезно?
— Да. Я вообще ничего не представлял. Испания — как другой мир. Словно заходишь за занавеску и не знаешь, что там. Да я и о футболе даже не думал, когда туда приехал! Самое важное было понять, куда я еду, какие там люди, что и как.

— Разница огромная в уровне жизни?
— Первые две-три недели мы были в легкой эйфории. Чувствовали себя первооткрывателями. Потом сказалась бытовуха — другой язык, менталитет, совершенно другая жизнь.

— Например?
— Выходишь в два часа дня погулять, сходить в магазин. А на улицах — никого. Сиеста. Помню, нам дали первую зарплату, решили в воскресенье устроить шопинг. А по воскресеньям — выходной. Люди устраивают пикники, магазины все закрыты. Ничего не работает. Мы идем — везде решетки на окнах. Звоним агенту, спрашиваем: «Куда можно сходить в воскресенье?» Он отвечает: «Ребята, вы чего? В воскресенье никто не работает!» Ну и пошли домой.

— Как это повлияло на футбол, социализацию?
— Через три недели начались нервяки, ведь хочется пообщаться с людьми, изложить свои мысли. Было тяжело проявить себя в коллективе. Приходишь в раздевалку, там все шутят, смеются, а ты ничего не понимаешь. Тренер говорит — тоже ничего не понимаешь. Смотришь на ребят и просто повторяешь за ними упражнения на тренировках.

— Не было переводчика?
— Не было. В общении с тренером нас спасал мой школьный английский.

— Неужели одноклубники не пытались вас социализировать? Ведь интересно: ребята не из Португалии, Аргентины или Бразилии, а из России. Футбольная редкость.
— Меня удивляло, что в команде никто не знал английский. Были двое аргентинцев и мы. Остальные испанцы. Через три недели пришлось пытаться быстро выучить испанский. Иначе пришлось бы ходить там овощем. Из России привезли разговорник. Но мы его не открывали.

— Почему?
— Было весело. Мы выучили основные слова — «привет», «пока», спасибо», и т. д. Матерным словам нас учили одноклубники. Но потом мы поняли, что есть большие проблемы за пределами команды — в магазине, парикмахерской... И я стал серьезнее учить язык, смотрел телевизор по вечерам.

— Только из-за магазинов?
— Не только. Произошел переломный момент в коллективе. К нам в комнату подселили паренька из «Барселоны» В. Нападающего. И он повел нас в казино на побережье. Мы начали играть втроем в покер. У нас было двадцать евро. Выиграли турнир, заработали пятьсот. И потом нас стали называть в команде «русскими мафиози». Думали, что мы делаем вид, что футболисты, а сами приехали заработать денег! Но это на уровне шуток. И к нам начали относиться с юморком, подкалывать. И нам стало интересно, мы хотели начать больше коммуницировать.

210 сантиметров на одного защитника

— До этого случая была дистанция между вами и местными?
— Да. Конечно, они смотрят — приезжие. Сидят в раздевалке, молчат. Поздоровались, попрощались, все, разъехались по домам. А потом уже стали звать в бары, на другие мероприятия. Отношение изменилось. И все благодаря казино.

— То есть к вам не проявили интереса как в футбольной диковинке?
— У них было много другого интересного. Это, к слову, об испанской прессе. Там очень любят приукрашивать футбол. Пресса страстно к нему относится. Например, в течение недели каждый день писали, что к нам приедет мегазащитник, будущая звезда. Что якобы через полгода его перепродадут в примеру и это оговорено в контракте. Приехал суперзащитник. Заходит в раздевалку. Африканец, рост 210 сантиметров минимум. Плечи — шире моих в три раза. Мы сидим, глазами хлопаем, молчим, не знаем, как с ним играть. У наших нападающих глаза округлились. Думают, как против него будут действовать на тренировке. Но через 10–15 минут стало понятно, что он не только не мегазащитник, а вообще непонятно, как его сюда привезли! Тихий ужас — отдать и принять мяч не может. Через три дня его уже не было в команде. И все планы о его перепродаже рухнули.

— К вам местная пресса проявляла интерес?
— Сверхинтерес! Мы были самыми популярными в этом городе у прессы. Помню, звонок. Снимаю. Начинают говорить на испанском, и из минуты речи я понял только слово «радио». Хотят пригласить на интервью. Отвечаю: «Но-но-но! Но пуэдо!» На следующий день мне говорит пресс-атташе: «Ты не можешь отказывать в интервью!» Объясняю, что не понимаю язык. Но потом для радиоинтервью нашли переводчицу. Добрая женщина.

— Что спрашивали в испанской прессе?
— О России. Почему-то самый распространенный вопрос был про наши зимы. Я всегда отвечал, что у нас очень холодно! В Кастельоне зимой было плюс десять, а все ходили в шапках и куртках, так, как у нас ходят настоящей зимой.

— Вы прикалывались, преувеличивали?
— Бывало, да. Говорил, что медведи ходят по улицам. Не знаю, почему наша зима так их интересовала. Видимо, мороз минус 25–30 — это событие, которое не могут пережить. Очень удивлялись.

— Еще в такую погоду играют в футбол…
— Да, этому очень удивлялись. Помню, шел дождь, плюс пять, и у нас отменили тренировку. Спрашиваю: почему? Говорят: холодно! Я вспомнил времена в «Амкаре», когда мы бегали в минус 25.

«Ну что, русский, налить? Ты же любишь выпить!»

— Сколько платили в «Кастельоне» и «Эркулесе»?
— Тысячу евро в месяц плюс проживание в первый год в «Кастельоне». Потом начались небольшие проблемы с выплатами. Команды и так из-за финансовых санкций понизили из сегунды. Мы судились и в итоге отсудили свои деньги. В «Эркулесе» платили пятьсот евро в месяц плюс проживание и питание.

— Зарплата 500–1000 евро в месяц — небольшая для Испании?
— Для третьей лиги обычные деньги. Да, в целом не пошикуешь. Был показательный случай. Пришли в бар. Там работала русская официантка, и она спросила про нашу зарплату. Мы ответили, хотя не люблю такие вопросы. Она посмотрела такими глазами! Сказала: «Да вы хорошо живете!» Тогда в Испании был кризис. Пять миллионов безработных. Поэтому тысячей евро можно было удивить.

— Что еще удивило из местных реалий?
— Помню, поехали на первый выездной матч, остановились за четыре часа до стартового свистка пообедать. Подходит ко мне тренер с бутылкой вина, говорит: «Ну что, русский, налить? Ты же любишь выпить!» Я смотрю на него, смеюсь, ребята тоже — «ха-ха-ха». Говорю: «Но-но-но». Он пожал плечами, пошел дальше и всем в команде налил по бокалу. Я один остался без вина. Я не понял этого. Ребята сказали, что это нормальная практика для Испании, вино помогает кровообращению и расслабляет психологически. И каждый последующий выезд я уже не пропускал.

— Вино перед игрой было только в вашей команде?
— И в «Кастельоне», и в «Эркулесе». Практика всех испанских команд. Даже в примере. Игроки сборной Испании обедают перед игрой, и у каждого на столе по бокальчику.

— Почему в России такого нет?
— В Испании иначе к этому относятся. Даже вечером, в клубе, в баре, могут выпить бокал вина и поехать домой. В России, ты же знаешь: дашь бокальчик, а закончится ведром.

— За «Кастельон» играл Игорь Добровольский. Об этом вспоминали, когда вы приехали?
— Нет. Говорили только о дель Боске. Он там немного играл.

.

Где больше договорняков — В Испании или в России?

— Каков уровень третьего испанского дивизиона, если сравнивать с российскими лигами?
— Между ФНЛ и ПФЛ. Но он хорош тем, что нет команд, которые изначально борются за выживание. У всех примерно равный подбор футболистов. И бьются насмерть в каждой игре.

— Очень грубая игра?
— Жесткая. Но не жестокая. Все думают, что в Испании техничный футбол, но там играли жестко. Может, потому что это третий дивизион?

— Кто добился большего успеха из той команды?
— Марк Трильес, центральный защитник. Он играет за «Льейду». В том сезоне они выиграли Кубок федерации. В нем участвуют все команды, кроме примеры. К нему относятся серьезно. К тому же Королевский кубок всегда разыгрывают «Реал» с «Барселоной».

— Потом ты вернулся в Россию и год не играл. Как так получилось? Вот ты в Испании — а на следующий день, по сути, безработный.
— После двух лет в Испании у меня возникли проблемы с видом на жительство. Сначала я получил его на год, потом с большой помощью продлил. Нужно было учиться в университете, оканчивать курс, на котором я числился. Потом пропала помощь, а самому все сделать было нереально. Нужно было иметь финансовую возможность жить, показывать властям, что у тебя есть определенная сумма для жизни и учебы. Пришлось уехать. Да, между Испанией и «Динамо» был год, когда я оказался без футбола, работал с детьми в СШОР «Зенит».

— Неужели после третьего испанского дивизиона невозможно найти команду? Другие страны?
— У меня не было предложений. Однажды незнакомый агент прислал предложение о просмотре в венгерский «Видеотон», где играли Хусти и Лазович. Но я отнесся к этому несерьезно, ведь я не знал этого агента. Больше вопрос про Европу не поднимался.

— Испания, потом год без футбола, неподписанный контракт с «Динамо», любительская «Карелия». Что ты чувствовал?
— Меня это опустило на землю. Ведь после Испании я думал, что должен играть в хорошей команде, хотя бы занимающей высокие места в ПФЛ или в ФНЛ. Старался найти возможность куда-то поехать. Но ничего не получилось… За год понял, что нужно срочно возвращаться. И появился вариант с «Динамо».

— Оно занимало последнее место в ФНЛ.
— Да. Было ясно, что вылетят, зарплату не платили. Однажды они полетели на матч в Томск и команде не прислали багаж. В итоге игроки «Динамо» взяли форму у «Томи». Кому-то достались бутсы на три размера больше.

— Почему не подписал контракт с «Динамо»? Все же к этому шло.
— А я подписал контракт. Был просмотр, куча народу, человек шестьдесят на тренировке. Из-за ограниченного бюджета взяли четверых, в том числе меня. Я подписал контракт, но его не смогли зарегистрировать в РФС, так как из Испании не пришел трансфер.

— Кто виноват?
— Сложно сказать. Я звонил в испанскую федерацию, мне сказали «трансфер отправлен». Звоню в РФС, говорят «трансфер не пришел». Вот и думай, кто виноват.

— Где больше договорных матчей — в России или в Испании?
— Не представляю, как могут быть договорные матчи в Испании. В России ходит много разговоров, из последних — разоблачения про матчи на сборах. Где больше — вопрос все-таки с подвохом!

— А если так? (Ставлю диктофон на паузу.)
— Не важно. Можешь включить обратно. Просто для меня Испания и договорные матчи — несопоставимые понятия. Если мне скажут, что в России есть договорные матчи, то я, может быть, поверю, но вот Испания…

Надо было соглашаться на восемь месяцев без зарплаты!

— Какие шаги в твоей карьере были неправильными?
— Что бы поменял? На тот момент по неопытности совершал ошибки. Главное — анализировать. Может, стоило быть посмелее, уезжать на просмотры. Например, агент предложил поехать в «Ориуэлу», когда у меня заканчивался контракт с «Эркулесом». Они играли лигой выше, но на тот момент там восемь месяцев не платили зарплату, они шли последними с одним очком, проигрывали по 0:4, 0:5. Я отказался. Если бы вернуть время назад, то согласился бы. Может, это был шанс остаться в Испании.

— У тебя есть друзья не футболисты или те, кому футбол неинтересен?
— Конечно. Из разных отраслей. Юристы, доктора. Не только футбол должен быть в жизни.

— В целом в обществе негативно относятся к завышенным зарплатам футболистов РПЛ. Как футболисты к этому относятся? Это нормально? «Они делают то же, что и я». Есть такие мысли?
— Я не слежу за чужими деньгами. Если я нахожусь на этом уровне, значит, на это наработал, заслужил. Я не особо осознаю, что значит получать такие деньги. Меня это не раздражает. Не знаю, почему общество так относится к этому. Футбол — шоу, бизнес. На футболе делают деньги, поэтому понятно, что многие переплачивают, чтобы заработать.

Личное дело

Андрей Блынду, центральный защитник

Дата рождения: 27 января 1991 года

Воспитанник СДЮСШОР «Зенит»

Клубы

«Смена-Зенит» (Санкт-Петербург) 2009

«Амкар» (Пермь) 2010–2011

«Кастельон» 2011–2012

«Эркулес» Б (Аликанте) 2012–2013

«Карелия» (Петрозаводск) 2015

«Днепр» (Смоленск) 2015–2018

«Ленинградец» (Ленобласть) 2018

Фото: «Спорт День за Днем» (Илья Смирнов); фото из личного архива Андрея Блынду

Оцените материал:
-
0
9
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад