• Главный тренер сборной Финляндии 1982–1987, чемпион Венгрии 1993 года Мартти Куусела: «Капелло умеет управлять звездами»

    04.09.12

    Автор:

    С Мартти Кууселой меня познакомил коллега Юха Канерва из Ilta Sanomat, когда мы вместе смотрели тренировку сборной России на Олимпийском стадионе в Хельсинки в июне 2009 года (на следующий день команда Гуса Хиддинка разгромила хозяев 3:0). Он подвел меня к пожилому человеку с невероятно живым взглядом и сказал: «Это лучший тренер Финляндии всех времен». С тех пор мы часто общались с Кууселой по многим футбольным вопросам, но до того, чтобы сделать интервью, додумались только сейчас. Мартти — местный Анатолий Бышовец. По праву смотрит на вещи с иронией, во внутреннем чемпионате работать не хочет. Как и признаваться почему именно. «Есть причина, но не для диктофона. Готов работать где угодно, но только не дома», — отрезал он перед началом нашего разговора в уютном кафе недалеко от аэропорта Вантаа. Ну и ладно. Вместо этого мы говорили о Фабио Капелло, Лучано Спаллетти, Алексе Фергюсоне, династии Еременко и даже об Олеге Протасове.

    Игрокам нужен голод

    — За всю жизнь было много встреч с тренерами, чьи имена постоянно на слуху. Одна из самых запоминающихся — с Фабио Капелло. Я работал в Греции, и мы играли с «Ромой» товарищеский матч в австрийском Капфенберге. Закончили, кажется, 1:1. Удивительно, насколько общителен оказался Капелло. До этого мы победили две итальянские команды и их тренеры даже не хотели обменяться рукопожатиями после игр, а с Фабио мы проговорили минут сорок пять! Его познания в футболе огромны, и то, что сейчас он возглавляет вашу национальную сборную, считаю большим приобретением. Кстати, спустя несколько лет, когда я возглавил «Арис», мы снова встречались в Кубке УЕФА с «Ромой», которую тренировал Лучано Спаллетти, тогда еще совсем молодой тренер. Дома мы добились ничьей, но в гостях нас разгромили. Со Спаллетти мы разговаривали не так долго, как с Капелло, но на меня он произвел приятное впечатление своей воспитанностью. Вообще я не удивлен, что итальянские тренеры оказались востребованы в России.

    — После личной встречи с Капелло вы наверняка пристально следили за его дальнейшей карьерой. Почему, как считаете, у него вышла неудачной первая же попытка работы со сборной в Англии?
    — Честно говоря, не знаю, его ли это вина. В конце концов, Англия уверенно прошла отборочный цикл и прошла в финальную часть чемпионата мира, так что не стоит говорить о провале.

    — Говорят, что английские футболисты были недовольны тем, что тренер загнал их в спартанские условия проживания на сборах, им же вторила и пресса…
    — Знаете, главная проблема современного футбола — игроки не голодны до игры. У них нет естественного желания добиваться побед, несмотря ни на что вокруг. Я не могу этого понять. Одни требуют дополнительных удобств, для других слишком жесткий тренер, третьим слишком жарко. Всегда считал, что ни в коем случае нельзя давить на игроков, приставать к ним с придирками, но при этом у них самих должен быть природный голод до успехов. И потом, любой тренер будет успешным, если у него есть хорошие игроки. И один хороший тренер — это далеко не гарантия результата.

     

    Ваши проблемы — в голове

    — Что вы, тренер из Финляндии, о футболе которой во все времена было слышно не очень много, сделали такого с венгерским «Гонведом» в сезона-1992/93, что клуб стал чемпионом?
    — Причина того успеха заключалась как раз в том, что у меня была прекрасная команда! (Смеется.)

    — Вы сами ее набирали?
    — Нет, разве что нескольких игроков. Но выиграли мы чемпионат, пожалуй, потому, что я не мешал своим футболистам. При этом на сборах мы тренировались в очень тяжелом режиме, кое-кто жаловался. Но мою философию игроки в итоге приняли. Заключается же она в следующей фразе: «Управляй людьми так, как ты бы хотел, чтобы они управляли тобой». Но это не исключает того, что в команде должна быть дисциплина, и достигать ее коллектив должен за счет собственного интеллекта, использовать свои мозги для того, чтобы они работали на позитив. Несколько ярких индивидуальностей могут сформировать хороший коллектив, но при этом они должны действовать вместе, а не вразнобой, должны быть сплочены и сконцентрированы на одной идее. И мои слова лучше всего подтверждает сборная Испании последних лет. Если вдуматься, эта команда состоит из звезд, но при этом, наблюдая за ее игрой, ты не думаешь об этом, а видишь дыхание единого организма. При этом сколько есть других сборных и клубов, где игроки-звезды скорее вредят общему делу, чем помогают. Как раз еще поэтому считаю Капелло большим тренером: у него всегда было в команде по несколько звездных футболистов, но он умел ими управлять. Умеет это далеко не каждый.

    — Справится ли он с той же задачей в России? У нас ведь тоже много звезд…
    — Я видел игру вашей сборной на Евро и был очень разочарован. Мне казалось, к примеру, что Жирков — очень сильный футболист, но в матче с Грецией он просто пропал. Как и многие другие. Россия обыграла незадолго до турнира Италию в товарищеском матче, я как раз был экспертом по вашей сборной на финском телевидении, посчитал, что эта команда будет темной лошадкой. Настолько ваши мне понравились! Потом я смотрел и не верил: разве это может быть той самой командой?! Те же игроки, тот же тренер, прошла всего-то пара недель. Невероятно!

    — Доводилось ли вам видеть матчи нашего чемпионата?
    — У меня дома стоит спутниковая тарелка, я могу смотреть футбол со всего света. Кое-что видел и из вашей лиги. В России много техничных игроков, действительно больших мастеров. Но я не понимаю одного: почему ваши команды так часто, вместо того чтобы сыграть пошире, освободить пространство, сжимаются в середину и сужают игру? То же самое ведь было и со сборной. Таким образом вы становитесь уязвимыми для контратак, так проще срывать ваши атаки. Ладно бы не было в наличии хороших фланговых футболистов, но ведь есть тот же Жирков, Аршавин может играть на краю, подходит для этого Анюков. То же самое касается и Франции: у них были Рибери, Малуда, прочие, но они все равно сбивались в середину и передавали мяч друг другу. Не понимаю. Три года назад, когда мы познакомились, ваши разгромили в Хельсинки Финляндию, отменно действуя на контратаках. Финляндия оборонялась, но как только чуть поднимала голову, ее тут же стегали контрвыпадами. Куда все это делось, я не знаю. Возможно, проблема здесь (показывает себе на голову. — «Спорт»). Не исключено, что ваши ребята, побеждая в первой игре, как это и было на Евро, мысленно уже выигрывают и все остальные матчи. Но не стоит забывать, что без проведенных на поле 90 минут три очка тебе не запишут. Нужно не только думать о мяче, но и уметь сражаться, обороняться. Посмотрите на «Челси»: это же кошмар, что они творили в финале Лиги чемпионов! Но они — победители. Или Греция в 2004-м, которую обвиняли в старомодном футболе. Но они — тоже чемпионы.

    — Алексей Еременко-старший, работающий в Финляндии, недавно дал интервью нашему изданию. Наверняка знаете его лично?
    — Знаю, причем еще со времен Греции. Он тогда играл там, а старший сын его занимался в академии «Панатинаикоса». Но больше всего мне нравится младший, Роман — потрясающий игрок. И в настоящий момент он лучший футболист нашей сборной. Спокойный, хладнокровный мастер, хотя темперамент у него на самом деле, как и у отца, горячий. Ере-старший был тоже хорошим футболистом, но не таким, как Роман.

    Малофеева было жаль

    — 7 мая 1986 года ваша сборная Финляндии сыграла в Москве вничью со сборной СССР, после чего перед самым началом чемпионата мира в Мексике был снят с поста главного тренера Эдуард Малофеев, а назначили Валерия Лобановского. Вы помните ту игру?
    — Помню, и очень хорошо. Хотел бы заметить, что тогда у нас была исключительно сильная сборная, нам не хватило совсем немного, чтобы самим попасть в Мексику. Нужно было выиграть в Белфасте у Северной Ирландии, но, увы, этого сделать не удалось. Тогда мы играли не в тот футбол, который я предпочитаю сейчас: строго от обороны, максимально осложняя жизнь любому сопернику. Точно так же мы сыграли с СССР в Москве. Помню, каким разочарованием для вас стала та ничья, ведь в вашей команде были куда лучшие игроки. Но если бы мы бросились атаковать, то стопроцентно проиграли бы. Мне было очень жаль тренера сборной СССР, я быстро узнал, что его, оказывается, после того матча уволили. Всегда тепло относился к коллегам, особенно если те вели себя так же.

    — Алекс Фергюсон, например?
    — «Гонвед» проиграл на «Олд Траффорд» 1:2, и точно так же, как он всегда делает, Алекс позвал меня к себе на бокал вина, мы прекрасно побеседовали. И представляете себе, я только в прошлом году узнал, что, оказывается, стал первым тренером, кто противостоял Фергюсону в Лиге чемпионов после ее создания! Мне даже звонили из английского популярного журнала, интересовались мнением о нем. Обзванивали всех тренеров-соперников, кто оставил в карьере Алекса хоть какой-то след. Приятно было оказаться среди таковых.

    — Вас называют лучшим тренером сборной Финляндии за всю историю, а когда вы в 1987 году обыграли дома Чехословакию 3:0 в отборочном цикле чемпионата Евро-88, то с поля вас выносили на руках собственные же игроки.
    — Да, было такое. Это был мой последний матч в качестве тренера сборной, и сейчас, когда я встречаю своих бывших подопечных, постоянно шучу: «Вы, ребята, вынесли меня своими руками из финского футбола». Кстати, даже тогда Йозеф Масопуст, который тренировал Чехословакию, нашел в себе силы подойти и поздравить с результатом. Перед матчем он звонил мне как старому знакомому и смеялся: «Если выиграете у нас, с меня бутылка дорогого вина». Обещание Йозеф сдержал, причем это тоже был его последний матч как тренера сборной. Что же касается моей роли в те годы… Честно признаюсь, в те годы я был еще очень молодой тренер, с тех пор у меня прибавилось знаний, потому что я ни секунды не переставал следить за футболом, интересовался каждой мелочью, не пренебрегал ни одним семинаром, на который меня приглашали. Сейчас, думаю, я мог бы работать еще успешнее.

    — Что нужно для того, чтобы сборная Финляндии наконец-то пробилась в финальную часть чемпионата мира или Европы?
    — Считаю, что прежде всего должен изменить себя наш тренерский корпус. У нас постоянно придумывают какие-то новые проекты. Не удается осуществить один, кидаемся на новый. Но я считаю, что следует финансово поддерживать клубы, чтобы те развивали юношеский футбол, вкладывались в свои академии, повышали качество подготовки молодых игроков. Мы должны еще очень много работать над своим футболом, но при этом работать правильно, а не в пустоту.

    — Тем не менее сдается, что финны как раз стараются играть в футбол, а не гонятся за физической мощью, как, скажем, в Норвегии…
    — Я считаю, что сейчас в Скандинавии наиболее правильным путем идет Дания. Там играют в футбол. Шведы делают акцент на командную игру, и в этом они лучше, чем мы. Норвегия… Норвегия играет совсем в другой футбол (смеется). Но обратите еще и внимание на Эстонию! Мы все время говорим в Финляндии, что мы развиваем футбол. Но Эстония, поверьте, делает это намного быстрее! И в последнем отборочном цикле они пробились в стыковые матчи, а мы — нет.

    Протасов любил порядок

    — Кто лучший тренер из всех, кого вы встречали?
    — Бобби Робсон. Я даже не смогу объяснить вам почему. Он был настолько доступный и понятный человек, что его все вспоминают добрыми словами. Мы дружили, он часто помогал мне в рабочих моментах. Например, однажды мне нужно было лететь в Бухарест просматривать матч, но у финской федерации тогда были проблемы с деньгами. Бобби предложил мне прилететь в Лондон и поехать с ним. Даже в последние годы, когда он работал в «Ньюкасле», я всегда мог приехать на матч и получить от него билет. То же самое было, когда я работал в Бельгии, а он возглавлял ПСВ.

    — Вы хорошо знаете Олега Протасова, который также успел поработать тренером в российском первенстве…
    — Прекрасный парень! Он был моим подопечным, когда я работал в Афинах, тренировал «Продефтики». Олег не только оказался классным футболистом, но еще и помог мне устроиться на новом месте, так как знал столицу Греции лучше, чем я. Профессионализм Протасова был бесспорен, я задержался по объективным причинам с приездом к началу подготовки на пару дней, так он мне сразу сказал: «Мартти, где вы были? Мы не могли без вас по-настоящему начать тренировки». Совсем скоро Олег закончил карьеру, но был при этом в полном порядке, а тренерская установка, дисциплина для него были святыми словами.

    — Есть еще один известный футболист, с которым вы хорошо знакомы, — Яри Литманен, человек-памятник…
    — В начале 1990-х я вернулся из Дании в ХИК, и тренер Харри Кампман, который хорошо знал Яри, попросил меня посмотреть его на тренировке. Мы только что выиграли титул, заканчивали сезон. На том занятии я объявил, что уезжаю работать в Бельгию. Литманена я взял с собой, для того чтобы он мог поддерживать форму в Европе в зимний перерыв. То, что он потом вырос, меня не удивило. Литманен, кстати, сильно помог мне, причем сам об этом не знает. Когда впоследствии я говорил кому-то, что я из Финляндии, люди сразу же реагировали: «Ах да! Яри Литманен…» Совсем другое было отношение.

    — Мартти, но до сих пор в целом все считают Финляндию нефутбольной страной. Не обидно, что вас не узнают на улицах?
    — Как раз недавно я был в этом же самом торговом центре, и какой-то мальчик лет двенадцати смотрел на меня, не решаясь подойти, и держал в руках фотоаппарат. Я охотно с ним сфотографировался. С популярностью проблем нет, тем более я часто появляюсь на телеканалах в качестве эксперта.

    — Как вы стали лучшим тренером в нефутбольной стране, да еще и единственным, кого знают за рубежом?
    — Не знаю… Когда я сам играл, то не очень любил ходить в школу, посвящал себя в основном спорту. И только потом вместо того, чтобы отправиться на просмотр в США, я решил учиться. Получил три высших образования — изучал социологию, массмедиа, социальную политологию. Позже выучился даже на журналиста, в Германии получил статус «футбольного учителя», как они говорят. Как-то мама сказала мне: «Теперь бы неплохо было выбрать нормальную профессию, не футбол». В то время нереально было прокормить семью одним лишь футболом. О’кей, я стал работать в государственной рекрутинговой компании. Мне не очень нравилось это место, но сейчас я рад, что такой период был в моей жизни, потому что я научился общаться с людьми и управлять ими. В один прекрасный день решил, что поеду получать тренерскую лицензию в Германию. Я не говорил тогда по-немецки, снял со счета в банке последние деньги, и мы семьей переехали на время учебы. Так я стал тренером, каждый день узнавая все больше и больше. Меня пригласили в сборную Финляндии, за которую я сам когда-то сыграл пару матчей. Уже после работы дома первым заграничным опытом стал датский «Б 1903», тот самый клуб, на основе которого был создан тот «Копенгаген», который сейчас все знают. При этом я осознаю, что неправильно распорядился своей карьерой. Например, мне предлагали возглавить сборную Ирана, а я отказался. Настоящая глупость, учитывая то, как сейчас тренеры рвутся работать в Азию!

    — Ваши институты помогли вам в работе?
    — Безусловно, ведь мне приходилось находить язык с самыми разными людьми. Причем не только игроками, но и руководителями клубов, спонсорами. К слову, я читал лекции на нефутбольные темы параллельно с работой тренером.

    — Каким должен быть, по-вашему, современный тренер?
    — Не знаю насчет современного. Я всегда считал, что с игроками нужно быть прежде всего честным, тогда ты не потеряешь лица ни при каких раскладах. Тогда тебе не надо кричать на подопечных, даже если они допускают ошибки, хотя, конечно, иногда приходится наказывать игроков по объективным причинам. Мне нравится поведение Дель Боске — какие-то тренеры любят устраивать театры у бровки, но он, обходясь без этого, управляет самой сильной командой мира.

    — Что является залогом успеха в тренерской работе?
    — Если кто-то скажет «тяжелый труд», это не так. Удача — вот что важно для успеха.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров