YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


И вновь продолжается бой! Уникальные факты из истории петербургского хоккея

Николай Пучков
Фото:

2016 год в российском спорте признан годом хоккея. Причин тому немало: 70-летие отечественного хоккея – великий юбилей, а чемпионат мира по хоккею в Москве и Петербурге – главное событие года в спортивной жизни страны. Город на Неве, принимавший матчи первенства планеты, можно смело назвать колыбелью нашего хоккея.

«Золотое перо» Петербурга, спортивный обозреватель и историк Дмитрий Деров в уникальном материале, посвященном юбилею нашей любимой зимней игры, рассказывает об истории невского хоккея и его легендах. Многие факты, приведенные автором, ранее были неизвестны, что делает текст по-настоящему ценной летописью. Этот масштабный журналистский труд заслужил высокую оценку таких мэтров отечественного хоккея как Владислав Третьяк и Борис Михайлов, а также благодарность хоккейного клуба СКА и Федерации хоккея России.

История ленинградского хоккея. Часть I. Сороковые – пятидесятые – шестидесятые

Ты помнишь, как все начиналось…

Символично, что самая популярная молодежная команда хоккейной системы Петербурга, «СКА-1946», вместо модных нынче названий в североамериканском стиле – вроде «тигров» или «пантер» – выбрала неброский, на первый взгляд, вариант с четырьмя цифрами. Великие даты должна помнить, прежде всего, молодежь, и этот выбор – еще одна нить, связующая поколения. Нить истории, обрывать которую никак нельзя.

Зенитовский след

1945-й – судьбоносный год завершения Великой отечественной войны. Победного завершения. А 1946-й – фактически, точка зарождения большого хоккея в Советском Союзе вообще, и в Петербурге – в частности. В тридцатые годы игра на льду считалась немудреной канадской забавой, развивать которую у нас не считали нужным.

Все изменилось после войны, когда победители вернулись к мирным занятиям на родине. В Ленинграде был открыт Дом офицеров, а в стране создан комитет по физической культуре и спорту. Требовалось не только организовать досуг миллионов советских граждан, но и поднять здоровье нации, подорванное войной. Про жителей блокадного Ленинграда и говорить нечего.  Вот тогда-то на канадский хоккей и взглянули иначе. Компактная площадка, нехитрый инвентарь – все говорило в его пользу. А самое важное, забава пришлась по вкусу всем, от мала до велика – и офицерам, и детворе, гонявшей шайбу или ее аналог просто по снегу, «на валенках».

В итоге вышеупомянутый комитет учредил всесоюзную секцию хоккея, а ленинградский Дом офицеров организовал собственную команду. Именно она – под названием Дом офицеров имени Кирова – 22 декабря 1946 года дебютировала в первом чемпионате СССР по хоккею с шайбой, проведя стартовую встречу в Ленинграде.

Вот, кстати, еще одна ниточка, связывающая поколения. В сезоне-1946/47 город на Неве в хоккейном первенстве страны был представлен также командой «Динамо». Как здорово, что в 2013 году динамовскую историю в Питере возродили – пока «молодежкой», хотя планы у руководства бело-голубых самые что ни на есть взрослые.

Но вернемся в первый сезон советского хоккея. Дом офицеров под руководством Геннадия Дмитриева сумел-таки обойти соседей-динамовцев, однако в целом ленинградские команды выступили неудачно, заняв последние места в своих группах. Чемпионом же стало «Динамо» московское, серебро взяли армейцы – опять-таки столичные (ЦДКА), а бронзу завоевал московский «Спартак». Интересно, что лавры лучшего бомбардира снискал легендарный Анатолий Тарасов: будучи играющим тренером ВВС, он наколотил 14 шайб.

Следующий сезон команда офицеров решила пропустить. Между тем Ленинград вновь представили в элите два коллектива: «Динамо», которое продолжал тренировать Валентин Федоров, заняло пятое место, а «Дзержинец» (его возглавлял известный ленинградский футболист двадцатых-тридцатых Павел Батырев) – девятое. Золото выиграл ЦДКА, ведомый неудержимым Всеволодом Бобровым (52 гола) и разносторонним игроком-тренером Тарасовым.

В сезоне-1948/49 динамовцы Ленинграда финишировали восьмыми, а «Дзержинец» – последним, десятым. В составе «Динамо» можно выделить первого ленинградского снайпера – Анатолий Викторов в 18 матчах забросил 22 шайбы.

Следующий чемпионат подарил городу еще одну яркую команду: вместо «Дзержинца» в Высшей лиге выступал «Большевик» Ивана Таланова, в 1946-1948 годах тренировавшего футбольный «Зенит». «Большевики» заняли седьмое место, динамовцы Ленинграда – 11-е.

От Филиппка – к Пучкову

Ну а что же офицеры? Пропустив один сезон (1947/48), два следующих армейцы, переименовавшись в ЛДО (Ленинградский Дом офицеров), провели во втором эшелоне. Вернулись в элиту они в 1950-м, чтобы больше ее не покидать (исключение – сезон-1991/92, который СКА провел в Первой лиге).

Сезон-1950/51 команда офицерского Дома с умным наставником Александром Семеновым отработала удачно: пробилась в финальную пульку, где заняла итоговую шестую позицию – вслед за ленинградским «Динамо» (тренер Виктор Лапин).

В 1954-м звезда «Динамо», увы, закатилась, – коллектив покинул Высшую лигу, где затем совсем ненадолго засветилась еще одна невская команда – «Авангард». К слову, в 1954-м на хоккейном небосклоне появился… «Зенит». Правда, московский, позднее прославившийся в качестве «Крыльев Советов».

Названия тогда меняли часто. Вот и ЛДО до конца пятидесятых еще трижды проводило, как это принято сейчас называть, «ребрендинг». Хронология такова: 1953-1957 – ОДО (Окружной Дом офицеров); 1957-1959 – СКВО (Спортивный клуб военного округа); с 1959-го и поныне – СКА.

Выступали армейцы в пятидесятые так: 1950/51 – 6-е место; 1951/52 – 8-е (главный тренер – Беляй Бекяшев); 1952/53 – 5-е (Георгий Ласин); 1953/54 – 4-е; 1954/55 – 7-е; 1955/56 – 4-е; 1956/57 – 5-е (1953-1957 – Анатолий Викторов); 1957/58 – 7-е (Евгений Воронин, со следующего чемпионата и далее – Александр Комаров); 1958/59 – 6-е (в этом сезоне Ленинград в «Вышке» также представлял «Кировец»); 1959/60 – 7-е (вместо «Кировца» в элитном дивизионе попробовал силы ЛИИЖТ).

В качестве завершающего штриха по пятидесятым отметим, конечно же, яркую победу хоккейной сборной СССР на Олимпиаде в Кортина д`Ампеццо. В той золотой сборной выступал нападающий Виктор Никифоров по прозвищу Филиппок, в 1951-1953 годах защищавший цвета ЛДО. Ну а в шестидесятые в Ленинград перебрались еще четверо триумфаторов Игр-1956: вратарь Николай Пучков, защитник Генрих Сидоренков и нападающий Юрий Пантюхов (прозвище «Джон»).

Все верно: в шестидесятые СКА набирал силу, приглашая многих сильных хоккеистов. Вообще же истории невского хоккея и олимпийских подвигов национальной сборной связаны неразрывно. Судите сами. На Играх-1960 бронзу со сборной СССР завоевали уже упомянутые «будущие» армейцы – Пучков и Сидоренков, а также универсал Юрий Баулин, переехавший на невские берега в 1962-м. Кроме того, в Скво-Вэлли ярко проявили себя хоккеисты, ранее игравшие в Ленинграде. Это и Николай Карпов, способный действовать как в обороне, так и в атаке, и, конечно же, знаменитый форвард Константин Локтев.

Тот же Локтев вместе с разгонявшейся «Красной машиной» покорил в 1964-м олимпийский Инсбрук, а лучшим распасовщиком чемпионской сборной Игр-1968 в Гренобле был Владимир Викулов, позднее, в 1979-м сменивший московскую «армию» на невскую.

СКА в начале шестидесятых, окончательно определившись с названием, завершил и чехарду с главными тренерами. В 1962-м Александра Комарова, руководившего командой четыре года, сменил Евгений Бабич, а в 1963-м – всерьез и надолго – у армейского руля встал Николай Пучков. Сначала – как наставник играющий, а затем, завершив вратарскую карьеру в 1964-м, – как чистый тренер.

Пунктиром пройдемся по турнирным результатам СКА в тот период. Ленинградцы продолжали выступать стабильно, попадая в десятку, но до серьезной борьбы за медали все же не дотягивали: 1960/61 – 9-е место; 1961/62 – 9-е; 1962/63 – 9-е; 1963/64 – 8-е; 1964/65 – 5-е; 1965/66 – 8-е; 1966/67 – 4-е (до бронзы, доставшейся столичному «Динамо», не хватило трех очков); 1967/68 – 5-е и финал Кубка СССР; 1968/69 – 8-е; 1969/70 – 4-е (здесь шансов на медаль почти не было – 15-очковая пропасть от «бронзового» «Химика»).

Тем не менее, именно в шестидесятые Николай Пучков заложил в СКА фундамент для будущих успехов следующего десятилетия – первой в истории «бронзы» чемпионата СССР и трех побед в Кубке Шпенглера…

История ленинградского хоккея. Часть II. Семидесятые – восьмидесятые

Бронзовый рассвет, малиновый закат

Этой весной город на Неве отмечает 45-летие одной из своих самых ярких хоккейных побед. Да, мы не оговорились: бронза СКА, потом и кровью завоеванная в чемпионате СССР – 1970/71, стоит не менее дорого, чем современный Кубок Гагарина. К тому же, первые награды клуба – историческое событие, навсегда оставшееся в памяти ленинградцев.

«Блокадный» стиль

Чтобы понять, чего стоило дружине Николая Пучкова войти в тройку, напомним, какие зубры выступали в том чемпионате. Достаточно сказать, что самой результативной тройкой турнира стало, возможно, лучшее звено в мировой истории, Михайлов – Петров – Харламов. ЦСКА Анатолия Тарасова вообще казался монстром – с непробиваемым Владиславом Третьяком в воротах.

Он, как и два Виктора – защитники ЦСКА Кузькин и Лутченко – вошли в символическую пятерку чемпионата. В тройку лучших нападающих вошли два московских армейца – Валерий Харламов и Владимир Викулов, а также главный бомбардир «Динамо» Александр Мальцев. Сильнейшим же хоккеистом сезона признали другого форварда ЦСКА – Анатолия Фирсова.

Словом, испытание тогдашним ЦСКА – проверка по гамбургскому счету. Младший ленинградский брат смотрелся на фоне старшего достойно. И пусть в четырех из пяти очных встреч СКА одноклубникам уступил (0:2, 1:7, 2:8 и 2:10). Зато одно сражение у москвичей бойцы Пучкова выиграли. Да как – с крупным счетом 7:2! Никому тарасовцы с такой разницей не уступали.

Добавим, что с «серебряным» «Динамо» СКА очки поделил (соперники одержали по две победы при одной ничьей). А вот из принципиального соперничества со «Спартаком», финишировавшим в итоге четвертым, Ленинград вышел победителем (три выигрыша, ничья и поражение). Правда, в финале Кубка СССР красно-белые СКА одолели, однако в полуфинале ленинградцы сенсационно обыграли цээсковцев (7:5). В итоговой же таблице чемпионата ЦСКА набрал 65 очков, «Динамо» – 58, СКА – 55, а «Спартак» – 51.

Говоря о невских героях 1971 года персонально, отметим, прежде всего, великолепных форвардов, братьев Солодухиных – Вячеслава и Сергея. Через год Вячеслав Солодухин, сыграв в Суперсерии-1972 с канадцами, стал первым воспитанником ленинградского хоккея, сразившимся с настоящими профессионалами.
Огромный вклад в завоевание армейцами бронзы внес вратарь Владимир Шеповалов. Пучков, как бывший кипер, не ошибся, пригласив Владимира из Новокузнецка и доверив тому пост номер один.

Игорь Щурков, переквалифицировавшись в 1969-м из нападающего в защитника (еще одно мудрое решение тренера Пучкова), в новом качестве раскрылся еще ярче. Хорош был в обороне и Константин Меньшиков. Лучшим же снайпером и бомбардиром СКА (26 шайб и 4 передачи) стал Юрий Глазов. Также очень результативно действовали в атаке Игорь Григорьев, Петр Андреев, Олег Иванов и Валентин Панюхин. Неслучайно СКА, в предыдущие годы слывший оборонительным коллективом, подтянул и атаку.

И все же команда Пучкова продолжала плясать от защитной печки – по заброшенным шайбам в бронзовом сезоне она оказалась лишь пятой. Козыри у того СКА были другие. Блокадные! Это и бойцовский дух, и терпение в обороне, и самоотверженность, и умение играть на контратаках, на которых ленинградцы, в частности, здорово подлавливали великий ЦСКА.

Импульс Дроздецкого

Та бронза была сродни чуду – пытаться конкурировать с Москвой считалось гиблым делом. Посему коллекцию трофеев семидесятых СКА дополнил в Европе, выиграв три Кубка Шпенглера – в 1970-м, 1971-м и 1977 годах. Интересно, что во всех этих трех финалах старейшего в мире международного хоккейного турнира ленинградцы обыграли армейского «собрата» – «Дуклу» из Йиглавы, на минуточку – самый титулованный клуб Чехословакии (в начале семидесятых – абсолютно сильнейший в своей стране). Это – лучшая иллюстрация того, насколько советский чемпионат превосходил все остальные.

СКА в семидесятые после бронзового восхождения вернулся на привычные «окопные» позиции. Результаты говорят сами за себя: 1971/72 – 6-е место; 1972/73 – 7-е; 1973/74 – 9-е; 1974/75 – 9-е; 1975/76 – 9-е; 1976/77 – 9-е; 1977/78 – 10-е; 1978/79 – 11-е; 1979/80 – 11-е. Правление Пучкова дважды прерывалось: в сезоне-1973/74 командой руководил Вениамин Александров, а в чемпионате-1977/78 – Олег Сивков. В 1978-м году вернувшегося на тренерский мостик Николая Георгиевича сменил Валерий Шилов, а еще через год тренерские дела принял Игорь Ромишевский (с ним в сезоне-1980/81 СКА финишировал десятым). Как видите, опять в Ленинграде закрутилась тренерская карусель, замедлил которую в 1981-м Борис Михайлов.

Будущий мэтр цеха, завершив игроцкую карьеру, делал первые шаги на новом поприще. И сразу  нелегкая работа – тащить из турнирного болота ленинградцев. Шутили даже: команде из города, построенного на болотах, на роду написано в болоте прозябать. Петр построил – Петрович тащил.

Тащил-тащил, да не вытащил: 1981/82 – 7-е место; 1982/83 – 9-е; 1983/84 – 10-е. Сдал Михайлов в 1984 году пост Валерию Шилову, уже набившему в Ленинграде шишки. Тут еще и футбольный «Зенит» подарил городу сенсацию, а СКА – пример, неожиданно став чемпионом страны.

Сказать легко, а сделать… В советском футболе – при всем уважении к киевскому «Динамо» и московскому «Спартаку» – такой машины, как хоккейный ЦСКА, просто не было. Фактически все остальные ледовые дружины играли в свой отдельный чемпионат, где главные призы – серебро да бронза.

С возвращением Шилова дела ленинградцев пошли в гору. За год они поднялись с десятого места на пятое. В 1986-м армейцы закрепились в роли середняков, заняв шестую позицию. А в 1987-м – через 16 лет после пучковских медалей – снова сделали это – выиграли драгоценный металл!

Выстроилась та же тройка призеров, что и в 1971-м: московские ЦСКА (74 очка) и «Динамо» (60), а за ними – СКА (49). Только на сей раз в борьбе за третье место ленинградцы обставили «Крылья Советов», опередив их на 7 очков. В отличие от команды Пучкова, «призыв» Шилова предпочитал атакующий стиль. На фоне соперников, расположившихся в таблице ниже, ленинградская атака смотрелась очень мощно. Да и фаворитов покусывала. Например, проведя с ЦСКА и «Динамо» по четыре игры, невские хоккеисты зацепили в обоих противостояниях по одной победе.

Лучшей пятеркой чемпионата стало великое звено Ларионова (Фетисов – Касатонов – Крутов – Ларионов – Макаров). Примечательно, что лучшим вратарем был признан также представитель ЦСКА – Евгений Белошейкин. Он, как и Касатонов, – воспитанник ленинградского хоккея.

СКА же, помимо бронзовых наград, получил приз «Кубок Прогресса». Выделять в том составе армейцев можно многих. Вратарь Сергей Черкас мало в чем уступал Белошейкину. Сергей Шенделев и Святослав Хализов цементировали оборону. В нападении блистали Михаил Кравец, Андрей Андреев, Николай Маслов, Вячеслав Лавров и, конечно же, Николай Дроздецкий, в ходе сезона вернувшийся в Ленинград из ЦСКА. Чемпионский импульс от Николая передался партнерам, что в итоге и помогло СКА на финише оторваться от преследователей.

Ленинградская вспышка, увы, снова светила ослепительно ярко, но недолго. Развить успех 1987-го СКА не удалось: в двух следующих сезонах армейцы занимали любимое девятое место. В 1989-м завершилась эпоха Шилова – руль перешел к Геннадию Цыганкову, не сумевшему остановить падение (15-е место в 1990-м).

После бронзового рассвета СКА настало время малинового – по цвету популярных в лихие девяностые пиджаков – заката…

История петербургского хоккея. Часть III. От девяностых – до наших дней

Через тернии – к гагаринским звездам!

Начало девяностых годов прошлого столетия – время больших перемен в нашей стране. В ту лихую, непростую пору ленинградский хоккей, ставший в сентябре 1991 года петербургским, добрался до своей низшей точки…

Заморские дезертиры и артель «металлургов»

По итогам последнего в истории чемпионата СССР – 1990/91 армейская команда Геннадия Цыганкова вылетела из элитного дивизиона. Так что следующее первенство СНГ питерцы провели в турнире рангом ниже. «Очищение Первой лигой» прошло не зря: новый наставник СКА Игорь Щурков справился с задачей – вернул команду в элиту. А в 1992 году СКА вновь принял Борис Петрович Михайлов – всерьез и надолго. С этого момента Питер медленно, но верно начал пробиваться через тернии к звездам – возвращать утраченные позиции.

В девяностые Михайлов руководил армейцами на протяжении шести сезонов подряд. Тяжелое было времечко, что там говорить. Эпоха хронического безденежья в стране серьезно ударила и по спорту. Футбольный «Зенит», как и хоккейный СКА, не избежал вылета.

С другой стороны, болельщики Петербурга – футбольные ли, хоккейные ли – с теплотой вспоминают то трудное время. Ностальгия… Именно девяностые подарили любителям ледовой игры города на Неве многих легенд. Таких, как Максим Сушинский, Максим Соколов, Александр Виноградов, Алексей Кознев, Евгений Филинов, Илья Горбушин. Все правильно: те времена запомнились не результатами, а людьми.

Правда, в одном сезоне десятилетия питерцы, как залп «Авроры», все же бабахнули. В чемпионате МХЛ – 1992/93 СКА занял весьма достойное шестое место, а на следующий год «михайловцы» и вовсе сотворили сенсацию, добравшись до полуфинала Кубка. Заняв 13-ю позицию в «регулярке», петербуржцы выбили в плей-офф двух грандов – «Магнитку» и «Салават», а в полуфинале уступили будущим победителям – тольяттинской «Ладе». Достижение, сравнимое с бронзой – особенно если учесть, в какое сложно время оно имело место.

Валерий Иванников – в воротах, Владимир Алексушин и Юрий Гайлик – в защите, Александр Виноградов, Максим Сушинский, Сергей Пушков и Василий Каменев – в нападении. Вот ключевые фигуры того созыва.

Дальше все вернулось на круги своя: 1994/95 – 12-е место; 1995/96 (последний чемпионат МХЛ) – 10-е; 1996/97 (зарождение Суперлиги) –18-е; 1997/98 – 10-е; 1998/99 – 20-е (главный тренер – Николай Маслов); 1999/2000 – 12-е (Рафаил Ишматов).

С Ишматовым СКА завершил двадцатый век, с ним же вступил в новое, двадцать первое столетие. Что осталось в памяти из «нулевых»? Экзотический, первый североамериканский легионер – Боб Халкидис. Иностранцы же европейские прорубили окошко в Питер еще в конце прошлого века – жаль, шведы Йоаким Мусакка и Райне Раухала, как и канадский Боб, быстро «дезертировали».

Ишматов результата тоже не дал: в 2001-м, как и в 2002 году, СКА финишировал на 15-м месте. В 2002-м пришел Пучков, однако Николай Георгиевич смог проработать лишь полгода. В трех следующих сезонах армейцами опять «рулил» Михайлов. Получилось у Петровича чуть лучше, чем у Ишматова: 2002/03 – 13-е место (в феврале 2003-го, на матче со «Спартаком» в Ледовом дворце был установлен рекорд посещаемости – 12 300 зрителей); 2003/04 – 14-е; 2004/05 – 12-е.

Далее историю армейцев ознаменовал забавный эпизод. Это сейчас мы смотрим на те события с улыбкой, тогда же болельщикам было не до смеха. Спасать СКА из Новокузнецка приехал Николай Соловьев, прихватив с собой… целую артель «металлургов»!

Премьера «Нью-Металлурга», как шутя называли тогдашний СКА, с треском провалилась: в сезоне-2005/06 СКА финишировал 13-м, причем «соловьиной песенке» пришел конец еще до завершения «регулярки».

Чемпионат-2006/07 СКА начал под управлением Михайлова, а завершил – с Юрием Леоновым – на 14-м месте.

Ключ на взлет

Между тем свет в конце тоннеля уже сверкал. В 2007-м финансовая ситуация в клубе начала меняться в лучшую сторону. Как следствие – в апреле того года невскую команду возглавил американец Барри Смит. Соратник великого Скотти Боумэна!

Серьезно армейцы укрепили и игровой состав, а потому прорыв СКА на шестое место в 2008 году (последнем сезоне Суперлиги) никого не удивил.

«Хоккейные боги были не с нами», – эту философскую фразу Смита питерские болельщики изучили отлично. Впервые же разговор о «богах», по большому счету, зашел весной 2009-го – в первом раунде плей-офф дебютного сезона КХЛ. Тогда армейцы, всухую проиграв серию «Спартаку» Милоша Ржиги, финишировали десятыми.

Сезон-2009/10 запомнился рождением одной из лучших троек в истории СКА – Яшин – Чаянек – Сушинский, радовавшей питерских болельщиков на протяжении двух сезонов, а также «дембельским аккордом» в хоккее Сергея Зубова. Завершил свои невские гастроли и Барри Смит. Выиграв в гладком первенстве Западную конференцию, СКА вновь оконфузился в 1/8 финала, не сумев справиться со скромными рижанами и заняв в итоге 9-е место.

Смит улетел в Америку, а в обратном направлении проследовали сразу три звезды. Именно в межсезонье-2010 СКА окончательно и бесповоротно заявил претензии на роль гранда, совершив три громких трансфера. Афиногенов, Набоков, Гребешков – пересчитать все звездочки на армейских «погонах» становилось все сложнее.

Не хватало, однако, генерала, читай – главного тренера, который построил бы это «созвездие». «Полководцев» все пробовали иностранных. К сезону-2010/11 СКА готовил канадец Айван Занатта, с которым армейцы осенью даже успели выиграть яркий выставочный матч в Ледовом дворце у энхаэловской «Каролины» (5:3).

Через пару недель после «выставки» Занатту заменили на Вацлава Сикору. Развязка сезона выдалась для чеха неудачной, причем подвел Вацлава его же земляк – вратарь СКА Якуб Штепанек, совершивший роковую ошибку в четвертьфинальной серии с «Атлантом» Ржиги. Питерцы довольствовались седьмым местом, после чего Сикору поменяли на другого чеха – победившего его пана Милоша.

«Спартаковца» Ржигу фанаты СКА так и не приняли. В сезоне-2011/12 СКА опять остался без медалей, добравшись до полуфинала Кубка Гагарина и уступив там московскому «Динамо». В начале же следующего сезона пан Ржига был отправлен в отставку – СКА возглавил финн Юкка Ялонен. Сезон-2012/13, помимо тренерской рокировки, запомнился кратковременным приездом в Питер на время локаута в НХЛ джокеров из-за океана. В нападении блистала тройка Ковальчук – Тихонов – Тарасенко, а в воротах чудеса творил будущий обладатель «Везина Трофи» Сергей Бобровский.

Тогда армейцы – единственный раз в своей истории – первенствовали в гладком чемпионате, но получили в итоге лишь бронзу, снова проиграв в полуфинале бело-голубым.

Сезон-2013/14 стал последним для Ялонена: поражение в четвертьфинале от «Локомотива», пятое место, и – завершение эпопеи с тренерами-иностранцами. В апреле 2014-го СКА принял золотой тандем Вячеслава Быкова и Игоря Захаркина.

БиЗы не подвели – сделали СКАзку былью! Армейцы, завоевав бронзовые награды по итогам «регуляки», стали затем триумфаторами плей-офф и чемпионами КХЛ. В полуфинале Кубка Гагарина питерцы совершили фантастический «камбэк»: вытащили серию с ЦСКА после трех поражений на ее старте. В финале же хоккеистами с берегов Невы был повержен казанский «Ак Барс» (4–1).

Надежная игра в «рамке» Микко Коскинена, уверенные действия оборонительной пары Максим Чудинов – Антон Белов, невероятные комбинации супертройки Артемий Панарин – Вадим Шипачев – Евгений Дадонов, мастерство капитана Ильи Ковальчука и легионеров… Слагаемых успеха дружины Быкова и Захаркина было много. Мы же выделим петербургских болельщиков – лучших в лиге. Они ждали этого трофея так долго, пройдя с командой через все невзгоды. Ждали и дождались прорыва – как когда-то страна дожила до гагаринского полета в космос. То ли еще будет!

Легенды хоккея на берегах Невы

Серия богатых уникальными фактами очерков Дмитрия Дерова о великих кузнецах славы хоккейного Петербурга.

Николай Пучков

Лицо хоккея с 47 шрамами

Число 47 – дважды памятное в жизни Николая Пучкова. 1947 год: семнадцатилетний Коля начал спортивный путь. Ему доверили защищать «рамку» московского «Динамо». Только ловить и отражать приходилось не шайбу, а мяч – команда-то играла не в канадский, а в русский хоккей. Вскоре Пучков сменил лед на зеленый газон, став вратарем футбольного ВВС. И вот однажды хоккейные одноклубники в ходе «двусторонки» попросили Николая встать в ворота. Пучков отстоял отлично и получил приглашение в команду. С этого момента началась карьера Пучкова-хоккеиста.

Как известно, ВВС Московского военного округа во всех видах спорта курировал Василий Сталин. В 1950 году случилась трагедия – в авиакатастрофе под Свердловском погибла хоккейная команда ВВС. Среди тех, кто в это тяжелое время должен был заменить погибших, оказался и Пучков. Он стал основным вратарем команды и провел там четыре сезона – вплоть до ее расформирования.

За это время ВВС трижды становился чемпионом СССР. В 1954 году, получив приглашение от самого Анатолия Тарасова, Пучков перешел в ЦДСА. В этом же сезоне сборная Советского Союза, в состав которой входил и Николай, блестяще дебютировала на чемпионате мира. Через два года советские хоккеисты с отважным вратарем Пучковым победили на Олимпийских играх 1956 года в итальянском Кортина д’Ампеццо. О храбрости вратарей тех лет ходят легенды. В 1950-е годы у них еще не было защитных масок, шлемов и перчаток. Играть приходилось на открытом льду.

На морозе резиновая шайба превращалась в камень. Как признался Николай Пучков, у него на лице 47 шрамов! На память. Не говоря уже о переломанном носе, челюстях, выбитых зубах…
Лишь в 1958 году Пучков привез из Канады свою первую маску. В составе московских армейцев вратарь провел девять сезонов и шесть раз становился чемпионом СССР. В 1959 году Николай стал первым отечественным вратарем, удостоенным звания лучшего голкипера чемпионата мира. Ну а в 1963-м Пучков поехал в Ленинград, чтобы завершить игроцкую карьеру в составе СКА.

Здесь же, на берегах Невы, Пучков дал старт своей тренерской деятельности. Практически вся она посвящена одной команде – СКА. За 40 лет он трижды уходил и трижды возвращался в команду, проведя в ней 17 сезонов. Лучшим из них стал 1971 год, когда СКА завоевал бронзу (высшее достижение в истории команды) и вышел в финал Кубка СССР. В тренировочном процессе Пучков многое почерпнул у Тарасова. Но, в отличие от своего учителя, он никогда не был диктатором.

Может быть, эта доброта Пучкова и помешала ему добиться больших успехов на тренерском поприще. К тому же Николай Георгиевич всегда делал ставку на воспитанников ленинградского хоккея – из школ СКА, «Ижорец», «Большевик». Зато Пучков помог раскрыть талант таким мастерам, как Николай Дроздецкий и Евгений Белошейкин.

В девяностые годы Пучков не был востребован в Питере, тренировал команды в Швеции и Финляндии. Работа за границей многому его научила. Его поразили дисциплина и профессионализм скандинавских хоккеистов. Такое отношение игроков к делу – мечта любого тренера-демократа. Вернувшись на родину в апреле 2002-го, Пучков выиграл со сборной города «Большой приз Санкт-Петербурга» и вскоре, после более чем двадцатилетнего перерыва, вновь возглавил СКА. В последний раз. Спустя три года, 8 августа 2005 года, Николая Георгиевича не стало…

В завершение один маленький штрих: когда на знаменитом римском футбольном стадионе «Олимпико» устанавливали скульптуры, символизирующие различные виды спорта, то фигуру хоккеиста изобразили с лицом Пучкова. Наверное, именно так и должен выглядеть символ хоккея. Без шрамов тут не обойтись.

Святослав Хализов

Львиное сердце

Старинный символ Петербурга – лев. Символом же СКА восьмидесятых годов, безусловно, был Святослав Хализов. В то время армейский коллектив славился своей цепкой, надежной обороной. Соревноваться с тогдашней машиной ЦСКА в скорости – занятие бесперспективное. Невские парни брали другим – самоотверженностью, бесстрашием, мушкетерским «Один за всех, и все – за одного!». Хоккей ведь красен не только голами и лихой музыкой атаки. Умение по-мужски держать оборону, порой в меньшинстве, – не в этом ли кроется героический дух игры?!

Хализов – один из лучших защитников в истории питерского хоккея – имел храброе львиное сердце. Даже манерой игры он походил на льва. Коренастый, крепкий, на пружинистых ногах – всегда готовый к прыжку. Форварды соперника считали себя хищниками, но очень скоро сами превращались в добычу. СКА в обороне походил на прайд – со Святославом в роли вожака.

Коренной ленинградец Хализов родился в 1963 году, а играть начал в СК «Сокол». В 1980-м перспективного оборонца призвали в московскую армию – ЦСКА строил новую непобедимую команду. Касатонов, Крутов, Ларионов… Пробиться в «основу» в компании таких мастеров было ой-как непросто, но трудяга Хализов добился своего за счет характера.

В 1982-м году Святослав вновь проявил волю, хотя многие сочли его решение по окончании службы вернуться в родной Ленинград слабостью. Москва в те годы давала все, как тот кардинал, суливший д`Артаньяну деньги и титул. Наш «мушкетер» выбрал друзей.

Нордический дух и обостренное чувство справедливости. Лед и пламень внутри Хализова вели вечный бой, что, думается, и заряжало защитника энергией. Огонь иногда вырывался наружу. Так, в 1983 году на ленинградском турнире  вторых сборных Святослав подрался с чешским вратарем Домиником Гашеком – правда, в данном случае переклинило Доминатора, которому Хализов прописал успокоительную таблетку. В СКА же на тренировке Святослав как-то устроил драку с кипером Дмитрием Лосевым. Битва «раз на раз» завязалась серьезная – мутузили друг друга армейцы долго и душевно.

Все шло «универсальному солдату» на пользу. Сталь Хализова закалялась, смелый ленинградец оттачивал свое мастерство. Виктор Тихонов, долгое время словно умышленно не замечавший Святослава (поговаривали, что в ЦСКА очень обиделись на его вышеупомянутый отказ), в конце восьмидесятых все же призвал невского бойца в сборную. Тем более что в 1987 году СКА, чью оборону охранял верный лев, завоевал долгожданные бронзовые медали чемпионата СССР.

Через два года союзная бронза обернулась для Хализова мировым золотом. В составе сборной СССР, где блистала великая пятерка Ларионова, ленинградец не затерялся. Заодно и старому другу Гашеку пламенный привет передал: наши одолели чехов с минимальным счетом.

Проведя восемь сезонов в СКА (1983-1991), Хализов в смутное время начала девяностых решил попытать счастья в Германии. В немецкой бундеслиге Святослав переквалифицировался в плеймейкера – набирал много очков, дирижировал атаками. Еще бы – на фоне «бюргеров» Святослав выглядел суперзвездой.

В сытой Германии все было хорошо, кроме одного: Хализова тянуло домой. Даже в разгар голодных девяностых. В 1996-м он вернулся в город с другим названием – в совсем другой СКА. По сути дела, именно Хализов явился тем проводником традиций, связующей нитью между прошлым и будущим невского хоккея. Отыграв три сезона, в 1999-м Святослав завершил свою славную двадцатилетнюю карьеру. Затем, немного отдохнув, он продолжил служить питерскому хоккею – стал тренером армейской СДЮШОР, а потом и фарм-клуба СКА.

В 2010 году большое сердце невского хоккейного льва остановилось. Святославу было только 47…

Николай Дроздецкий

Полет колпинского Дрозда

Лучшего эпиграфа к рассказу об одном из ярчайших нападающих в истории ленинградского хоккея, Николае Дроздецком, чем фраза другой невской легенды, Алексея Касатонова, наверное, и не сыщешь.

– Помню Дроздецкого как азартного и рискового человека, – говорил Касатонов. – А что вы хотите от парня, родившегося на ижорской земле, где в годы войны велись самые ожесточенные бои? Вообще волевой был человек. Накануне предолимпийского сбора в 1984 году некоторые ребята пошли играть в футбол в зал, что располагался на старой базе в Новогорске. В результате Дроздецкий сломал большой палец на ноге. Что делать? Пойдешь к врачу – никуда не поедешь. Тогда Коля обмотал чем-то палец и отправился на сбор. Пытался даже играть, но тренеры его быстро раскусили. В общем, Дроздецкий был помилован. Может, та передышка – ведь тренироваться в полную силу он уже не мог – пошла ему на пользу. На Олимпиаде в Сараеве он был признан лучшим из лучших.

Упомянутые Игры-1984 – высшая точка блистательной карьеры Николая. А ведь была еще сопоставимая с тем успехом победа в Кубке Канады-1981. Кроме того, в восьмидесятые воспитанник ижорского хоккея дважды становился чемпионом мира и восемь раз выигрывал чемпионат СССР в составе ЦСКА. С другой стороны, для ленинградцев его бронза 1987 года в составе СКА стоит дороже столичного золота.

Начинал же свой хоккейный путь Дроздецкий в родном Колпино – в 1968-м одиннадцатилетний Коля записался в дворовую команду «Смена». Маленький, щупленький форвард поразил всех своей техникой. Для успеха, однако, одного таланта мало – нужно еще пахать. И Дроздецкий вкалывал – на тренировках и в играх. Вскоре он перебрался в «Ижорец», а в 1975 году – в СКА.

Тем же 1975-м датирован еще один интересный факт из жизни Николая. На юниорском чемпионате мира он выступал на позиции защитника в паре с Вячеславом Фетисовым. Все верно: талант Дроздецкого был таков, что он мог играть в любом амплуа.

Дебютировав же за СКА, Дрозд, как прозвали его болельщики и партеры, быстро стал любимцем Ленинграда.

– Что и говорить, у  Коли был самый настоящий Божий дар, – объясняет Касатонов. – Мог забить сопернику из любой ситуации, решить судьбу матча даже тогда, когда, казалось, никаких шансов на победу не осталось. Прекрасное катание, бросок, дриблинг. Отличали его и отличные физические данные.

Естественно, все сливки нашего хоккея в те годы собирал ЦСКА, в который Дроздецкого «призвали» в 1979-м. Выиграв с армейцами Москвы и сборной СССР все, что можно, Николай в 1987 вернулся в СКА – и вывел «младших» армейцев в призеры.

– В ЦСКА Коля адаптировался довольно быстро, хотя очень любил Ленинград, – рассказывал Сергей Гимаев. – Неслучайно потом туда вернулся. В городе на Неве чувствовал себя буквально как рыба в воде.

В 1989-м Дроздецкий отправился на «гастроли» в Швецию, в «Бурос». Скандинавы ходили на игры Николая как в театр, называя питерского мастера хоккейным артистом.

В 1995-м волшебный полет 38-летнего Дрозда внезапно прервался. Николай умер у себя на даче от осложнения сахарного диабета.

– Звонок жены Володи Крутова, которая сообщила мне о смерти Дроздецкого, поверг в шок, – вспоминает Гимаев. – Он был абсолютно независимым человеком, не признавал никаких авторитетов, надеялся только на свои силы. В общем – настоящий мужик. Большинство игроков, приезжающих в ту или иную команду, зависят от кого-то. Многие, но только не Дроздецкий.

Индивидуально сильный, он мог играть с любыми партнерами. Прирожденный снайпер с очень своеобразной техникой катания: в характерной высокой стойке. Разворот мог сделать буквально на месте, такие узоры на льду рисовал…

Валерий Шилов

Принц датский

Оба бронзовых взлета СКА напрямую связаны с выдающимся тренером Валерием Шиловым. В сезоне-19070/71 он был помощником Николая Пучкова, завершив в семидесятом игроцкую карьеру. Выступая на позиции защитника, Шилов зарекомендовал себя не только надежным, но и вдумчивым хоккеистом, умеющим анализировать ситуацию. Словом, обладал ценнейшими для тренера качествами, поэтому Пучков, не раздумывая, взял его к себе ассистентом. Отметим, что начинал играть в хоккей Шилов в родном Новосибирске, а в Ленинград переехал в 1960-м – в 20-летнем возрасте. После двух лет, проведенных в ЛИИЖТе, Валерий перешел в СКА, за который играл в течение восьми сезонов.

Их тандем с Пучковым называли идеальным. Если Николай Георгиевич мог порой вспылить и накричать на игроков, то Шилов всегда разговаривал с подопечными интеллигентно, спокойно. Находил нужные слова, доходившие до самого сердца. 

В роли же главного тренера СКА Валерий Васильевич дебютировал в 1974-м – в горьковском «Торпедо», где проработал до 1977 года, после чего в 1978-м возглавил СКА. Далее Шилов уехал работать в Данию (в 1983 году под его руководством «Редевре» выиграл чемпионат страны), вернувшись главным тренером в Ленинград в 1984-м. Повышение статуса ничуть не сказалось на нем – наставник оставался таким же душевным. При этом, правда, и панибратства не допускал. Во многом благодаря верному психологическому подходу он совершил со СКА чудо – в 1987-м году скромные по составу армейцы завоевали бронзовые медали. Единственной звездой был Николай Дроздецкий, на закате карьеры вернувшийся домой. Залог того успеха – удивительная атмосфера, созданная Шиловым в команде.

– Замечательный был человек Валерий Шилов, – вспоминает его помощник в «бронзовом» СКА-1987 Игорь Щурков. – Талантливый тренер. Влюбленный в свое дело. Придерживался в работе пучковского направления – делал ставку на своих воспитанников. К тому же он был очень интеллигентный, современный и демократичный тренер. Почему завоевали бронзу? Все как-то совпало. К примеру, Коля Дроздецкий пришел и сделал большое дело для команды. Он помог в самых ответственных матчах, в которых все решалось. Много у нас в той команде хороших ребят было. Шилов же – до мозга костей интеллигент. Он любил в театры ходить, у них вся семья такая.

В 1989 году Шилов покинул СКА. Но хоккей не бросил! Вновь трудился в Дании – на родине близкого ему по глубине Гамлета, тренируя «Ольборг». Затем – возвращение в Питер, где два сезона он возглавлял «Спартак», выступавший в «Вышке». Ну а в 2003-м наставник принял новый вызов – начал готовить питерских мальчишек, став главным тренером школы-интерната «Форвард». В феврале 2014-го после продолжительной болезни Валерий Васильевич ушел из жизни…

— Главное качество Шилова – скромность и интеллигентность, – рассказывает экс защитник СКА Константин Меньшиков. – Очень начитанный человек. Профессионал, хорошо знающий хоккей. Он был еще вторым тренером при Пучкове и многое у него перенял, впитал в себя. Потом ушел в собственное плавание. Успешно работал за рубежом. Валерий Васильевич – представитель нового поколения тренеров: мог всех выслушать, понять. При этом в команде была жесткая дисциплина. Он себя никогда не жалел. Помог питерскому хоккею очень сильно.

Боролся до конца и за свою жизнь. Труженик. Семнадцать лет отработал в Европе – в нашем городе тренеры свои, к сожалению, не востребованы. Так вот, ему светила пенсия европейская, но до нее оставалось три года. Однако когда ему поступило предложение работать в Питере, он вернулся – невзирая ни на что!

Вячеслав и Сергей Солодухины

Брат за брата

Вячеслав и Сергей Солодухины олицетворяли собой СКА точно так же, как братья Майоровы – московский «Спартак». Можно долго спорить, кто из двух ленинградских братьев был талантливее. Да нужно ли? Во всяком случае, Солодухины всегда бились друг за друга. Брат за брата. И за невскую команду.

– Братья Солодухины помогли многим молодым ленинградским воспитанникам. В том числе мне, – вспоминает Алексей Касатонов. – В советском хоккее существовала традиция преемственности поколений. Опытные мастера помогали молодым дарованиям почувствовать лед под ногами. И своим примером доказывали: чтобы добиться успеха в этой игре, надо пахать до седьмого пота. С человеческой стороны это были очень порядочные люди. Всегда старались помочь, если к ним обращались по какому-то поводу. Очень печально, что карьера одного из самых талантливых ленинградских нападающих завершилась таким образом…

Не только трагическая судьба роднит Вячеслава Солодухина с другим выдающимся мастером советского хоккея – Валерием Харламовым. Солодухин погиб в декабре 1979 года в собственном гараже от выхлопных газов автомобиля. Включил двигатель, пытаясь обогреться, и… заснул вечным сном. Говорят, перед этим новый тренер СКА Игорь Ромишевский сказал Солодухину, что тот ему больше не нужен (еще одна параллель с Харламовым, прошедшим через ссылку!). Сергей пережил брата на 20 лет (умер в 1999-м от рака легких), назвав в его честь своего сына, который впоследствии также играл за СКА.

Несомненно, из двух братьев-погодков Вячеслав играл более эффектно. Его фантастическое владение шайбой приводило трибуны в восторг – в этом он тоже походил на Харламова. Сергей же брал другим. Он, как и Борис Михайлов, был большим мастером игры на «пятаке», откуда забросил немало шайб. Среди таких голов выделим решающую шайбу в ворота «Спартака», принесшую СКА в 1971 году первую в историю бронзу чемпионата СССР.

Через год «первым в истории» стал уже Вячеслав. Приняв участие в Суперсерии-1972 с канадцами, он, первым из воспитанников ленинградского хоккея, сразился с профессионалами. А еще через несколько лет ему довелось в составе ЦСКА вновь побывать в Канаде и сыграть с клубами НХЛ. Тройка Попов – Солодухин – Мальцев в Суперсерии-1975/76 смотрелась очень здорово.
Интересный факт: вырасти в умелого центрфорварда Вячеславу помогло то обстоятельство, что в детстве он начинал играть на позиции защитника. Центральный нападающий в хоккее – как полузащитник в футболе – должен уметь хорошо обороняться, и Солодухин в свое время приобрел этот навык.

Важно и то, что оба брата были крепкими физически. В отца, который, работая кузнецом, обладал недюжинной силой. Физическую мощь в хоккеистах очень ценил Анатолий Тарасов. Неслучайно, пригласив в 1968-м в сборную СССР ленинградскую тройку Петр Андреев – Сергей Солодухин – Игорь Григорьев, он заставлял подопечных действовать агрессивно, в давление. Игроков СКА, привыкших играть более тонко, это выбило из колеи. И лишь железный Сергей справлялся с нагрузками и поставленными задачами, после чего Тарасов намекнул ему: мол, в сборной мне нужен только ты, без тех двоих. Но ленинградцы стояли друг за друга стеной: не только братья, а вся команда СКА.

Конец шестидесятых и семидесятые – с братьями Солодухиными связана целая эпоха ленинградского хоккея! Их боготворили все – и тренер Николай Пучков, и болельщики, ведь братская история гораздо глубже, чем просто ледовая игра. Не так давно Вячеслав Солодухин-младший, ныне защищающий цвета «Витязя», в Ледовом дворце забросил шайбу в ворота СКА. Молодые зрители удивлялись: почему болельщики со стажем стоя аплодируют этому голу гостей? А когда узнали, в чем дело, – тоже встали. Молодой Солодухин забивал в Питере не только за себя – за отца, за дядю! За великих братьев из Ленинграда.

Евгений Белошейкин

Наследник Третьяка

В апреле легендарному армейскому вратарю Евгению Белошейкину исполнилось бы пятьдесят. Для сравнения: Доминик Гашек, родившийся на год раньше Евгения, играл до сорока шести. У Гашека, выигравшего в «возрасте Христа» Олимпиаду в Нагано, в ту пору жизнь фактически только начиналась. А для олимпийского чемпиона Калгари-1988 Белошейкина в тридцать три все внезапно и так нелепо закончилось…

Быть может, стремительный взлет и надломил Белошейкина. Вы только вдумайтесь: в 19 лет дебютировать в «рамке» советской сборной, унаследовав последний рубеж у самого Владислава Третьяка! Один свитер с легендарным 20-м номером на спине чего стоит!

Еще с младых ногтей Женю записали в вундеркинды: по признанию его детского тренера Евгения Тоболкина людей со столь феноменальной реакцией, бесстрашием и координацией встречать ему еще не приходилось.

Огранка «алмаза» проходила в Ленинграде. И хотя родился Белошейкин на Сахалине, он, как и его мама с папой, уезжавшие на Дальний Восток подзаработать, тоже по сути дела коренной ленинградец.

Вернувшись всей семьей в город на Неве, родители отдали сына в хоккейную школу СКА. Упорство и талант Белошейкина плюс «ювелирная» работа наставника сделали свое дело: в 1983-м семнадцатилетний Евгений занял место в воротах главной команды СКА, возглавляемой Борисом Михайловым. И дебютировал блестяще! А вскоре поступило заманчивое предложение от старшего армейского «брата».

Покорил столицу ленинградец Белошейкин мгновенно. Виктор Тихонов, выбирая преемника Третьяка из тандема Белошейкин – Тыжных, быстро понял: Евгений тут вне конкуренции.
А дальше – пошло-поехало! Точнее – полетело. Вертикально вверх. Весной 1986-го Белошейкин оккупировал место в «рамке» национальной команды. И сразу же произвел фурор, выиграв московский чемпионат мира.

Двумя годами спустя Евгений достиг высшей точки в карьере – олимпийского чемпионства! А с вершины, которую, к тому же, покоряешь так быстро и легко, кубарем скатиться вниз еще проще. Тем более что судьба впервые ударила везунчика, и весьма жестоко. Буквально накануне олимпийского турнира Белошейкин сломал ногу – партнер по команде всем весом рухнул на нее под занавес тренировки. Евгений в Канаду поехал, и медаль золотую получил, да только не провел в Калгари ни единого матча…

Пожалуй, именно тот злосчастный перелом ноги сломал и судьбу вратаря. В отличие от Гашека, созревшего поздно, Белошейкин загорелся ярко, да сгорел быстро. Вдумайтесь: длина его блистательной и такой короткой карьеры – всего каких-то шесть лет!

Символично, что закончил Евгений там же, где и начинал – в Ленинграде. Как он «зажег» в выставочном матче СКА против «Вашингтона» в сентябре 1989-го! Сыграл практически без тренировок – с листа! Да так, что весь спортивно-концертный комплекс имени Ленина рукоплескал ему стоя.

Через год о спасителе Белошейкине начали забывать. А если и вспоминали, то лишь о скандальной стороне его жизни – дескать, какой голкипер был, да спился… Сколько всего с ним приключилось…

К тому же судьба, словно компенсируя свою былую щедрость, преподносила вратарю удар за ударом. И каждый следующий – сильнее предыдущего. Развод с женой, гибель отца, убитого бандитами в питерском кафе…

В ноябре 1999-го ушел из жизни и сам Белошейкин. Повесился. А мог бы жить да жить. И играть – как Гашек. Даже лучше! В той же НХЛ, где Евгения задрафтовал «Эдмонтон». Вспомните ленинградский матч с «Вашингтоном», не говоря уже о встречах со сборной НХЛ в Квебеке в 1987-м. За океаном Белошейкин был способен затмить Доминатора. Эх, в него бы еще поверили да чуток поддержали в трудную минуту!

Сергей Шенделев

Немецкий связной

Знаменитый защитник СКА Сергей Шенделев, как и нынешний главный тренер сборной России Олег Знарок, имеет гражданство Германии. Объясняется это легко: оба практически все девяностые провели в бундеслиге. Говорят, что русскому хорошо, то немцу – смерть. Возможно. Обратное, впрочем, неверно: и Знароку, и Шенделеву прекрасно жилось в уютной Германии. Лучшего места для игры на закате карьеры не придумаешь.

– Мне было уже 29 лет, – вспоминает Шенделев о 1993-м, когда он перебрался из Питера в мюнхенский клуб. – Трезво оценил свои возможности и решил, что лучше рассчитывать не на НХЛ, а на Европу. Не скрою: попытки заиграть за океаном у меня были. Но в итоге принял решение выступать в чемпионате Германии. Я не был звездным игроком как Фетисов или другие ребята, которые играли в сборной.

Мюнхен – дважды счастливый для Сергея город. В том же 1993 году, перед тем, как начать выступления в Европе, Шенделев выиграл со сборной России, ведомой Борисом Михайловым, золото чемпионата мира. То мировое чемпионство стало первым в истории российской сборной и единственным – в карьере Шенделева. Другую же свою медаль – бронзу чемпионата СССР – защитник выиграл с родным СКА в 1987-м. Еще одна мечта Сергея сбылась в 1994-м, когда он поехал на Олимпиаду в Лиллехаммер.

Что же до грез энхаэловских… Шенделев признается: заокеанскую лигу он не боготворил. И все же в начале девяностых попытался закрепиться в «Бостоне». Не удалось: проведя пару сезонов в АХЛ, Сергей вернулся в Питер, откуда, спустя год, рванул на немецкий «берег».

– Во времена Союза нас постоянно контролировали, за нами следили, – говорит Шенделев. – Потом в 1990-е, когда мы уезжали – кто в НХЛ, а кто в Европу – приходилось самим отвечать за свою жизнь. Закончил играть в сорок лет. И уже очень давно живу в Германии. Конечно, за время жизни за рубежом во мне многое изменилось. Прежде всего, пришлось пересмотреть отношение к работе.

Отношение отношением, но более профессиональный – не формально, а по духу – турнир, чем союзный чемпионат восьмидесятых, найти сложно. С 1981-го по 1991-й – десять сезонов кряду – уроженец Ленинграда Шенделев провел в родном СКА. Физически мощный, высокий (190 см, 95 кг), он выглядел в обороне этаким гренадером. Непроходимой стеной, сдвинуть которую с пятачка было под силу немногим. Даже суперзвездам из ЦСКА.

– Не вспомню в каком году, но великий ЦСКА мы обыграли, – улыбается Шенделев. – Единственной команде в чемпионате это удалось. Если бы мы были младшим братом, то не победили бы. Нужно учитывать и тот факт, что многие великие игроки на закате карьеры переходили из ЦСКА в СКА: Цыганков, Анисин, Попов, Волчков… Даже Лученко кажется, полсезона провел, а было им всего по тридцать лет или около того.

Шенделеву же, находившемуся в ту пору в расцвете сил, прочили повышение в ЦСКА. Не срослось: его друга Алексея Гусарова в Москву Михайлов забрал, а сам Сергей – на радость ленинградским болельщикам – остался в СКА.

Игроцкую карьеру Сергей завершил в 2004-м, а через восемь лет попробовал себя на тренерском поприще в Питере, став тренером фарм-клуба СКА.

– Раньше я был иностранцем в Германии, а теперь – иностранец в России, – смеялся немец Шенделев, рассказывая о том возвращении.

Да, к тому времени он уже был немножко немцем. А, как известно, что русскому хорошо… В общем, в России на тренерском мостике у Шенделева получилось не так удачно, как у Знарока. Поэтому Сергей Викторович и вернулся в Германию, где наверняка вечерами вспоминает о Петербурге. И золотых годах в СКА.

Алексей Касатонов

Первый после Гретцки

Можно долго спорить о том, что же престижнее – Олимпиада или Кубок Стэнли. Между тем до Игр в Нагано – последних в ХХ веке и первых, на которых собрались все лучшие энхаэловцы – вопрос о главном хоккейном турнире мира так остро не стоял. Все понимали: сильнейшие игроки планеты сражаются на Кубках Канады, превратившихся затем в Кубки мира.

Прославленный воспитанник питерского хоккея – защитник Алексей Касатонов – рекордсмен по участию в Кубках Канады. Он играл на четырех таких супертурнирах, став в 1981-м обладателем заветного Кубка, а в 1987-м – финалистом.

– Так получилось, мне повезло, – улыбается Касатонов. – Сыграл в 1981-м, 1984-м, 1987-м и 1991-м. Прошел эту дистанцию без серьезных травм. По уровню игры Кубки Канады – безусловно, вершина карьеры. Там собирались все сильнейшие, все готовились к этим турнирам. Но нас все-таки воспитывали в ином духе – на первом месте Олимпиада, олимпийская медаль – самая дорогая. Мог, наверное, зацепить и Кубок мира-1996. Но к тому времени с НХЛ я попрощался, приехал в Россию помогать ЦСКА и Виктору Васильевичу Тихонову.

Виктору Тихонову Касатонов обязан в хоккее очень многим. Но ведь и легендарный тренер, верность которому Алексей хранил даже в трудные времена, благодаря подопечному выиграл немало трофеев. Представить легендарную пятерку Ларионова без универсального ленинградского защитника просто невозможно.

Вышеупомянутая пятерка КЛМ в полном составе впервые блеснула на Кубке Канады-1981. А теперь попробуйте отгадать, кто из ее участников стал лучшим распасовщиком и вторым – после великого Уэйна Гретцки – бомбардиром того турнира? Да, это он, скромный и работящий оборонец Касатонов, в семи матчах выдавший десять результативных передач и набравший 11 (1+10) очков.

– Из всех своих канадских побед я в первую очередь вспоминаю Кубок Канады-1981, тот сумасшедший финал, – признается он. – Мы разгромили канадцев – 8:1. В монреальском «Форуме», на глазах руководителей НХЛ во главе с ее президентом Кларенсом Кэмпбеллом.

Вот так, за два десятка лет простой парень с Новоизмайловского проспекта добрался до звезд высшей величины. Благословил же Касатонова в хоккее его первый тренер Олег Сивков, разглядевший в пареньке задатки большого мастера. Именно под началом Сивкова Алексей, долго и упорно тренируясь, устранил в юные годы свой единственный игровой недостаток – слабое катание.

В составе молодежного СКА он стал чемпионом СССР, после чего, в 1976 году, перебрался в главную команду Ленинграда, где провел два ярких сезона. Естественно, на перспективного защитника обратили внимание селекционеры из ЦСКА и сам Тихонов. Так в 1978-м Касатонов примерил форму гранда.

Но попасть в ЦСКА и выжить там – под жесточайшими нагрузками Тихонова – две большие разницы. Касатонов прошел все – огонь, воду и медные трубы. Выдержал – физически и психологически.

Касатонов – 11-кратный чемпион страны. Дважды в составе сборной СССР он выигрывал олимпийское золото (в 1984-м в Сараево и в 1988-м – в Калгари), пять раз становился чемпионом мира. Уехав же в 1989-м покорять НХЛ, Алексей сделал за океаном успешную, пусть и без титулов, карьеру. Он поиграл за «Нью-Джерси», «Анахайм», «Сент-Луис» и «Бостон».

Жаль, что в этом списке не оказалось «Детройта» – создатель «Русской пятерки» Скотти Боумэн высоко отзывался о Касатонове (к слову, участнике Матча звезд НХЛ – 1994) и вполне мог бы возродить их связку с Фетисовым. Стоящего приглашения Алексей в Америке не дождался и летом 1996-го вернулся на родину – завершать карьеру в ЦСКА. Приехал домой, к крестному отцу своих побед. К Тихонову…

Алексей Гусаров

Гусарский размах

Попасть в заветный «Тройной золотой клуб» мечтают все хоккеисты. Золото Олимпиады, победа на чемпионате мира и Кубок Стэнли – вот три вершины, которыми грезят. За всю историю мирового хоккея лишь 26 мастерам удалось собрать в своей коллекции все эти трофеи. Среди них – шестеро наших и, что особенно приятно, один петербуржец. Речь о самом титулованном представителе невской школы – Алексее Гусарове.

Сам Гусаров, отвечая на вопрос о том, какая из достигнутых им вершин самая-самая, рассуждает, как всегда, философски.

– В каждую победу игрок вкладывает все свои силы и все эмоции, – объясняет он. – Все, что есть у тебя внутри. Олимпийский турнир – скоротечный, лишь две недели. Плей-офф Кубка Стэнли проходит два месяца. И это не считая регулярного чемпионата, в котором решается вопрос попадания в кубковый этап. В целом же любая победа – самый счастливый момент в жизни спортсмена, приносящий море эмоций, хорошее настроение и желание победить вновь. Это тот сладкий миг, ради которого ты пашешь годами, жертвуя многим, в том числе здоровьем.

Так и есть: талант талантом, но, по большому счету, наш герой достиг всего благодаря труду. И уже упомянутому философскому, мудрому отношению к жизни. Большой хоккей требует самоотречения. Вот и Гусаров, которого тянуло в атаку, в интересах команды наступил на горло собственной атакующей песне. В «Квебеке»/«Колорадо» российского «домоседа» оценили по достоинству. За квебекско-денверскую франшизу Гусаров отыграл 10 сезонов кряду – с 1990-го до 2000-й год. Дольше, чем за СКА (три сезона, 1981-1984) и ЦСКА (шесть сезонов, 1984-1990) вместе взятые.

Переезд из Квебека в Денвер принес удачу его команде. В первый же сезон на новом месте и с новым названием «Лавины» в 1996-м завоевали Кубок Стэнли. Какие звезды тогда блистали в НХЛ! В «Питтсбурге» – тройка Лемье – Фрэнсис – Ягр, в «Детройте» Боумэна – русская пятерка. «Колорадо», между тем, превзошло всех. «Эвеланш» вели к победам такие легенды как Сакик, Форсберг и Руа. Большую роль в той победе сыграли и хоккеисты из бывшего СССР – Каменский, Озолиньш и Гусаров.  Умение последнего нейтрализовать звезд противника особо выделял тогдашний наставник колорадцев Марк Кроуфорд.

Мог Алексей взять и второй трофей Стэнли. Не срослось: в том же сезоне-2000/01, когда он перебрался в «Рейнджерс», «Лавины» повторили успех. Гусаров же, поиграв в ходе своего последнего чемпионата еще и за «Сент-Луис», в 2001-м завершил карьеру.

Впрочем, Гусарову грех жаловаться на судьбу. Он и не жалуется – считает, что все сложилось так, как и должно было. Золото Олимпиады – 1988 в Калгари, спустя десять лет – серебро Нагано, три титула чемпиона мира и пять побед в чемпионатах СССР…

– Поэтому у него и фамилия Гусаров. Легкий, талантливый, человек широкой души, – вспоминал Игорь Захаркин. – Мне за него доставалось от Тихонова. После чемпионата мира – 1987 поехали в Сочи. Там, понятно, были нарушения режима – и Тихонов мне втолковывал: «Вот они, твои ленинградские, Гусаров с Белошейкиным…»

«Ленинградских» тогда обокрали малознакомые девушки, подсыпав им в шампанское снотворное. Обоих могли выдворить из сборной, но… Гусаров не только не жаловался на судьбу, но и – насколько это возможно – был ее хозяином. Если для Белошейкина тот эпизод, в какой-то степени, стал началом конца, то Гусаров преодолел все трудности. И добился всего, о чем только можно мечтать.

Вячеслав Быков

Последний романтик

Можно ли войти в число легенд петербургского хоккея, проведя в городе на Неве всего один сезон? «Важно верить в то, что невозможное возможно», – сказал Вячеслав Быков, подводя итоги 2015 года. И не просто сказал, а доказал. О фантастической полуфинальной серии Кубка Гагарина, по ходу которой СКА уступал ЦСКА 0-3, но вырвал победу, болельщики будут говорить внукам. Слагать СКАзки. Вячеслав Аркадьевич – человек советской закалки со швейцарским менталитетом – был рожден для того, чтобы сделать их былью. За одно это чудо волшебник заслуживает включения в зал славы питерского хоккея!

Притом что родился Быков в Челябинске, первые свои хоккейные институты заканчивал там же, и за СКА никогда не выступал. Между тем его славная игроцкая карьера, никак не связанная с Ленинградом, конечно же, очень интересна. Ведь не будь Быкова-игрока – не было бы потом Быкова-тренера, а значит, не случилось бы волшебной истории 2015 года. Все в нашем мире взаимосвязано.

Карьеру в большом хоккее миниатюрный и щупленький центрфорвард начал в 19-летнем возрасте. Наколотив в союзном первенстве сезона-1979/80 полтинник шайб за челябинский «Металлург», он тут же пошел на повышение – в главную команду города, «Трактор». Перевыполнявшего все мыслимые и немыслимые планы «тракториста» быстро прибрал к себе ЦСКА. В 1983-м Быков дебютировал в самом титулованном клубе страны, в том же году он впервые сыграл на мировом первенстве, завоевав свою первую из пяти золотых медалей чемпионатов мира. Последнюю же, пятую награду он выиграл ровно через десять лет – в 1993-м, уже со сборной России.

Разумеется, главные вершины, покоренные нападающим Быковым, – олимпийские, Калгари-1988 и Альбервилль-1992. Многих побед стоит и финал Кубка Канады-1987 – на том турнире Америка увидела Быкова во всей красе. Естественно, его сватали в НХЛ, но Вячеслав предпочел бытовой уют в Швейцарии. Скептики уверяют, что скромные габариты не позволили бы ему раскрыться за океаном, однако успешный опыт игры в НХЛ Игоря Ларионова говорит об обратном.

Так или иначе, в 1990-м семикратный чемпион СССР Быков отправился в Швейцарию, где быстро превратился в кумира местной публики. Отыграв за «Фрибург» и «Лозанну» в общей сложности десять сезонов, он повесил коньки на гвоздь в 2000-м.

Ну а в 2004 году начался не менее славный тренерский путь Вячеслава Аркадьевича. Если на льду верным партнером Быкова был Андрей Хомутов, то на тренерском поприще соратником его стал Игорь Захаркин. Их тандем, зародившийся в ЦСКА, не зря прозвали золотым. После 15-летней засухи сборной России они привели национальную команду к двум кряду чемпионским титулам – в 2008-м и 2009 годах. Российская дружина в финале дважды била канадцев, причем била красиво, напомнив лучшие образцы «Красной машины».

В 2011 году тренеры достигли гагаринских высот уже на клубном уровне, приведя к победе в плей-офф уфимский «Салават Юлаев». Ну а в 2015-м под руководством Быкова и Захаркина СКА впервые завоевал Кубок Гагарина.

Процесс, думается, тут даже важнее результата. Да, игра забывается, счет остается, но в случае с Быковым непременно будут помнить то, КАК его команды побеждали. Не зря Вячеслава Аркадьевича называют последним романтиком отечественного хоккея. Он прививал своим коллективам атакующий, честный, искренний стиль. И никогда не был конъюнктурщиком, не прогибался под изменчивый мир. Хочется верить, что именно благодаря этой честности у Быкова все и получилось.

Оцените материал:
-
0
25
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад