YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Леон Мусаев: У Погба учусь всему, но только не лени! Полузащитник «Зенита» дал интервью «Спорту День за Днем» на сборе в Испании

Леон Мусаев
Фото: ФК «Зенит»

Два года назад Мирча Луческу возил Леона Мусаева с основным составом на сбор в это самое место – где солнце в пять садится между холмов, после чего становится холодно так же, как там, где вы охлаждаете пиво. Тогда ничего не вышло, но шальная попытка сделала Леона сильнее. Это может пригодиться «Зениту», который долгие годы решает проблемы в опорной зоне (не говоря уже о своих воспитанниках). «Спорт День за Днем» познакомился с Мусаевым поближе.

Как важно знать сложные языки

– Имя у тебя прямо зенитовское: Леон, лев…
– Моим родителям очень понравился фильм «Леон» с Жаном Рено. И мне выбрали это имя.

– Имя похоже на армянское, отчество – Нариманович – и фамилия – на азербайджанские. Это как?
– У меня корни в Дагестане. Папа оттуда. Там живет много разных народов. Я табасаранец.

– Какие особенности у табасаранцев?
– Очень трудный язык. Считается вторым в мире по сложности. Первый – какой-то японский диалект. Мне самому тяжело дается. Когда езжу туда отдыхать (навещаю бабушку, дедушка недавно умер), начинаю что-то понимать, но возвращаюсь в Питер и забываю. Очень трудно…

– Какие еще языки знаешь?
– Чуть-чуть английский, что-то сказать могу.

– Разве он труднее твоего родного?
– Нет, но доучивать английский до конца пока ленюсь.

– Там, в Дагестане, тебя воспринимают как игрока «Зенита»?
– Да! Очень за меня болеют, переживают. В Саратове у меня тоже много родственников, так они смотрят каждый мой матч, поддерживают постоянно. Я им очень благодарен за это.

– У тех, кто оканчивал футбольные школы, разные настроения. Те, кто пробился, живут с крыльями за спиной. У кого не вышло – совсем другое настроение. Было когда-нибудь страшно, что все зря?
– Бывало, что переживал. Но в академии все шло более-менее гладко, спасибо тренерам, что верили в меня. Я почти всегда был капитаном, лидером, старался работать много. Так что проблем не возникало.

– Из-за каких таких качеств тренеры тебе так доверяли?
(Пауза.) Наверное, в борьбе не уступал. Был не самым технически одаренным, но сражался до конца. Колоссально трудился.

– Это генетическое?
– Мне папа не давал никогда расслабиться. Требовал от меня максимум, ругал даже после тренировок, если что-то не получалось. И я старался изо всех сил.

– Как вообще удалось оказаться в «Зените»-2, миновав «молодежку»?
– Благодаря Владиславу Николаевичу Радимову. Он взял меня в команду прямо из академии «Зенита». Начал тренироваться с ней на сборах, там же сыграл и потом попал в главную команду. Правда, потом вернулся в «Зенит»-2, там немного «присел» и все же оказался в «молодежке». Может, игровой практики не хватало во второй команде. В «Зените»-м в свою очередь стал выходить на поле постоянно. Опять же благодаря доверию тренеров. Затем снова вернулся и уже начал играть в «Зените»-2.

Как сделать себя в ФНЛ

– Два года назад ты довольно часто – причем ровно в этой самой Альгорфе – выходил в контрольных матчах при Мирче Луческу. Тогда уже было видно, что с отбором у тебя нет проблем. Сейчас, судя по турниру в Катаре и матчу с «Эльче», проявилась и техника. Тоже результат работы над собой?
– Да, навыки приходили в игре, там ведь постоянно возникают разные ситуации, которые позволяют тебе адаптироваться. Плюс старался работать над техникой, своим проблемным компонентом. Потихоньку становится лучше…

– Почему после тех сборов при Луческу не удалось сделать шаг в основной состав?
– Та же техника, наверное, плюс недостаточно еще был крепок. Точно чего-то не хватало. Потом поиграл в ФНЛ, узнал, что такое мужской футбол, пошло понемногу…

– Луческу что-то объяснял вам тогда?
– Мы мало говорили. Но спасибо ему, что давал молодым игровое время. Его, бывает, не хватает. Но после сбора меня, Лесового и Каккоева отправили по своим командам.

– Ты говорил про ФНЛ. Взрослые мужики могут жестко играть против молодежи?
– Особо такого не почувствовал. Сам тоже могу жестко сыграть – у меня много фолов. Хотя футбол там, конечно, намного жестче. Ноги нельзя убирать. Но в ФНЛ все команды такие – одинаковые в этом смысле.

– В чем причины твоей грубой игры?
– Потому что не люблю проигрывать, иду в отбор, а дальше – как получается.

– Но и на тебе фолят не меньше.
– Да. В ФНЛ по статистике так и есть.

– В чем главный ужас и главный плюс ФНЛ?
– Разве что длинные перелеты – во Владивосток и так далее. Это достаточно трудно – выходить потом на игру. А хорошее – когда побеждаешь, очень этому радуешься. Но вообще мне всегда в удовольствие играть.

Если принял решение, не так важно, что кричат рядом

– На турнире в Катаре был эпизод в матче с «Ростовом», когда ты потащил мяч на трех соперников, тебе свои же кричали со всех сторон, но ты все равно не избавился от мяча, а на паузе отдал сложную передачу Заболотному. Он на миллиметр залез в офсайд, но все же: что тебя делает таким смелым, что ты не слушаешь подсказок партнеров?
– Я уже видел свое решение той ситуации – собирался бить. Но оказалось – никак. И вдруг заметил вариант с передачей, что Заболотный забегает. Да, все кричали… Но я особо других решений не видел. Был нацелен на свое.

– Но ты и в других эпизодах не боишься брать игру на себя. В обводку идешь, передачи длинные исполняешь…
– Как раз два года назад, когда я здесь был с Луческу, мне уверенности и опыта не хватало. С тех пор поиграл, прошел мужской силовой футбол, и благодаря этому чувствую себя намного увереннее, не боюсь ничего. Отдашь одну точную передачу, сразу чувствуешь силы. Очень важно не бояться ошибок.

– А если старшие «пихнут»?
– Они обычно подсказывают по делу. Ошибки нужно просто осмысливать и исправлять. Сейчас партнеры уже после нескольких матчей привыкли ко мне, но все равно продолжаю вникать в их советы и учиться.

– Турнир в Катаре недавно показывали на всю страну. Не волновался совсем?
– Конечно, волнение поначалу всегда бывает. Особенно когда на первый матч выходишь. А дальше потихоньку адаптируешься, и, в принципе, все нормально становится.

Зачем следить за Погба

– Еще при Лучано Спаллетти защитник Джамал Ходжаниязов сыграл на левом фланге несколько официальных матчей. Сделал это неплохо, казалось, он растет за счет того самого опыта. Но в последние дни трансферного окна «Зенит» взял Кристиана Ансальди, и сейчас карьеру Джамала уже можно считать законченной просто потому, что его в нужный момент не поддержали. Как ты относишься к появлению в команде Вильмара Барриоса?
– Да нормально. Точно так же продолжаю работать на тренировках, понимаю, что играют всегда сильнейшие. Что скажут, то и делаю. На сто процентов, на каждой тренировке, в каждой игре.

– Семак как-то комментирует это старание?
– В каких-то моментах подсказывает, иногда хвалит, иногда ругает…

– За что хвалит, за что ругает?
– Хвалит за удачные моменты, например если мяч забил, как «Эльче». В других случаях – объясняет, как правильно, где неправильные перестроения на поле. Или если передачу лишнюю отдам.

– Ты в одном интервью говорил, что тебе нравится Поль Погба. За что же его не любил Жозе Моуринью?
– Не знаю, какие-то несогласовки у них были… Погба очень хороший игрок. Даже учусь у него.

– Чему?
– Он уверенный, техничный игрок. Не боится делать финты в сложных ситуациях, у него хороший удар.

– Иногда кажется ленивым.
– Это да, есть такой недостаток! (Улыбается.)

– Когда «Эльче» забил, почему не «дэбнул»?
– Не стал, не стал (смеется).

– Но мысль была?
– И мысли не было. Просто забил, и все (смеется).

Леон или не Леон?

– Что тебя вообще заставило играть в футбол?
– Папа узнал, что есть набор, и решил меня проверить. Мне было шесть, а первый тренер – Иван Шабаров.

– Папа решил это за тебя?
– Нет, он мне рассказал, я захотел. Мне всегда нравилось в футбол гонять.

– Кто-то еще занимается футболом в семье?
– У меня есть младший брат. Тоже в академии «Зенита» уже. 2008 года рождения. Пока играет, тренируется. Все нормально. Тоже опорный полузащитник.

– То, как ведут себя в академии 10–11-летние ребята, отличается от того, как это было у тебя в этом возрасте?
– Мне кажется, они намного сильнее нас. И жонглировать мячом умеют, и все такие техничные.

– Может, академия стала еще лучше работать?
– Думаю, причин много.

– Недостатки у тебя есть?
– Больших грехов нет. Вообще не пью. А если о свободном времени – люблю погулять с друзьями, с родителями куда-нибудь сходить.

– Что больше всего помнишь из своей жизни в футболе? Чем очень горд, что хотелось бы повторить?
– Наверное, свой первый гол в ФНЛ. А еще когда в Москве на каком-то очень хорошем турнире получил приз лучшему игроку. И, конечно, все вызовы в «основу».

– С кем общаешься в «основе» сейчас?
– Общаюсь-то я практически со всеми. Разговариваем, кто-то что-то подсказывает. Но, конечно, больше получается с молодыми. Мы все и живем рядом.

– Нынешнее поколение молодых игроков отличается тем, что сразу начинает думать о будущем, идет учиться. Как у тебя с этим?
– Я отучился в школе, сдал экзамены и поступил в Университет Лесгафта. Сейчас уже на втором курсе. Потихоньку тоже стараюсь учиться. Бывает, книжки читаю. А так – ничего особенного. Тренировки много времени занимают.

– Какие книги читаешь?
– Недавно биографию Кержакова прочитал. Потом Моуринью. Такие, больше футбольные книги интересуют.

– Что запомнилось из биографии Моуринью и почему именно он?
– Просто попалась такая книжка – мама взяла у друзей. Но ничего особенного не запомнилось.

– Сам Моуринью скорее нравится или нет?
– Нейтрально к нему отношусь.

– Болельщики тебя сейчас хвалят. Звездная болезнь близка?
– Конечно, нет. Я еще ничего не показал. Но тем болельщикам, которые меня поддерживают, очень благодарен. Родственникам и друзьям – тоже. Стараюсь просто продолжать работать как и раньше.

– По городу как передвигаешься?
– На метро. Но иногда папа дает машину, когда свободна. Не часто – она ему нужна самому. Но я спокойно на общественном транспорте езжу.

– Узнают там?
– Редко, но бывает. Это скорее те. кто за «Зенитом»-2 следит. Особо, правда, не подходят. Просто слышал, как люди рядом обсуждали: это Леон или не Леон? Лезть в их разговор в итоге не стал, ушел (смеется).

– Расскажешь о своих амбициях на 10–15 лет?
– Поскольку я воспитанник «Зенита», хотелось бы и через десять лет играть, причем в родном клубе. Это свой город, своя команда. Постараюсь приложить к этому все усилия.

Альгорфа

Фото: ФК «Зенит»

Оцените материал:
-
0
14
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
1 комментарий
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

Саша – 05.02.2019 23:05

Хорошее интервью, спасибо.

Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад