YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Олимпийский чемпион Сергей Мыльников: «У Ежова большое будущее»

Сергей Мыльников появился в НХЛ, когда советских хоккеистов там можно было пересчитать по пальцам. Первая пятерка ЦСКА, Могильный, Федоров…

«Квебек», куда в 1989 году решил после десяти сезонов в «Тракторе» отправиться 31-летний Мыльников, в то время влачил жалкое существование, год за годом пролетая мимо плей-офф. В элитном вратаре сборной СССР «Нордикс» надеялись увидеть того мессию, которым в середине 1990-х стал для «Баффало» Доминик Гашек. Но что-то щелкнуло в головах боссов канадского клуба в последний момент, и полноценно заиграть в НХЛ у челябинца не вышло. Впрочем, это не лишает его «титула» первого советского вратаря в самой сильной хоккейной лиге мира.

Вот только при общении с ним кажется, что ощущение игровой недосказанности Сергея Александровича гнетет по сей день. Нынешний сезон Мыльников начинал в «Автомобилисте» в качестве помощника Ильи Бякина. Но 25 ноября руководство екатеринбургского клуба решило расстаться с этим тренерским штабом. Через четыре дня официальный сайт уральского клуба объявил о расставании с игроками — Александром Дроздецким и… Сергеем Мыльниковым-младшим, сыном прославленного голкипера.

Смотрю, а «Квебек» еще 8 вратарей притащил

— Решение стать открывателем Нового Света тяжело далось?
— Да нет. Меня позвали, я поехал. В Европе все, что можно, я уже выиграл: и олимпийским чемпионом был, и «мир» брал трижды. Нужен был новый вызов.

— Осознание того, что вы в любом случае войдете в историю как первый советский вратарь в НХЛ, давило?
— Я и не думал на сей счет. Это была новая жизнь, в которую я ступил, со всеми вытекающими…

— Американский быт игрока сборной СССР удивил?
— В первую очередь тем, что постоянно находился с семьей. У нас в СССР ведь как было принято: постоянно сидишь на базе, родных видишь считаное количество дней в году. А там оттренировался — и гуляй, Вася! Правда, особо не погуляешь. Языка не знал и с местными жителями и игроками приходилось, что называется, на пальцах объясняться. Это теперь русских ребят в НХЛ десятки. Тогда в «Квебеке» я один был из Союза.

— Даже поговорить не с кем…
— Только с Петером Штястным. Он был единственным в команде, кто мог изъясняться на русском.

— В НХЛ играют иначе, борта уже…
— У меня практика имелась. Со сборной мы ведь частенько против канадцев играли. Так что перестроился без особого труда. Да, там иные площадки, другие отскоки. Но у вратаря одна работа — он должен ловить. Сейчас как ребята играют — с колен не встают, постоянно ползают. С другой стороны, какая разница, какой стиль у вратаря. Ползает он, летает, ногами кверху стоит — лишь бы не пропускал.

— Когда поняли, что роман с НХЛ не затянется?
— А чего понимать, если раз в месяц играть давали? Я, когда отозвался на приглашение «Квебека» и приехал в тренировочный лагерь, смотрю, они еще восемь вратарей приволокли. И это при том, что у меня односторонний контракт…

— Зачем столько?
— Вот и я не знаю зачем. И, кстати, семеро из них в том чемпионате сыграли за основную команду. Но толку от этого? «Квебек» тогда 15 очков (на самом деле 31 очко, худший результат в лиге. — «Спорт») за весь сезон набрал. Что это было: эксперименты или политика, — я не знаю. Да и думать на сей счет мне особо не хочется. Что было, то прошло.

— Тыжных, сменщик Третьяка в ЦСКА, в НХЛ тоже не заиграл, но, отыграв пару сезонов за фарм-клуб «Эдмонтона», остался жить в Канаде. Смогли бы так же?
— Сейчас трудно сказать. Слишком изменились времена. У него получилось там — Саша нашел себя (работает хоккейным агентом. В числе его клиентов — Ежов, Жердев, Илья Зубов, Кирилл Петров — «Спорт»). У меня — нет.

Писали, что я сбежал в СКА

— До 1980 года вы играли за «Трактор», а потом оказались (странное дело) в… СКА…
— Пришел черед отдавать долг родине — надевать армейскую кирзу. Да, большинство хоккеистов в ту пору направлялись служить в ЦСКА. А я поехал в Ленинград. Это было мое самостоятельное решение. Помню, писали даже, что я сбежал. Обзывали «перебежчиком». Но в 1982 году, проведя у берегов Невы два сезона, я вернулся в Челябинск.

— Что это был за СКА, которому до второй в истории бронзы оставалось семь лет?
— Слабенький. В конце турнирной таблицы плелись. Претендовать не на что. Тогда, наверное, тоже хотели в Ленинграде создать хорошую команду, набирали перспективных пацанов. Что-то получалось, что-то — нет.

— В 1988 году, когда выиграли олимпийское золото, уже чувствовалось, что этой сборной СССР, как и всей стране, скоро конец?
— Команда у нас хорошая была. О политике никто не думал. Каждый делал свое дело. Тот, кто думал об этом, убежал. Каждому свое… Хотя уже вскоре стало очевидно, что процесс пошел. Могильный в 1989-м стал первой ласточкой. Потом официально Пряхина в НХЛ отпустили. Вскоре Федоров с Игр доброй воли не вернулся. Стало ясно: процесс не остановить. Мы понимали, что происходит, но не слишком заморачивались. Да и что мы могли изменить?

— В Швеции, куда в 1993 году вы из Ярославля перебрались, хоккеист сборной СССР особое внимание приковывал?
— Ну еще бы, выступая в четвертом дивизионе (на самом деле — во втором. — «Спорт»), я не был звездой. Вейнхандль и Мортенссон — они кто в России, звезды?

— Вроде того…
— А я в четвертом дивизионе должен был считаться задрипанным игроком.

— Молодые на вас с открытым ртом смотрели, наверное: вот на кого надо равняться?
— Да брось ты. 34 года — время заканчивать было. Интерес уже пропал, чтобы пластаться. Наелся уже хоккеем. А когда завершил, стал тренировать эту команду — «Сэтерс». Поставил сына, Серегу, в ворота и закончил. Он у меня, получается, воспитанник шведского хоккея (смеется).

— Мысли были чем-то, кроме хоккея, заняться?
— А что я еще умею?..

— Многие в бизнес идут…
— Для бизнеса деньги нужны, стартовый капитал. А у меня они откуда? Мы за годы в первенстве Союза ничего не скопили.

— Гусаров, ваш партнер по сборной, завершив карьеру, восемь лет не смотрел хоккей. У вас моменты подобного отторжения возникали?
— Обошлось. Повесил коньки — сразу встал на мостик. Тем более в статусе старшего тренера. «Отторгаться» не было времени. Потом вернулся в Россию, начал работать в «Ладе», тренировал «Северсталь».

— Если того Мыльникова выпустить на сегодняшний лед — а хоккей, как уверяют эксперты, за минувшие годы сильно изменился, — он будет хорошим голкипером?
— Скажу так: моя зарплата была бы $2,5–3 млн.

— Прямо как у Кошечкина…
— Кошечкину еще дорасти до моего уровня надо. Миллиона три я бы точно получал.

— Кто из молодых киперов современной КХЛ импонирует?
— Питерский мальчишка мне запомнился, кстати…

— Ежов?
— Он самый. Команда ему помогает. В таком коллективе он будет только расти. Будущее, на мой взгляд, у него большое. Перед СКА ставятся большие задачи. И если он потянет, выдержит, все у него в порядке будет.

|Кстати

Бренд ХК «СКА» зарегистрирован

«Роспатент» со второй попытки зарегистрировал бренд ХК «СКА». Палата по патентным спорам «Роспатента» вчера отменила решение «Роспатента» от 24 февраля 2011 года, когда хоккейному клубу СКА было отказано в государственной регистрации товарного знака, сообщает пресс-служба РАПСИ.

Отказ был связан с тем, что, по мнению «Роспатента», входящий в состав заявленного обозначения словесный элемент «Санкт-Петербург» является неохраноспособным. Также в заключении патентного ведомства отмечалось, что заявленное обозначение сходно до степени смешения в отношении однородных товаров с товарными знаками, ранее зарегистрированными на имя других лиц и имеющими более ранний приоритет, в частности, с ЦСКА.

Оцените материал:
-
0
1
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад