• Сборы «Зенита» в Туапсе, Морозов, дедовщина, первые легионеры. Интервью с Константином Лепехиным

    Кратко вспомнили зиму 2002-го.

    21.01.22 21:03

    Сборы «Зенита» в Туапсе, Морозов, дедовщина, первые легионеры. Интервью с Константином Лепехиным - фото

    Фото: ФК «Зенит»

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:

    В 2001-м «Зенит» впервые в новейшей истории выиграл бронзовые медали чемпионата России. Мог занять второе место, набрал одинаковое количество очков с «Локомотивом», но уступил по дополнительным показателям.

    Зимой команду покинули лидеры – Александр Горшков, Андрей Кобелев и Максим Деменко. Перешли первые легионеры из дальнего зарубежья – Милан Вьештица и Владимир Мудринич. Первый зимний собор команда провела в Туапсе.

    В середине сезона-2002 по состоянию здоровья ушел главный тренер Юрий Морозов. Его сменил Михаил Бирюков, а через некоторое время – Борис Рапопорт. «Зенит» выдал неудачный сезон, закончив на десятом месте.

    Корреспондент «Спорта День за Днем» поговорил о событиях 20-летней давности с Константином Лепехиным, проводившим шестой сезон в «Зените» в 2002-м.

    Многим не нарушающим режим тренерам никогда не добраться до нарушающего Морозова!

    – Ездили в Туапсе пару раз, – начал Лепехин. – База в Небуге, хорошие условия для работы по российским меркам. Нормальные условия для проживания, два хороших травяных поля. Мы спокойно отнеслись к этому месту. Какая разница, где работать – в Туапсе или вТурции, если условия были хорошими? Тем более, что и погода позволяла работать.

    Если бы сейчас «Зенит» решил провести там сбор? Ну провели бы… Но потом была бы группа обиженных футболистов. Кто-нибудь лечился бы с травмами.

    – Чем Юрий Морозов на сборах отличался от Морозова на тренировках в Удельной?
    – Особо ничем. Он всегда был требовательным на тренировках. Что на сборах, что по ходу сезона. Единственное, на сборах давал больше беговой работы.

    – Как он контролировал свободное время футболистов на сборах?
    – Контроль был постоянным! Было очень сложно куда-то выбраться. Мы были заряженными на сборах, все футболисты на виду. Поэтому, даже мыслей не возникало покинуть расположение команды. Тебя бы тут же спалили, поняли, что ты где-то гуляешь и бухаешь. Такого не допускали. Понимая и зная Юрия Андреевича, его подход, каждый, кто решался на нарушения режима понимал, что это дело рискованное. И за это будет молниеносная ответка.

    – Юрий Андреевич мог себе позволить нарушение режима. Но при этом жестко требовал с игроков соблюдение режима. Как вы к этому относились?
    – Если он нарушал, то мы, наверное, этого не видели. Мне не хотелось бы эту тему развивать. Для меня Юрий Андреевич – нарушающий или нет – один из величайших российских тренеров. Многим не нарушающим режим до него никогда не добраться! До его понимания футбола, уровня.

     

    Новое поколение считало, что амуницию за них должны носить другие

    – Зимой 2002-го в «Зенит» перешли первые легионеры из дальнего зарубежья – Вьештица и Мудринич. Как их приняли?
    – Вьештица и Мудринич более или менее понимали по-русски, пытались на нем разговаривать. Приняли их достаточно спокойно. Не делали из них кумиров и звезд. Легко относились, все решалось на поле. Если Вьештица более или менее поиграл за «Зенит», хотя начало у него было очень неудачное, он тяжело входил в игру команды, то Мудринич мало играл.

    Милан Вьештица: У Морозова были по две тренировки в день. Такого нет нигде в мире!

    – Что не устроило в Мудриниче тренерский штаб?
    – Объем работы. Хотя он очень хорошо владел левой ногой. Если можно было бы не бегать, а только бить штрафные, то он пригодился бы!

    – Его взяли на замену Кобелеву. Небо и земля?
    – Мудринич… Они футболисты разных весовых категорий. Это было видно невооруженным глазом. Единственный плюс югослава был в том, что он моложе Кобелева. Во всем остальном Кобелев превосходил его на две головы.

    – Другие футболисты рассказывали про вашу требовательность к дисциплине и жесткость. Неужели дедовщину иностранцам не устроили?
    – Знаете, я много читал про дедовщину… И мне самому очень интересно! Конечно, порой было особое отношение… Но не к иностранцам. Что с них требовать? Были в коллективе особые правила – про перенос формы, мячей, медикаментов. Эти правила были и в моей молодости, и потом – когда я стал старше. Ничего общего эти правила с дедовщиной не имеют.

    Просто появились ребята, которые воспринимали это как диковинку. Они не понимали, что носить мячи приходилось всем. Новое поколение считало, что носить мячи должен кто-то другой. Сейчас да, в «Зените» футболисты не носят амуницию, есть другие люди для этого. Вот, да, теперь хорошее время пришло – нет дедовщины, правил. Никто никого не заставляет носить мячи и амуницию!

    – Зимой из «Зенита» ушли Горшков и Кобелев. Как это повалило на коллектив? И стало ли одно из причин неудачного сезона 2002-го?
    – Это было планомерное омоложение. Это я понял спустя много лет. Их убрали не потому, что они не соответствовали уровню. Юрий Андреевич начал омоложение состава. Потом Петржела, из-за разных причин, его продолжил. Это обычный процесс. Уход лидеров остается принять. Конечно тяжело, когда ты играешь с людьми по несколько лет. С Горшковым мы отыграли вместе шесть лет. Конечно, завязываются отношения. Первое время испытываешь дискомфорт в душе.

    Горшков об уходе из «Зенита» в 2002-м: Была обида на Морозова, через год Петржела спросил, почему меня нет в команде

    При Бирюкове и Рапопорте многие решили: «Ну, не добегу. И что?»

    – В 2001-м «Зенит» впервые выиграл бронзу, уступил второе место по дополнительным показателям. В следующем финишировал десятым. Назовите основные причины неудачного сезона.
    – Смена поколений. И немаловажную роль сыграла болезнь Юрия Андреевича. Все-таки он все держал под своим контролем. С приходом нового тренера требования к игре могут остаться теми же, но когда с тебя требует Юрий Андреевич...

    – Что вы имеете в виду?
    – Скажем так, у него были рычаги воздействия. Мог применить санкции. А потом он ушел, и многие решили: «Ну, не добегу, и что? Ничего страшного! Может, и не поругают!» Требовательность к себе изменилась. Из-за этого пострадал результат. Еще в команду влилось много молодежи. А ей свойственна нестабильность.

    – Получается, что Бирюков и Рапопорт были намного мягче и менее требовательными?
    – Не хочется говорить о мягкости или жесткости. Но все помнили, что было много случаев, когда Юрий Андреевич мог взять и отчислить футболиста. Когда он ушел из команды, люди поняли, что кого-то отчислить будет очень сложно.

    – Многие снизили требовательность к себе. Воспринимали Бирюкова и Рапопорта временщиками?
    – За всех судить мне трудно. Я был опытным футболистом. И я никогда в карьере не воспринимал любого главного тренера как временщика. Я понимал, что мне нужно выполнять требования. За семь лет моей в карьеры в «Зените» сменились семь тренеров. Отыграл бы я столько, если считал бы кого-то временщиком?

    Большинство опытных футболистов «Зенита» не задумывались, на какой срок пришел тренер. Опытные игроки всегда, в меру своих возможностей, пытаются подстроиться под требования тренера и выполнять их. Это единственная возможность остаться в команде. Сейчас путей намного больше, – сказал Лепехин.

    Читайте материал о событиях в «Зените» 20-летней давности, трансферном окне и сборах, в ближайшие дни на Sportsdaily.ru



    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров