• Трехкратная олимпийская чемпионка Мария Киселева: «Вышла из лягушатника»

    19.04.13

    (Фото: РИА «Новости»)

    Красота, как известно, спасет мир, убойная сила. И сдается, что трехкратная олимпийская чемпионка, а ныне к тому же руководитель пресс-службы Олимпийского комитета России Мария Киселева эту свою силу прекрасно осознает, хоть виду и не показывает, не демонстрирует. Изящество в каждом движении, в каждом жесте, но это у спортсменки, телезвезды и коллеги-журналистки получается естественно, гармонично и совершенно не противоречит имиджу деловой женщины. Дел-то много, даже здесь, в Сочи, на Конгрессе Ассоциации международной спортивной прессы Мария Александровна нарасхват, ее беспрестанно атакуют представители разных стран, и для того, чтобы пообщаться лично, приходится запастись терпением. Прячемся от коллег-конкурентов на балконе лобби-бара отеля, буквально нависшем над Черным морем. Маша и море дополняют друг друга. Даже работать не хочется, но надо.

    Тренировалась 10 часов в день

    — Любимое вами синхронное плавание сегодня и в моде, и в почете, престижный вид спорта. Но это все возникло относительно недавно. Когда вы начинали им заниматься, вряд ли синхронное плавание было популярным. Как вы в него пришли?
    — Когда я начинала заниматься синхронным плаванием, этот вид спорта в нашей стране был попросту мало известен. И я его не выбирала. Меня, как и многих детей, в спорт привели родители. В какой-то мере случайно. Я занималась плаванием, плавала в лягушатнике, и вдруг родители увидели объявление о наборе девочек моего возраста в это неведомое синхронное плавание. Подумали, что это, наверное, интересно.

    — И, заметьте, угадали.
    — Они слышали, что там вроде музыка присутствует, фигуры какие-то делают, и им это понравилось. Такова вся информация, имевшаяся в их распоряжении, ее хватило, чтобы отдать меня в секцию. Поздно, кстати, по нынешним меркам. Мне было десять лет. Сегодня десятилетние девочки имеют разряды и в международных соревнованиях выступают в своей возрастной группе. Но в то время приход в секцию в этом возрасте считался еще нормальным. Тогда в синхронное плавание чаще всего приходили из каких-то других видов спорта.

    — Вы о плавании?
    — Из плавания приходили, из прыжков в воду, из художественной гимнастики. Сейчас для большин­ства занимающихся — это первый вид спорта в жизни, они начинают с нуля. Пик наборов — сразу после завершения очередной Олимпиады. Наши девочки побеждают, это показывают все телеканалы, и множество родителей отводит своих дочерей в секции.

     

    — Так ведь на Играх побеждают не только синхронистки.
    — Но наш вид спорта — это зрелище, это красиво. Я, кстати, заболела им не сразу. Росла довольно общительным ребенком, вот общение меня поначалу и привлекало. Плюс возможность познать что-то новое тоже меня притягивала. Любовь к синхронному плаванию пришла не сразу, как и понимание того, что это — мое дело, которому я на определенном этапе хочу посвятить себя, выложиться на сто процентов.

    — И на ваш взгляд, синхронное плавание — это в первую очередь искусство, эстетика или в большей степени спорт с его тяжелыми нагрузками?
    — (Смеется.) У меня слишком длинная жизнь в синхронном плавании, я знаю его со всех сторон. Это все-таки синтез спорта и искусства. Здесь и грация, и красота, и театр, и образ, и восприятие, и преподнесение себя... А с другой стороны база, на которой все это строится, — физические нагрузки, техника, которую необходимо совершенствовать тяжким ежедневным трудом. Если говорить о физических нагрузках, синхронное плавание — очень тяжелый вид спорта. Задействованы все средства подготовки: акробатика, растяжка, гимнастика, спортивное плавание, много всего. Девочки в сборной тренируются по десять часов в день, можете себе представить?

    — Нет. Но вы так сочно рассказываете о синхронном плавании...
    — (Смеется.)
    Я просто его люблю, живу им.

    Мы не голодаем

    — Вот потому-то и возникает вопрос: не думали ли вы о тренерской работе? Вы уделяете синхронному плаванию много внимания, сил, времени. Но речь все же о ежедневной тренерской работе.
    — Перестав быть спортсменкой, я не прекратила заниматься своим любимым синхронным плаванием. Я занимаюсь им ежедневно, просто в несколько ином качестве.

    — Поподробнее, если можно.
    — Веду проекты, ставлю шоу, спектакли, связанные с синхронным плаванием. А еще есть школа синхронного плавания в Москве, где занимаются способные девочки. Но тренером я в данный момент не работаю. Совмещать это с основной нагрузкой просто невозможно. Тренер не самая легкая профессия. Легких профессий, конечно же, вообще не бывает, но эта работа требует от человека полной, без остатка, самоотдачи. Хотя не исключаю, что в какой-то момент это может произойти, я займусь тренерской деятельностью, мне даже кажется, что я к этому уже морально готова.

    — А вы вообще не боитесь крутых поворотов? Спорт, журналистика, телевидение, где у вас все отменно получалось, работа в кино тоже в вашем послужном списке, теперь вот — Олимпийский комитет России... Создается впечатление, что повороты судьбы вас даже притягивают.
    — Наверное, да (улыбается). Притягивают чем-то, и уж точно я их не боюсь. В юности я четко и однозначно заявляла, что тренером работать не буду никогда.

    — Юности вообще свойственен максимализм, а до тренера нужно созреть.
    — Вот сегодня я бы так однозначно не заявляла. Манит.

    — Девочек-синхронисток голодом тренеры не морят?
    — Нет. Голодом нельзя морить, сил на тренировки не будет. Иное дело, надо следить за собой, чтобы все выходило эстетично, красиво и чтобы спортсменке самой было легко и приятно исполнять какие-то сложные элементы.

    — Повороты — поворотами, но вы на определенном этапе карьеры стали телезвездой. Телевидение принято считать своеобразным наркотиком. Вы же «соскочили» и перешли в Олимпийский комитет. Почему?
    — Одно сменяет и дополняет другое. Все неслучайно, ведь и телевидение появилось в моей жизни не просто так. Вообще-то когда решался вопрос о выборе профессии, я поступила в Институт физкультуры. Потом поняла, что о моем любимом виде спорта люди знают мало и знания эти обрывочны. И подумала: кому же об этом им рассказать, как не мне? Так я поступила на факультет журналистики университета. Потом была практика, в результате я начала работу на телевидении. Что же до Олимпийского комитета, то на определенном этапе я решила, что здесь стык двух моих профессий: спорта и журналистики. Что и предопределило выбор, или, как вы говорите, обусловило очередной поворот.

    В Сочи чувствую драйв

    — Жизнь за этим поворотом могла оказаться довольно тяжелой. Вот сейчас, перед Олимпиадой в Сочи, когда вся коммуникация со СМИ легла на ваши плечи, атакуют-то вас коллеги круглосуточно.
    — Вы не вполне корректно формулируете вопрос...

    — Каемся. Хотя пока непонятно, за что именно.
    — Никак нельзя сказать, что все легло на мои плечи, я ведь не одна работаю. Но есть некий драйв в том, чтобы добиваться результата и здесь, чтобы все срослось у заинтересованных сторон, чтобы всем было комфортно работать. Ключевой момент: найти ту точку соприкосновения, когда каждая сторона будет удовлетворена и сможет максимально профессионально выполнять свои обязанности. А я знаю обе стороны: и спортсменов, и журналистов. И вижу одной из главных своих задач найти эту точку соприкосновения. Максимально приближенную к идеалу.

    — Олимпийский комитет — организация, в которой трудится много энергичных, амбициозных мужчин. В ней появляется молодая и красивая женщина. Как вам работается, Мария Александровна?
    — Мне уже три года в этой организации нормально работается (смеется). Мне проще, я многих знала еще до прихода в ОКР. Все-таки сферы деятельности пересекались. К тому же у нас немало и амбициозных молодых женщин. В результате коллектив живет своим делом, которое любит. Не отвлекаясь от него в рабочее время.

    — Мы с вами встречаемся в Сочи за по­следние месяцы далеко не в первый раз. Вы по роду своей деятельности часто здесь бываете. С каждым вашим прибытием в олимпийскую столицу контуры предстоящих Игр заметны все отчетливее? Оцените, пожалуйста, динамику подготовки к Олимпиаде.
    — Конечно, с каждым приездом заметны шаги вперед. Приближение к ожидаемому результату, в котором все мы заинтересованы, видно отчетливо. И именно при частых приездах.

    — В целом вся эта масштабная подготовка идет по плану?
    — Сразу оговорюсь, что Олимпийский комитет не занимается возведением спортивных сооружений. Те задачи, которые непосредственно меня касаются, решаются в плановом порядке, своевременно.

    — Вы ведь бывали в Сочи и на тестовых соревнованиях. И олимпийской чемпионке проще, чем журналисту. Вы, без сомнения, общались с зарубежными спортсменами. Довольны ли они проживанием, условиями для проведения соревнований?
    — Да, мы общались с участниками тестовых соревнований. Они охотно комментируют, что им больше понравилось, что меньше, на что нужно обратить внимание. Их оценкам можно доверять. Они готовятся к главному турниру в своей жизни. Ведь ничто не сравнится с Олимпиадой.

    — Почему, кстати?
    — Сама история Олимпиад уже впечатляет. Внимание и интерес к Играм огромны. Те волнения и эмоции, которые спортсмен испытывает во время Игр, не сравнимы ни с чем. Да и все развитие спорта в мире подтверждает эту тенденцию. Очень важно отметить, что Олимпиада — это единственный старт, где спортсмены ощущают себя единой командой. Чемпионаты стран и мира, Кубки мира — на этих турнирах каждый борется за свой успех, свою победу. И лишь на Олимпиаде спортсмены одной страны — единое целое. Фантастическая энергетика! Непередаваемые ощущения. Иногда на Олимпиадах завязывается дружба на всю жизнь между людьми, которые до начала Игр и вовсе не были знакомы. Поэтому для будущих участников Игр подготовка к ним — это главное. На ней они и сконцентрированы. Для них нет мелочей. И очень важно было услышать оценки участников тестовых соревнований, как наших, так и зарубежных.

    Дети — самое ценное в жизни!

    — График-то у вас сейчас страшный. Самолеты, отели...
    — Рабочий ритм.

    — Неужто стандартный?
    — Ну стандартным его не назовешь, все-таки приближение Олимпиады сказывается. Горячие, конечно, денечки. Ритм сложный.

    — А вы еще и домашние хлопоты берете на себя?
    — Конечно! Каждая женщина — в первую очередь женщина, все остальное потом.

    — Но каждая женщина по-разному это понимает и трактует.
    — У меня растут две дочери, какие уж тут разночтения! Они требуют моего внимания, да и я сама мечтаю уделять им его как можно больше. Я их обожаю, они меня очень любят. Они самое дорогое и самое ценное в жизни. Старшей — семь с половиной, младшей — три года.

    — Синхронное плавание они уже по­пробовали?
    — Со старшей мы пытались заниматься синхронным плаванием, но как-то не пошло. Младшая готова заниматься всем и каждый день выбирает, чем именно. Рассматривает варианты: фигурное катание, плавание... Меняет предпочтения она пока ежедневно. 

    — Научите наших читательниц: как им сохранить фигуру, подобную вашей?
    — Рецепт банален: здоровый образ жизни и простая пища.

    — Нагрузки?
    — Здоровый образ жизни подразумевает физические нагрузки.

    — Вы машину водите?
    — Уже пятнадцать лет! И люблю водить.

    — Признавайтесь, гоняете?
    — Только если очень спешу.

    Адлер


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров