YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


В 2017 году он обыграл «Зенит» на «Газпром Арене», а сейчас работает в «яслях» за 20 тысяч рублей Откровения Дениса Книги

Денис Книга
Фото: ФК «Зенит»

Вратарю Денису Книге – 27 лет. Играл в «Луче», брянском «Динамо», «Роторе», «Нефтехимике», «Тосно», «Риге», петербургском «Динамо». В 2017-м в составе «Динамо» обыграл «Зенит» (3:2) в 1/16 кубка России. Потом что-то пошло не так. Книга оказался в «Колхети», а прошлым летом – в Монголии. Transfermarkt и другие ресурсы утверждают, что российский вратарь продолжает тащить мячи в степном чемпионате. И большим удивлением было встретить Дениса в октябре в петербургском фитнес-центре. Книга проводил футбольную тренировку в частной школе. Ну как тренировку… Трехлетние дети носились взад и вперед, а Денис пытался их поймать. Как мячи. Придумывал футбольные задания, называя ворота «волшебной пещерой». В большей степени – это урок физкультуры для детей. Продленка детского сада.

Что же пошло не так? Вместо содержания – некоторые цитаты из интервью:

«Тумилович начинает в своем стиле: «Ты че, ***?! Ты че ***** ** *** ** *****?»

«Григорян говорит: «Пока по 50 тысяч не сдадите, тренироваться не будете».

«Тосно» не помог бы и Буффон».

«Агент договорился, что я приеду, чтобы сдавать матчи!»

«Победа над «Зенитом» – легчайшая».

«В Монголии жил в пристройке у футбольного поля».

«Степи. Больше ничего. Дикие кони. Юрты».

В общем, лучше прочитайте все целиком.

Еду на встречу с Денисом. Пишу, что опоздаю на семь минут. В ответном сообщении: «Штраф!». Так появилась тема, с которой можно начать интервью. И первая яркая история.

Григорян кладет 100 тысяч в карман и пускает на тренировку

– Ты мне написал: «Штраф за опоздание». А какой самый нелепый и обидный штраф был в твоей карьере?
– В «Луче». Мы проиграли «Волге» 1:3 в чемпионате, а через два дня должны были играть с «Рубином» в Кубке. В воротах «Волги» играл мой друг – Артур Нигматуллин. Давно с ним не виделись, после матча поехали в ресторан – я, Артур, наш вратарь Александр Довбня и еще несколько парней. Посидели, поужинали…

– История ведь про штраф. Неужели без алкоголя «посидели, поужинали»?
– Ну, может, пару бокалов выпили. А «Волга» поехала отмечать во владивостокский клуб «Ку-Ку». Ну да ладно. Поужинал, поехал домой – к жене, маленькому ребенку. На следующий день приезжаю на базу в 10 утра. Пацаны обступают, спрашивают: «Что там вчера случилось?! Книга, ты что натворил?!» А я в шоке: «Что такое?» – спрашиваю. Говорят: «Зайди на форум «Луча», посмотри. Там тако-о-о-е сообщение про тебя!» Оказалось, что на форуме дама накатала строчек двадцать. Написала сообщение Григоряну: «Уважаемый Александр Витальевич! Примите меры! Ваш футболист Книга отжигал в ночном клубе, будто выиграл Лигу Европы, хотя вы проиграли…»

– Но ты же поехал домой.
– Да. Но после ресторана Нигма с ребятами поехали в ночной клуб. И там эта чудаха увидела их. Подумала, что это я. Мы с Нигмой похожи. У нее на форуме спросили: «С чего ты взяла, что эта Книга?» Она уверяла, что у нее есть фотографии. Скинула. На них – Нигма.

– Так и за что штраф?
– Витальич церемониться не стал. Тренировка. У нас отъезд. На обеде забегает тренер вратарей Тумилович. Начинает в своем стиле: «Ты че, ***?! Ты че ***** ** *** ** *****??? (много связок и междометий)» Я отвечаю: «*** (Блин), тренер, что случилось?!». Он: «Да вы ****** (оборзели)! Два вратаря, *** (блин)!»

– Но ведь дама перепутала. Это увидели.
– Да. Начинаю объяснять тренеру, как все было. Григорян отвечает: «Да меня не **** (колышет)! Раз написала – значит вы там были. Вас видели!» Говорю: «Ну Витальич, не было нас!» Да, «Волга» была. Они выиграли, им разрешили остаться, отдохнуть… Ну и все… Григорян говорит: «Все, на тренировку не едете! С вас штраф – 50 тысяч рублей с каждого». А в то время нам не платили зарплату три месяца. И у меня были тысячи две максимум. Покушать было, ведь у меня родители из деревни, присылали еду…

Садимся в автобус, едем на тренировку. Не знаю, что делать. Подхожу опять Григоряну: «Витальич, да не было нас там!» Отвечает: «Да мне ***** (неважно), были вы там, или нет. Факт – про вас написали. Пока 50 тысяч не сдадите, тренироваться не будете».

– А если бы написали, что Книга резал куриц, вызывая Сатану, Григорян тоже бы поверил?
– Наверное. У него своя идеология. Может, специально построже с командой решил перед матчем с «Рубином». Но ведь такая буча поднялась! Как будто мы в Монте-Карло слетали или стулом кого-то по голове ударили! Нас в команде три вратаря – я, Довбня и Артем Штанько. Меня на «Рубин» не берут из-за штрафа. Довбню тоже. А потом Григорян говорит: «Все, Книга – в чехле до конца сезона. Довбня – посмотрим». Приехали на тренировку. Стоим возле поля. На тренировку нельзя. У меня нет 50 тысяч. Саня говорит: «У меня кредитная карта, на ней 150 тысяч. Давай за нас внесу?». Григорян смотрит, говорит: «Вот я и посмотрю, какие вы друзья-вратари!» Стоим в форме на бровке. И Саня отдает Григоряну 100 тысяч (смеется).

– Наличкой?
– Да. Григорян забирает, говорит: «Все идите, тренируйтесь». И мы выходим тренироваться как ни в чем не бывало (смеется).

– Интересно. Григоряну протягивают 100 тысяч наличкой, он берет, и вы бежите тренироваться. Куда пошли эти деньги? Может, просто Григоряну в карман?
– Может. Капитан подходил к нему, разговаривал за нас. Но без толку. Тогда я был зол…

– Что тренер не разобрался?
– Не совсем. Был зол, что он не стоял за своих игроков. Не понимал, зачем сразу рубить сплеча? Сейчас понимаю, что это был пример для команды. Воспитательный процесс перед важной игрой. Поговорил с Тумиловичем, ситуацию замяли. Все нормализовалось, продолжил играть. И нам вернули эти деньги.

Дебют благодаря договорняку

– Мне рассказывали, что Тумилович брал деньги с вратарей. Тех, кто давал, он продвигал в составе. Правда?
– Не знаю, продвигал или нет. У меня с ним были хорошие отношения…

– Ладно, переиграем. Слышал, что один тренер из одной команды, в которой ты играл…
– Да можешь не переигрывать. Хоть про Миллера расскажу, если знаю, мне по барабану.

– … И этот тренер брал деньги…
– Да, деньги брал он.

– Все-таки брал?
– Вернее, не брал, а занял у меня. Не знаю, как у других, но у меня попросил в долг. До сих пор не вернул. Хотя обещал, что вернет через два месяца. Пусть будет на его совести. Я ему и сейчас звоню, пишу. Он трубку не берет.

– Гасится.
– Гасится. Я ему пламенный привет через знакомых передаю. И сейчас передам.

– Давай.
– Привет Геннадию Тумиловичу!

– Отлично. А эти деньги давали преференции?
– Нет. Он же не может ставить в состав. Ставит главный тренер. Да не только у меня занимал, но и у других ребят из команды.

– Пару вопросов о Григоряне. Довольно необычный для…
– Геннадию Тумиловичу, кстати, передаю привет! Если что, мой номер…

– Геннадий Анатольевич! Ответьте, пожалуйста, Книге! Еще про Григоряна. Метафоры, откровения, «вандерфульно» – это образ? Или он с командой такой же, как с журналистами?
– Такой и есть. Нормальный человек и тренер. С интересным подходом. Например, иногда на тренировках мы собирались в круг, и он кричит администратору: «Тащи перчатки!». Приносят боксерские перчатки, начинаем бои. Витальич кричит: «Давай! Сильнее! По лицу, *** (блин)! Сильнее, *** (блин)!» И ребята начинали заводиться, Витальич видит, что уже месиво начинается. Говорит: «Все, разошлись!»

– Зачем нужны эти бои?
– Больше для психологической разгрузки. Особенно, когда команда в яме. Когда ребята тяжелые, уставшие, безэмоциональные. И Григорян давал такие эмоции на тренировках. Любому человеку будет надоедать футбол в ритме 24/7. Поэтому люди и срываются. Кто-то пьет, например. Считаю, что в профессиональных командах должен работать психолог.

– В твоих работали?
– Да откуда? Первая лига! Если спросишь про психолога, тебе ответят: «Что, дурак что ли?»

– В мемы вошло слово Григоряна «вандерфульно». Какие перлы были на тренировках, установках?
– У меня ведь тренировки чаще вратарские были.

– Да. С Тумиловичем. Кстати, можешь передать ему привет.
– Спасибо. Привет Геннадию Анатольевичу! Шутки шутками, но Тумилович мне многое дал. Благодаря нему я остался в «Луче», когда был молодой. Из «Ротора» пришел совсем разобранным, и меня хотели убрать из команды, но он настоял, чтобы меня оставили. Чуть ли не ругался с начальником команды. Я работал, молчал. Тумилович настраивал: «Терпи, жди шанс». А вратари у нас были опытные: Сане Довбне – 27 лет, Штане – 33. И так сложилось, что в третьем туре с «Тосно» меня поставили в состав. А поставили, потому что пошли разговоры, что якобы у нас кто-то собирается сдать игру. И Григорян завелся: «Все вратари в сговоре!» Поставил меня, молодого. Видимо ему сказали, раз ты этим не доверяешь, поставь Книгу…

– Матч с «Тосно». В каком году?
– 2013-й или 2014-й.

– Откуда пошли разговоры про сдачу?
– Не знаю. Наверное, как обычно – кто-то кому-то позвонил. Эти, на верхушках… И начинается… Но мы вышли, выиграли 4:1. Может, это «Тосно» сдавало? (Смеется.)

– Получается, ты даже доволен, что пошли слухи про договорняк, иначе не сыграл бы.
– Не то, что доволен. Но знал, что Саня и Штаня не стали бы сдавать игру.

– Кто-то из защитников?
– Не знаю. Вряд ли. У нас был отличный коллектив. Все общались семьями. Даже подозревать кого-то невозможно. Не то, что разговоров про договорняки – даже намеков.

– Как Григорян ведет себя в перерыве, если недоволен?
– В перерыве начинает всех разносить. Всех и каждого матом. «Да я вас всех сейчас ******* (изобью)!» В итоге во втором тайме переворачивали игру, выигрывали. Тренер взбадривал. Действовал так, если видел, что эмоционально команда уступала. Это естественно – у нас выезда тяжелые были, по 10–15 часов в дороге. Это психологическая работа. Конечно, он не всегда так действовал. Но я его понимаю. Как у нас в России еще можно? Не напихаешь – никто работать не будет.

– Григорян – жесткий?
– Не то, что жесткий. Своеобразный. Все хорошо, если игрок адекватный, выполняет свою работу, не задавая лишних вопросов. Я раньше так делал. Потом, как повзрослел, начал спрашивать, разговаривать… Может, был не прав. Спрашивал, почему не играю. Спрашивал, неужели я хуже партнеров? Обижался. В том же петербургском «Динамо». Я хорошо отыграл в «Нефтехимике», перешел в «Динамо», нормально отыграл в товарищеских матчах. Начинаются официальные – я не в составе. Спрашиваю тренера Дмитрия Бородина: «Почему так?» Отвечает: «Я так решил!» Я расстроился, опустил руки. «Все, ничего не хочу делать…»

– Жалеешь, что опустил руки?
– Не то, что жалею, но наверное, поступил бы иначе. Но сделал так, как сделал. Я же на своих ошибках учусь. Не на чужих. Говорят, что дурак учится на своих ошибках. Значит, я дурак.

– Значит, дураки все. Ты сказал, что понимаешь, почему Григорян обкладывал всех матом. Сергей Семак вводил штрафы за мат в «Уфе». Думаешь, многие его получали? Или это было как предупреждение, футбол без мата невозможен?
– Любой футболист может непроизвольно выкрикнуть ***** (блин) и ****** (конец)! Обычные человеческие эмоции. Может, штрафовал, когда мат идет не на тренировках и не на играх. Если во время игр будешь придавать значение каждому слову, то можно утянуть команду на дно или ******* (сойти с ума).

В Тосно» меня сломали. Сейчас бы сказал: «Да пошли вы»

– Чем запомнились Сергей Павлов и Франсиско Аркос?
– Испанец постоянно импульсивный был: «Пакойно-Пакойно!!!! Бистрее-бистрее!!!» Павлов – требовательный, жесткий. Ничего плохого сказать не могу. Мне было 18 лет, смотрел на его тренировки с открытым ртом, все впитывал.

– Чем помог?
– Я хорошо играю ногами. Помню, на сборах кто-то травмировался. Он зовет: «Книга, сыграешь в поле?» Сыграл. Запулили в дальнюю «девять» основному вратарю. Павлов во время паузы говорит: «Не знаю, как вратаря, но футболиста из тебя сделаю!» (Смеется.)

– Не думал стать полевым? Был же матч, в котором ты вышел в нападении.
– Куда мне уже в поле? Ногами хорошо играю, могу обвести любого нападающего, убрать мяч под себя. Мне по барабану, кто передо мной – Дзюба, или кто-то еще. В «Колхети» через каждый матч убирал под себя грузинов. Нарезки даже есть в ютюбе.

– От тренеров не влетало за такое?
– Паника у некоторых была. Григорян, наоборот, хвалил. Такой прием позволяет уйти из под прессинга. Делаю не больше трех касаний. Иногда другого выхода нет. И считаешь, что играешь надежно, хочешь сохранить мяч. И по барабану, кто что думает. Если бы забили – то другой разговор.

– Расскажи про матч «Томь» – «Динамо» (5:1), в котором ты играл в нападении. Вы играли в бутсах и форме «Томи», так как вашу не привезли.
– Форма не прилетела. Вообще никаких вещей. Наше руководство говорит томичам: «Либо переносим матч, либо давайте форму». А им перенос был невыгоден – скоро переходные игры. А в поле я сыграл с «Енисеем», не с «Томью». Не знаю, почему все пишут, что сыграл с «Томью».

– Какие проблемы были в том «Динамо»?
– Проблема одна – финансовая. Меня купило «Тосно». Спросили: «Полгода поиграешь в аренде. Летом вернешься. Согласен? Зарплату платить будем. Переходи в Динамо, чтобы никуда не ехать». Согласился. Думал, там нормально. Приезжаю – а там вообще бардак. Много молодежи, которая сейчас нигде не играет. Естественно, нам в каждом матче «сыпали» по три-четыре мяча. Буффона поставь в такой ситуации – результат не изменится.

«Стыдно должно быть не нам, а правительству Ленинградской области». Откровенное интервью в память о «Тосно»

– В «Тосно» обещали одну аренду. Почему получились три?
– Вернули летом, как и обещали. До зимы отыграл плохо. Конечно, амбициозное руководство хотело все сразу и сейчас. Первую часть закончили чуть ли не в зоне вылета, а задача была выйти в РПЛ. Для этой цели подбирался состав. И зарплаты были соответствующие. А потом – ездил за практикой, чтобы играть. Сейчас бы поступил иначе. А тогда многое валили на меня. Мне – 22-23 года. Может, я не был психологически готов.

– К чему и почему?
– «Хавал», все, что говорили. Принимал на свой счет, грузился. Выходил на матч, зная, что пропущу. Перед игрой спрашивают: «Ну что, ты готов?! Готов? Готов?» Шло давление. Постоянно: «Готов?», «А сегодня не пропустишь?», «А сегодня можешь?», «А сегодня выиграем?». А потом: «Ну что случилось?», «Ну почему?!», «Ну как ты так?», «Ну мы же работаем, тренируемся, а ты не то делаешь!», «Да ты ******* (плохой) вратарь!». И я поник, проглатывал все это. Играл неуверенно.

– Не хотел выходить на поле?
– Да не то, что не хотел выходить. Сломался психологически в какой-то момент. Сейчас бы сказал: «Да пошли вы!» Да и в «Тосно» коллектива не было.

– Почему?
– Трудно сказать. Общались группами. Четыре-пять человек. Вроде собирались, чтобы сплотиться…. Но все не то. Там тренеров меняли каждый месяц. Это тоже влияет на коллектив.

Миша-агент

– Жалеешь, что согласился перейти в «Тосно»?
– Нет. Но в тот момент мог выбрать «Урал».

– Когда тебе звонил Григорий Иванов? Расскажи про звонок.
– Давай сначала про «Ротор» расскажу. Вообще, кто и на что влияет. Играл в «Луче». Когда играешь – тебя сразу все агенты хотят. Все звонят. Был такой агент, вел меня после брянского «Динамо».

– Назовешь фамилию?
– … Миша… Фамилию забыл.

– Ладно, пусть будет Миша-агент.
– Да, Миша-агент. Так и был записан в телефоне. Устроил меня в «Ротор» в 2014-м. Поставили задачу остаться в ФНЛ, дали гарантии от губернатора. Мы остались, и клуб обанкротился. За полгода я получил одну зарплату. В тот момент родился второй ребенок. Звоню агенту, спрашиваю: «Ты мне купишь в конце сезона билет обратно? У меня ни копейки, не знаю, как уехать». Родители – в деревне, денег нет. Жена с детьми во Владивостоке. Я – без денег в Волгограде.

– И что Миша-агент?
– «Да, да, Денис, не переживай! Все будет!» Последний тур, команда разъезжается. Звоню Мише – он трубку не берет. Думаю, все, конец… Сижу на чемоданах, надо квартиру сдать. Вышел, сел на лавочку, думаю, что делать? Занял у знакомого 15 тысяч на билет Волгоград – Владивосток. Хорошо, что билеты в то время были недорогие. А агент так и не перезвонил.

Начался «Луч», играю. Прилетаю в Петербург. Игра «Динамо» – «Луч»». Звонит Тумилович, говорит, что переходит в «Тосно», и что генеральный директор хочет меня видеть в команде. И тут же звонит Миша-агент. Говорит: «Давай со мной! Сейчас тебе варианты подгоню!» Я спрашиваю: «А где ты был-то?!» Отвечает: «Да у меня телефон сломался!» Говорит: «Есть вариант с Уралом». Думаю, что делать? С одной стороны – РПЛ. С другой – амбициозный проект и Санкт-Петербург, где меня хотят видеть.

– Как вышел из ситуации?
– Говорю Мише, что уже пообещал «Тосно». Тут звонит мне кто-то из «Урала» – администратор, начальник, не помню. Предлагает полететь с ними на сборы на просмотр. Говорю, что на просмотр не поеду. Смысл? Откажусь от контракта в «Тосно», чтобы поехать на просмотр? А вдруг я им не подойду, и я останусь без команды? И в «Луче» скажут: «Зачем ты нам теперь нужен? Зачем ты ездил на просмотр?» У меня дети, хочется, чтобы все было стабильно. Звонит опять Миша-агент: «Что ты отказался?!» Отвечаю: «Так ты же про контракт говорил, а тут на просмотр зовут». Миша удивился, сказал, что тот, кто мне звонил, был не в курсе. Спрашивает: «Хочешь, тебе президент позвонит?»

– Зачем?
– И я так же ответил. «А смысл?» – спрашиваю. Через час звонит Иванов. Предлагает контракт. Зовет в Премьер-лигу играть. Готов дать шанс. Я ответил, что все понимаю, но уже пообещал перейти в «Тосно». Объясняю, что получится некрасиво, если передумаю. Иванов меня понял, я поблагодарил за приглашение.

– Думаешь, Тумилович бы не понял? Да, обещали, что «Тосно» – амбициозный проект, хотят выйти в РПЛ. Но «Урал» в лиге давно и стабильно.
– Сложно сказать. Сыграло роль, что история пошла от Миши-агента. После Волгограда я ему не доверял.

– Да, довольно странно. Предлагают просмотр, а через час – контракт.
– У них семь пятниц не неделе… А потом, когда все плохо, все агенты пропадают. Никто трубку не возьмет! Я сейчас всем этим агентам пишу, несчастным. Клоуны!

– Скольким?
– 40 номеров! Пишу, прошу хотя бы просмотр. Пишу: «Помогите, сижу дома с тремя детьми. Без команды». Не прошу меня куда-то запихнуть, благодаря каким-то вашим связям. Просто просмотр. А там я докажу. Мне 27 лет. Форму наберу за сбор. Сейчас начинаю готовиться, планирую, что зимой поеду в команду. *** (хрен) кто отвечает. Либо обещают: «Да, да, все будет!», а потом не выходят на связь! Пишу: «Привет! Я такой-то, такой-то. Играл там, там и там». Отвечают, мол, да, знаю. Если отвечают. А некоторые прочтут, и все…. Некоторые отказывают. И это нормальная ситуация. Хуже – когда обещают, а потом пропадают. Ну ты скажи сразу, что ты либо не можешь помочь, либо что… Чтобы я не сидел, не ждал, надеялся. Как агент Саблин сделал…

– А что он?
– Я разорвал контракт с «Динамо». Стали появляться агенты, писать. А я сотрудничал с Саблиным. Он молчит полтора месяца. Говорю: «Олег, ну ты скажи хоть что-то! Полтора месяца прошли. Уже все люди на сборы уехали, а я сижу!» Отвечает: «Да-да, сейчас-сейчас». Потом загасился как обычно. Я стал писать всем агентам, ведь скоро закончится период заявок. И тут один предложил Грузию.

Грузинские бандиты

– «Колхети».
– Да. Я согласился. Потом выяснилось, что агент договаривался с грузинами о том, что я буду сдавать матчи.

– Ого! Как ты об этом узнал?
– Агент общался с каким-то чудаком, который был при команде. Я не знал, кто он и что он. Приезжают ко мне какие-то мужики. Говорят: «Все, завтра надо!» Говорю, что не буду. Начинает чудак объяснять: «Это я тебя в команду устроил! Если бы не я, тебя бы тут не было!» Отвечаю: «Да я тебя не знаю!» Русские ребята из команды удивлялись. Говорили, что это «серьезный человек» в Грузии.

– Бандиты?
– Вроде того. Потом видел в некоторых матчах, что игроки «Колхети» в открытую сдают. Такой бардак творился! Вот, например. Приезжаю на сбор – один тренер. Через два дня – другой. И его убрали через час! (Смеется.) Поставили третьего – итальянца. Он начал внедрять специальную систему подготовки, а мы – как беспризорники. Без формы, экипировки. Кто в джинсах на тренировки ездил, кто в шортах.

– Команду держали только для заработка на договорняках?
– Не знаю. Да того, как я приехал, шестерых ребят заподозрили в сдаче игры. Их убрали. Я приехал, чтобы играть, а попал в засаду. Но сыграл там хорошо – несколько раз признавался лучшим игроком тура. Могли остаться в лиге, если бы не…

– Договорняки?
– Да, могли остаться. Если бы не руководство. Не проиграли команде со второго места. Ничьи, победы. Для выхода из зоны вылета оставались два очка. И потом всем стали проигрывать. Тащу пенальти – потом гол на последней минуте. Плюнул, взял чемодан, улетел домой.

– Но ты же знал, что команда «рабочая». Перед тобой могут играть сдающие защитники. Почему хотя бы для себя не выяснял, кому не надо доверять?
– Как не выяснял? Мы дрались в автобусе из-за этого. Что я поменяю? Я – легионер. А у них – своя система.

– Отказать играть. Сказать: «Не буду играть, когда защитники сдают».
– В открытую никто не сдавал. Защитник лажает. Я начинаю ему пихать: «Что это было?» Отвечает: «Да все нормально!» Ни с кем не общался.

– «Серьезный» человек что-то обещал за договорняки? Или ты просто был обязан «сдавать» по контракту?
– Обещал три тысячи долларов за матч. Я отказался. Потом пишу агенту: «Что это за ***** (фигня)?» Отвечает: «Не переживай. Просто откажи». Думаю, куда же он меня притащил…

Так залюбовался стадионом, что Паредес забил мне с 25 метров

– Матч «Динамо» – «Зенит» (3:2) в Кубке…
– Легчайшая победа (смеется).

– Что было до, во время, после? Какие привилегии «Динамо» дал статус хозяина на таком стадионе?
– Деньги с продажи билетов. И все. Раздевалка? Были в гостевой. Нам-то какая разница? Никаких особенных разговоров не было. Договорились на счет не смотреть, играть, невзирая ни на что. Вдруг бы мы к 10-й минуте горели бы 0:10? Вышли заряженными – все же хотят обыграть гранда. Плюс, вокруг накалили обстановку: «Динамо», «дерби»… Мы вышли, обыграли миллионеров, поехали на следующий тур ФНЛ.

– Нервничал?
– Нет. Был приятный мандраж. Мне понравилось там играть. Получил удовольствие. Единственный раз в жизни.

– Серьезно?
– Шучу. В «Луче» тоже получал удовольствие, когда было много болельщиков. Когда приходят хотя бы по 10–15 тысяч – это отлично. Удовольствие – играть в ФНЛ на новых стадионах. А когда ты играешь за «Тосно» на Малой арене при 200 зрителях…

– Футбол – для зрителей.
– Конечно. Футбол становится качественным за счет зрителей. Проведите матчи чемпионата России без зрителей – это будет товарищеский турнир. Без эмоций. Когда болельщики гонят вперед… Меня с «виража» тоже гнали (смеется).

– Что кричали?
– Вели 2:0. Мне кричат: «Книга – ***** (гей), пошел ***** (нафиг)!» (Смеется.)

– Как ты реагировал?
– Повернулся, поаплодировал. «Красава!» – говорю. Показываю – счет 2:0.

– Неплохо. А они?
– «А-а-а-а, у-у-у-у!»

– То есть, ты спокойно воспринял крики с «виража»?
– Да. Это нормально, когда болельщики хотят вывести из себя. Болельщики и должны кричать. Плохое или хорошее.

– Не опасался большего? Все-таки фанаты «Зенита» не признают «Динамо».
– Нет. Ни о чем плохом не думал. Наоборот, наслаждался атмосферой, любовался стадионом. Так залюбовался, что мне с 25 метров забили (смеется).

– Какое произвел впечатление Манчини? Может, слышал, как он орал на своих игроков после поражения?
– Да там все орали. Мы выиграли, и нам все равно, что в другой команде. Не обращали внимания, что у них.

– Как отметили победу?
– Никак. Пришел домой, взял два по 0,5, выпил, лег спать. Утром улетели на игру ФНЛ.

– 0,5 чего?
– Пива, конечно. Разливного. Крепкое не пью. Утром нужно было лететь в Новосибирск. Никто не отмечал. Игра почти ночью закончилась – я в 12 был дома.

– В «Динамо» долго скрывали, несмотря на инсайды, что команду перевезут в Сочи. Когда об этом узнали вы?
– До нового года ходили разговоры, но мы не придавали этому значения. Видимо, «сверху» сказали, что нужна команда в Сочи.

– Как вы отнеслись к этим разговорам?
– Сказали и сказали. Тренируемся. Играем. Мы же рабочие… Футболисты – это рабочие. Нам скажут – делаем. Посидишь, поругаешься – и что толку? Хоть головой бейся.

Приморье – китайское? Бред!

– С чем у тебя ассоциируется слово «сопка»?
– Это маленькая горка.

– Вот! Полагаю, что у большинства людей, связанных с футболом, это слово ассоциируется с SopCast. Кроме тех, кто с Дальнего Востока или Мурманской области.
– Sopcast? Сопка? Серьезно? Кто так называет? У вас в редакции?

– Не только.
– Да ну. Сопка – это маленькая горка.

– Хорошо. Расскажи про родную деревню, Черниговку. Что там интересного и неинтересного?
– Там все интересно. Развитое село. 13 000 тысяч человек было население, когда я там жил. Давно я там не был, уехал в 14 лет в спортшколу. Когда играл в «Луче», старался приезжать. Машина появилась – приезжал каждые выходные, 200 километров всего.

– Чего нет в Петербурге, что есть в Черниговке?
– Там дом. Своя атмосфера. Все родное. Деревенский запах. Совсем другой. Приезжаю туда – отдыхаю ментально и физически.

– Чем Приморский край, жизнь в нем, отличается от жизни в Петербурге?
– Да ничем не отличается? Чем может отличаться? Ты там не был?

– Нет.
– И во Владивостоке? Этот город красивее Питера. По ночам.

– А как же разговоры про то, что Дальний Восток – уже китайский?
– Фигня. Бред. Ну, приезжают китайцы разнорабочими, и что? Приезжают, как и рабочие других национальностей в другие регионы. Россия – многонациональная страна. Можно такое и про Петербург сказать – вот тут азиатов миллионы. И что?

– В Китай ездил?
– Да. Очень удобно. На автобусе. Еще в 17 лет. Поехали с друзьями перед новым годом. Отдохнуть, покуролесить на два дня. Не знаю, как сейчас, а тогда – заплатил три тысячи рублей, поехал. Виза не нужна.

– За отношениями КНДР и Южной Кореи следят? Была паника в регионе, когда Ким Чен Ын обещал применить ядерное оружие?
– Да жителям по барабану. Вы здесь следите за тем, что происходит в Финляндии или в Латвии? Ты думаешь, 600 тысяч человек сидят, следят, думают «*** (блин), что же там в Южной Корее…. Бомбить будут». Да все живут своей жизнью. У всех проблемы – долги, кредиты. Прощаем долги Венесуэле, зато в России все отлично.

– Зато спорт развивается!
– Ага.

Монголия

– Сейчас ты без команды. Работаешь, грубо говоря, в детском саду воспитателем…
– Ну почему сразу воспитателем? Тренером детским. Не в детском саду. Позавчера сдал тестирование на педагогическое образование с присвоением квалификации «Учитель физической культуры». Теперь могу пойти работать в общеобразовательную школу учителем физкультуры. Но для этого нужны еще 1115 документов (смеется).

– Ты два года назад обыграл «Зенит», а теперь говоришь: «Пойти учителем физкультуры».
– Семью-то нужно кормить. Что мне делать? Трое детей. Летом из Монголии просился в «Луч». Писал президенту: «Все, не могу, хочу домой». Предложили поехать на сборы. Спрашиваю у монголов: «Если будет вариант, отпустите?». Конечно, отвечают…

– У тебя еще действует контракт с монголами?
– Закончился 28 октября, но я уехал только в конце июля.

«Напоследок сказали: «Радуйтесь, что уезжаете целыми». Воспитанник «Зенита» поиграл в Крыму и стал чемпионом Монголии

– Как ты вообще оказался в Монголии? Почему, если у тебя закончился контракт в октябре, ты давно в Петербурге?
– Я вернулся из Грузии, сидел дома прошлой зимой. Агент предложили поехать в «Рустави». Говорят, команда будет в Лиге Европы, президент хочет меня видеть в команде. Сижу, жду конкретики. Время идет. Середина февраля. Агент скидывает номер президента «Рустави». Звоню. Он говорит, что все будет. Попросил подождать неделю – у них собрание директоров, утверждение бюджета. Но пообещал, что в команде я буду. Позвонил через неделю, он не берет трубку. Пишу агенту: «Что вы мне мозги ***** (компостируете)? Если нет – скажите нет. Буду искать другую команду». Время-то идет, команды на сборах и укомплектованы, конец окна, скоро буду никому не нужен. Агент обещает, что все будет. В итоге – март. Я никуда не успеваю. Что делать? Агента послал… Мне из Грузии, из предыдущей команды, должны еще деньги, а он у меня про проценты спрашивал… Писал в федерацию – никто не ответил. Некоторые ребята подавали в суд.

– Зарплата за большой срок?
– Полтора месяца. Либо туда лететь, либо обращаться через спортивного юриста. А все хотят сразу деньги получить… А у меня – ни копейки. С лета без команды, сейчас зарабатываю 20 тыс. рублей в месяц.

– Как с тремя детьми возможно так выживать?
– Никак. Дожил… С 16 лет у родителей денег не брал. А сейчас, в 27, помогают. Нужно зимой найти команду. Зато многое переосмыслил.

– Например?
– Отношение. Понял, что такое быть без команды. Либо заканчиваешь, либо продолжаешь. Нужно решить – либо закончить и погрузиться во что-то другое, либо сидеть сейчас в неопределенности и вернуться в футбол. Как у меня – нужно содержать семью, платить кредиты и ждать зимы, найти команду. Но до этого времени нужно работать. Или успокоиться, и искать работу на долгое время.

– Но физруком ты и будешь 20 тысяч зарабатывать.
– Нет. Больше. 50–55.

– Сейчас, в этой непростой ситуации, ты бы согласился сдавать матчи в Грузии за три тысячи долларов?
– Нет. Ехать на один матч, чтобы сдать игру? Что нужно сделать? (Смеется.)

– Ну или позовет «рабочая» команда из ПФЛ.
– Ну об этом же скажут после того, как я подпишу контракт. Как в Грузии. Я о «сдачах» узнал через несколько недель.

– Значит, не согласишься участвовать?
– Если миллионов 40 долларов дадут, то да. Чтобы я вообще никогда в футбол не играл, ведь меня сразу дисквалифицируют на всю жизнь (смеется). Нет, не за 40. За 70.

– Купишь Малкома. И еще 30 останутся.
– Не вопрос! Буду возрождать «Динамо-СПб».

– Если кроме шуток. Сейчас без команды после Монголии. Уже нет предпочтений по клубу?
– Конечно, хотелось бы в ФНЛ. Поехать на сборы. Если нет – то в ПФЛ… Хотя какой мне смысл играть в ПФЛ за 30 тыс. рублей, гробить свое здоровье? Быть без семьи. А у меня сын уже в школу ходит.

– Все решится зимой.
– Да. Если не найду команду, то уже не буду мучить себя и никого вокруг.

– Закончишь?
– Да. В России в 27 лет можно заканчивать. Разве нет? Нормальное явление. Мысли разные лезут. Все тяжелее и тяжелее. Да я и поехать сейчас никуда не могу. Мои трансферные документы в Монголии. Я даже летом не мог играть в Петербурге за любителей без них.

– Сколько ты сыграл в Монголии?
– Матчей шесть или семь. Документы – там.

– Что такое чемпионат Монголии?
– Все команды играют на одном стадионе. Все команды из Улан-Батора. Восемь команд. Перед поездкой не думал, что там все настолько печально. Надеялся, что, хотя бы как в Грузии.

– Ты был единственным легионером?
– Еще один темнокожий парень был. Говорил по-английски. Пробовал с ним общаться. Монголы не говорят ни по-русски, не по-английски.

– Какой уровень футбола?
– Приехал на сборы и решил, что попал в детскую команду. Узнал, что президент клуба потом этих игроков отправляет во «взрослые» команды. В команде – ребята 17-18 лет. Инфраструктура – ужасная. Нет доктора, массажиста.

– А если травма?
– На рентген отправляли. Говорю президенту: «У меня спина болит». Отвечает: «Давай отдохнешь, а завтра посмотрим, будет болеть или нет».

– Кто тренер?
– Легенда монгольского футбола. Игрок сборной. Действующий. Когда сборная играла – то команда не тренировалась.

– Уровень.
– Да. Кто хочет, тот и тренируется. Любительский уровень. Нет тренера вратарей. Даже воды на тренировках не было. Плюс 40 на улице. Если не купил до тренировки воду, то тебе конец. Даже в КФК воду приносят.

– Российская команда из КФК разнесет монгольскую профессиональную?
– Петербургская – да. Станет спокойно чемпионом.

– Сколько тебе пообещали по контракту, раз ты согласился на Монголию?
– Ничего особенного. Тысячу долларов. Это агент дотянул ситуацию, что пришлось согласиться на Монголию. Был готов на любые условия.

– Почему ты уехал оттуда?
– Не мог там больше находиться. Дурдом. Психанул и уехал. Невозможно. Там даже питания не было, хотя в контракте прописали трехразовое питание, проживание. Тренировка в час. В 12:30 приносят непонятную еду в пластиковом контейнере. Я приехал – ничего и никого не знаю. Нужно пойти, узнать, где найти еду. Просто ****** (невероятно). Приехал из Монголии похудевшим на пять килограммов. Просил президента отпустить меня домой, ведь с агентом договаривались, что если что –меня отпустят. Президент не отпускал. Спрашивает: «что не так»? Если бы он видел, как утроен клуб хотя бы второй лиги в России, то понял, что не так. Говорил терпеть… Потом я начал «кипеть» – крыша стала ехать. Начал пить. Голова не месте не стояла –никто не разговаривает. 24 часа один в закрытом помещении три на три. Потом на три месяца отключили горячую воду. Текла реальная ледяная – будто с гор. Говорят, «скоро дадут». Представляешь, в такой мыться после тренировки? Я уезжал – ее так и не дали. Но не это главная причина. Сказал президенту: «Все, последняя игра. Уезжаю». У жены начались проблемы со здоровьем, операция. Нужно было срочно уезжать. Объясняю президенту, что жена – в больнице, родственников в Петербурге нет. Трое детей. С ними должен кто-то сидеть. Прошу отдать документы. Он решил, что я обманываю. Перед отъездом написал заявление. Оставил в комнате. Занял деньги, улетел в Питер.

– Получается, ты уехал не только потому, что хотел, а потому, что был вынужден.
– Да. Жена – в больнице. Детей оставить не с кем. Я месяц летом с ними сидел. Мне монголы пишут: «Ты через 10 дней вернешься?». Не знаю, говорю. Потом не звонили, попросил агента, разобраться по-человечески. Он молчит. Пишу ему: «Спасибо тебе большое!». Он с меня получил деньги, и все… И сейчас я не могу устроиться в футбол, документы в Монголии.

– В чем проблема прислать по электронной почте?
– Нужно договариваться через федерацию. Не знаю, разорвали ли они со мной контракт, или нет. Мне говорят, что президент разозлился на меня. В России команды сами занимаются трансферными документами. Если едешь заграницу – то решаешь сам или через агента. А у меня ты слышал, что за агенты были… 

– Как проводил время вне футбола?
– Никак. Сидел в номере. На «базе». Первый этаж в пристройке у поля. Две комнаты. В одной я, в другой – темнокожий парень. Остальные помещения в пристройке – офис. Сделали ремонт прямо перед моим приездом. Захожу – пахнет самой вонючей краской. Проветривать несколько недель. С визой произошел случай. Отдельная история… 

– Так
– Они ее просрочили на 30 дней. Каждые 30 дней нужно выезжать из Монголии в Россию. Потом обратно. Первый месяц заканчивается. Мне говорят: «Все нормально», езжай на автобусе до границы, обратно на такси довезем. Говорю, так каждый раз? Давайте делать рабочую визу. Пятое число. Шестого – обязан выехать из Монголии, иначе будут проблемы. Отпускают шестого, хотя срок уже вышел. Приезжаю на границу седьмого. Виза просрочена. На границе задерживают на шесть часов. Пишу заявление, плачу штраф. Выпускают. Выхожу на российскую сторону. Думаю: «Ну вот что мне делать?» Как добраться обратно? Ночь, до Улан-Батора – 300 километров. Из клуба не звонят, трубку не берут. Ко всем подряд подхожу. Прошу довезти до Улан-Батора.

– Как вернулся?
– Встретил мужика, который работал на стройке в Монголии. Его ждало такси. Он согласился взять меня с собой. Хороший мужик.

– Сколько стоит доехать 300 километров в Монголии на такси?
– 1500 рублей.

– Что за окном?
– Степи. Больше ничего. Только юрты стоят. Дикие лошади.

Настоящая любовь

– Зимой ты бы согласился на экзотический вариант?
– Нет. Ни за какие деньги за границу не поеду!

– А если в Германию?
– Какую Германию? В девятую лигу? Там таких как я… Наездился уже.

– Евгений Кабаев играет в Гондурасе.
– Нет… Но за 10 тысяч долларов, наверное, согласился бы (смеется). Играть хочется, но Монголия, Гондурас…

– У тебя были Монголия, странные агенты, безденежье, перелеты, время без клуба, долги. Зато у тебя, как мне кажется, есть то, чего нет у многих состоятельных футболистов. Настоящая любовь.
– Да, с женой с 18 лет. Кому-то важны деньги. А я о них не думал. У меня их и нет. Счастье не в деньгах, но без них – никуда.

Читайте также

После его гола «Зениту» Быстрова продали в «Спартак»: интервью о футболе в России и Уругвае с бывшим капитаном «Рубина»

«Сделал, чтобы «Зенит» прибивали, где можно и нельзя»: скандальное интервью бывшего президента «Лады»

Фото: Wikipedia; «Матч ТВ»; ФК «Зенит»; ФК «Урал»

Оцените материал:
-
1
54
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад