YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Хавьер Рибальта: Хочу, чтобы в «Зените» были звезды и игроки, которых можно выгодно продавать Новый спортивный директор «Зенита» дал интервью «Спорту День за Днем»

Хавьер Рибальта и Сергей Фурсенко
Фото: ФК «Зенит»

К 37 годам этот респектабельный каталонец успел сделать головокружительную карьеру: «Торино», «Милан», «Ювентус», «Манчестер Юнайтед». Агентская сеть по всему миру, налаженные отношения с самыми разными представителями футбольного мира от Рафаэля Бенитеса до Мино Райолы. Российский этап своей карьеры он тоже называет шагом вперед: в «Манчестер Юнайтед» он был главным скаутом, в «Зените» займет пост спортивного директора. На прошлой неделе Рибальта дал интервью «Спорту День за Днем» — свое первое в России. И хоть актуальные темы он старался обходить порой с излишней предосторожностью, несколько штрихов к личности человека, который теперь будет предоставлять игроков Сергею Семаку, мы точно получили.

Болел за Галямина, теперь работаю с его сыном

— Источники в основном начинают вашу биографию с 2008 года. Что было до этого? Как вы пришли в футбол?
— До 2008 года я играл в футбол в низших лигах. Я был молодым, выступал в испанской терсере. (Четвертый по уровню дивизион Испании, аналог кфк в России. — «Спорт День за Днем».) Моя первая должность после окончания игровой карьеры — спортивный директор в очень маленьком клубе «Кастельдефельс», из одноименного городка рядом с Барселоной. Оттуда уехал в Италию, в «Торино». А дальше вы уже знаете.

— Откуда родом ваша семья? Вы играли в футбол с детства?
— Я из Барселоны. Футбол мне нравился с детства, и играл я до 27 лет. В этом возрасте я решил, что поменяю футбольное поле на офисы.

— У вас были кумиры? Хосеп Гвардьола, другие игроки «Барселоны»?
— Я играл в защите и болел за «Эспаньол», а не за «Барселону». Поэтому для меня кумиром был Маурисио Почеттино. Я ориентировался на него.

— «Эспаньол»? Почему?
— Разве это можно объяснить? В Барселоне две команды, здесь, в Петербурге — одна, поэтому выбирать легче. Спросите у болельщиков в Москве, почему одни выбрали ЦСКА, а другие — «Спартак» или «Динамо»… Не знаю. Семья, друзья — все болели за «Эспаньол», и так я приобщился.

— «Барселона» — команда для туристов, а «Эспаньол» — клуб только для своих?
— Мы живем в эпоху глобализации, это новый мир, и сейчас на матчах «Барселоны» действительно много туристов. Но «Барселона» по-настоящему популярна в городе. Это связано с историей, с политикой. «Барселона» — символ всей Каталонии. А «Эспаньол»… Мы просто лучшие, и все (улыбается).

— Тяжело ли болеть за «Эспаньол» в Барселоне? Мы ведь знаем про соперничество «Севильи» и «Бетиса». Болельщику одной из этих команд лучше не соваться в «чужой» район…
— В Барселоне все по-другому. Во-первых, у «Эспаньола» совсем немного болельщиков. В Севилье интересы делятся примерно поровну, поэтому соперничество такое горячее. В Барселоне намного проще мирное сосуществование. Кроме того, на юге Испании в принципе болеют более страстно. Каталония севернее, и люди чуть более сдержанные.

— В «Зените» работает Василий Галямин. Его отец Дмитрий Галямин выступал за «Эспаньол»…
— …Галямин, Корнеев, Кузнецов, Мох — эти четверо русских очень известны в «Эспаньоле», ведь они пришли в одно время. Их очень любили болельщики, это был позитивный период в истории клуба. Забавная ситуация, что теперь мы с Василием в одной команде. Уже обменялись впечатлениями по этому поводу.

— Вы решили завершить карьеру игрока в 27 лет. Почему? И как все завертелось?
— Во-первых, я не видел перспектив для себя как игрока. Во-вторых, я понял, что мне нравится работа менеджера. Мой друг работал тренером в одном маленьком клубе терсеры. Я смотрел для него игроков. Структуры как таковой в этом клубе не было, но потом меня там официально утвердили спортивным директором. А дальше я познакомился с Мауро Педерцоли — это известный менеджер. Когда-то он подписывал для «Брешии» Роберто Баджо, Пепа Гвардьолу, Луку Тони… На момент нашего знакомства Мауро работал скаутом в «Ливерпуле», там был Рафа Бенитес и многие испанские игроки. Когда Педерцоли пригласили спортивным директором в «Торино», он позвал меня с собой на должность ведущего скаута.

— И вы так легко сорвались в Италию?
— Сел в машину с чемоданами — и вперед.

— Что потом?
— Мауро позвали в «Милан», и он предложил мне поехать с ним. Правда, в «Милане» я больше отвечал за молодежный департамент. Там я провел два года.

— Где Мауро сейчас? И помогали ли вы ему в «Ливерпуле»?
— Сейчас он в Китае, возглавляет совет директоров в клубе «Гуйчжоу Чжичэн». В трансферах испанцев в «Ливерпуль» я не участвовал. Сейчас мы в хороших отношениях с Рафой Бенитесом, а тогда даже не были знакомы.

Мино Райола не плохой парень

Зачем Фурсенко понадобился испанец

— Вас сразу захватила работа футбольного менеджера, или были сомнения: получится — не получится?
— Ни одного сомнения. Я сразу понял, что хочу заниматься именно этим. Главная эмоция от работы — результат для команды. В конечном счете весь клуб, болельщики — все зависит от результатов первой команды. Самое большое удовольствие — если игроки, которых ты привел, заиграли в команде, оказались ей полезными. Если результата нет — ничего нет.

— Когда вы поняли, что у вас все получается? Или вообще таких сомнений не возникало?
— Когда тебя берут на работу в большой клуб — это показатель. Когда ты работаешь достаточное количество времени — тоже показатель. Я был в «Ювентусе», «Манчестер Юнайтед», теперь в «Зените» — это символ того, что у меня что-то получается.

— А в начале работы?
— Как и у всех, что-то получалось, что-то нет. В футболе даже у лучших спортивных директоров бывают провалы, это нормально. Со мной тоже случалось всякое, но были и хорошие сезоны, которые оказали положительное влияние на мою карьеру.

— Ваша карьера шла вверх, и вдруг после «Милана» вы оказались в «Новаре».
— Очень просто. В «Милане» я занимался с молодыми игроками. «Новара» переживала хороший момент развития, клуб находился в стадии роста. Они впервые вышли в серию А. В «Новаре» мне готовы были предоставить куда более широкую сферу ответственности. Для меня это тоже был прогресс, большой карьерный рост, хоть это может быть не видно со стороны.

— «Кастельдефельс» из испанской терсеры, «Милан», «Новара», «Торино», «Ювентус», «Манчестер Юнайтед»… Где легче работать футбольным менеджером? В должности спортивного директора какого клуба легче вести переговоры?
— Всегда легче подписывать игроков для больших клубов. Со звездами легче вести переговоры. Если речь о молодых и перспективных игроках, то тоже очевидно, что купить игрока от имени «Ювентуса» легче взять, чем от имени «Новары». Есть другие сложности. Когда игрок приходит в большой клуб, все сразу ждут от него феерии, и если что-то идет не так, начинается большое давление. Но подписывать игроков всегда проще для больших клубов.

— Агент и спортивный директор — схожие профессии?
— Абсолютно разные. Они преследуют разные интересы. Для агента важно заработать для себя и для игрока. Я действую в интересах клуба. Разница — как при командная и индивидуальная работа. Мне на самом деле не очень нравится мир агентов. Они могут больше зарабатывать, но у них иногда возникает больше проблем. Поэтому мне больше нравится работать в команде.

— Среди агентов есть настоящие профессионалы, с кем вам приятно сотрудничать, или все они более-менее такие же плохие парни, как, например, Мино Райола?
— Как и во всех ситуациях, есть агенты, с которыми отношения положительные, есть — с кем отрицательные. С Райолой у нас хорошие отношения. Он просто делает свою работу, защищает своих клиентов.

— То есть он не такой плохой парень, как о нем пишут?
— Мино, как и все другие агенты, зависит от клубов — ведь в конечном счете агентов кормят клубы. И если у какого-то клуба проблемы с Мино — пусть они с ним не работают. Важно также понимать: с агентами могут быть хорошие или плохие отношения — нужно всегда оставаться профессионалом, относиться ко всем одинаково и действовать в интересах клуба.

Как подписать Дибалу и упустить Хименеса

— Из «Новары» вы перешли в «Ювентус»…
— Я знал спортивного директора «Ювентуса». Когда из «Юве» ушел их ведущий скаут, на его пост пригласили меня. Переговоры прошли очень быстро, мы сразу пришли к соглашению. Наверное, на тот момент это был самый большой прорыв в моей карьере. Мне было всего 32 года, это не был пост спортивного директора, но это был «Ювентус», и на новой должности мне предоставляли много новых обязанностей.

— Традиции, семья… Какой «Ювентус» изнутри?
— В первую очередь — менталитет победителей. Интересы клуба — на первом месте. Ни игрок, ни тренер не могут быть выше клуба. Это семья, клуб-гранд, он находится под давлением, но именно поэтому «Ювентус» — великий, невероятный клуб.

— «Ювентус» лишали чемпионского титула и исключали из серии А. Есть в мире клуб, который так же быстро мог бы вернуться и стать сильнейшим?
— Не думаю, что где-то еще это было бы возможно. Тогда в серии Б остались Буффон, Недвед, Дель Пьеро. Они имели предложения не хуже, чем ушедшие Ибра или Тюрам, но они остались и вместе с тренером Дешамом поднялись в тот же сезон. Это все благодаря структуре клуба.

— Вы из Испании, сложно было адаптироваться?
— Нет, все очень похоже, проблема только одна — кухня. В Италии много едят: паста, пицца — тебя очень быстро может стать много, и в этом плане нужно особенно внимательно следить за собой и своим рационом питания. В остальном все похоже. Милан и Турин похожи на Барселону, только пляжа не хватает.

— И как вы держали себя в форме?
— Ходил в зал, но не с игроками — один. Сейчас я бы не сказал, что я в форме (смеется). В Петербурге пока еще никуда не записался — не было времени. Буду обязательно бегать. В России ведь свои искушения: борщ, лосось. Мне очень понравилось (смеется).

— «Ювентус», состав которого собирали вы, дважды выходил в финал Лиги чемпионов, но в 2015 году проиграл 1:3 «Барселоне», а в 2017-м — 1:4 «Реалу». Все было объективно, или хотя бы раз можно было зацепиться за победу?
— С финалом против «Мадрида» были связаны особые надежды. В первый-то раз наш выход в финал был немного сюрпризом, а против нас играли Месси, Суарес, Неймар, Иньеста, Бускетс — и все они были на пике карьеры. Проиграть им было не так обидно. На финал в Кардифф мы приехали более опытной и сильной командой. В плей-офф прошли как раз «Барселону». Тогда мы действительно рассчитывали победить.

— Погба, Дибала, Мората, Дани Алвес — всех этих игроков для «Ювентуса» подписывали вы. Каким трансфером гордитесь особенно?
— К трансферу Погба я не имею отношения. Он пришел в клуб почти одновременно со мной. Правда, у меня к тому моменту уже спросили, что я думаю по поводу его подписания, и понятно, что мое мнение было позитивным. Но в эту трансферную операцию я не был вовлечен. Вот потом — да: Альваро Мората, Фернандо Льоренте, Алекс Сандро, Кингсли Коман. По поводу гордости… Я люблю говорить о командной работе, работе скаутов, работе спортивного директора — один я бы ничего не сделал. Я бы назвал, наверное, Альваро Морату, потому что он пришел к нам молодым игроком, но у него все сложилось в первый же сезон, и мы дошли до финала Лиги чемпионов. Кингсли Комана мы получили как свободного агента — это тоже было очень важно. Дибалу и Алекса Сандро мы подписали за хорошую цену, и сейчас они на высоком уровне. Выделю и Карлоса Тевеса — у него невероятный голод до побед.

— С кем были самые длительные переговоры?
— С Дибалой. Все началось еще с процесса скаутинга. Потом шли переговоры на уровне генеральных директоров, где я не участвовал. Плюс на Пауло претендовали многие клубы: «Интер» и многие другие. С другими не было настолько длительных переговоров, хотя сложные переговоры — обычное дело для футбола. Кингсли Коман — все тоже было очень сложно, он уходил из ПСЖ как воспитанник клуба, его тоже многие хотели, но в итоге он достался «Ювентусу» как свободный агент.

— Как же удалось Комана заполучить?
— Долгими и постоянными переговорами с агентами. Мы все время пытались убедить их сторону не заключать новый контракт с ПСЖ. Вот и все, никакого секрета.

— С Дани Алвесом была ведь похожая история — вы каким-то образом наши вариант, при котором его можно было заполучить из «Барселоны» бесплатно…
— Да, за счет связей в «Барселоне» я знал о пункте в контракте, по которому Дани Алвес мог уйти бесплатно. Он подписал новый контракт с «Барселоной», но включил в него этот пункт.

— Сорвавшийся трансфер, за который вам обидно?
— Не то, чтобы он сорвался, но я действительно готов взять на себя ответственность за то, что этот трансфер не состоялся. Например, я мог чуть раньше поехать за Хосе Марией Хименесом — теперь он играет за «Атлетико Мадрид». У меня был свой скаут в Южной Америке. Он мне сказал: «Есть паренек из Уругвая — отличный центральный защитник», но я был занят такой кучей вещей, что просто пропустил эту информацию мимо себя, и Хименес оказался в «Атлетико».

Мне нужно два-три года

— Для кого сложнее искать игроков — для Макса Аллегри или Жозе Моуринью?
— Одинаково. Это не зависит от тренера. Неважно, кто тренер — важно, какой клуб. Ты ищешь игроков для клуба, и «Ювентус» с «Манчестер Юнайтед» — одинаково великие клубы.

Испанский скаут — в кресло директора «Зенита»

— Вы пять лет были в «Ювентусе», и клуб за это время пять раз стал чемпионом. Прямая связь?
— В «Манчестере» так не получилось, мы стали вторыми (смеется). И «Милан» выигрывал чемпионский без меня, пока я работал с молодыми. Связь — не прямая. Есть влияние, но оно небольшое. Положа руку на сердце, надо признать, что «Ювентус» выигрывает сейчас и еще много лет будет лучшим в Италии, потому что не встречается с настоящей конкуренцией в чемпионате.

— Умение купить дешево и продать дорого — это о вас?
— Это суть нашей работы, но этим должна заниматься команда людей, не только я.

— «Человек, который умеет хранить секреты» — согласны с таким эпитетом в свой адрес?
— Это обо мне. Иногда это сложно, иногда — не настолько сложно. Я сам по себе закрытый человек, так что для меня это нормально.

— У вас есть идеал спортивного директора?
— Мончи. Для меня он номер один во всем мире. Это очевидно. Это планка для меня.

— Тяжело было уходить из «Ювентуса» в «Манчестер Юнайтед»?
— Я много лет провел в Италии и всегда хотел открыть для себя мир английской премьер-лиги. В Италии все хорошо складывалось, но «Манчестер Юнайтед» — тоже клуб-гранд. Меня порадовала эта перемена. Я понял, что принял правильное решение.

— Переход из «Манчестер Юнайтед» в «Зенит»: в чем заключалась ваша мотивация?
— Со мной связались, и мое решение было очевидным. «Манчестер Юнайтед» — большой клуб, но там я был шеф-скаутом. В «Зените» я буду спортивным директором. Такая должность в таком большом клубе, как «Зенит» — я ни секунды не колебался, принимая решение.

— В вашей карьере идет постоянный выбор: спортивный директор — главный скаут, клуб пониже — клуб повыше…
— Да, но сейчас-то я оказался не в маленьком клубе — в большом!

— Что было решающим фактором? Имя «Зенита», должность спортивного директора, новый вызов?
— «Зенит» — большой клуб. Для меня, для тех, кто вращается в мире футбола, «Зенит» — это действительно имя, самый представительный российский клуб. В последние годы «Зенит» стабильно выступал в Лиге чемпионов, Лиге Европы, был на слуху.

— Как долго с вами велись переговоры? Когда Россия играла с Испанией на чемпионате мира, вы уже знали, что меняете место работы?
— Это ведь было начало июля? Нет, на тот момент я еще ни о чем не знал. Переговоры были совсем не длительные. Мне позвонили, и я сразу выразил свою готовность к работе. Не было долгого переговорного процесса, все получилось очень быстро.

— Сколько времени нужно спортивному директору, чтобы выстроить систему так, как он ее видит?
— Это работа, где всегда нужно время, чуть-чуть больше времени. У тренера прямое влияние на команду, а значит, и на результат. Игрок — то же самое. Спортивный директор — это нечто другое. Ты поливаешь растение сейчас и ждешь, что оно вырастет через какое-то время. На мой взгляд, нужно как минимум два-три года, чтобы увидеть результат такой работы.

— В вашей работе важно подобрать себе команду. В «Ювентус» из «Сассуоло» вы позвали Пабло Лонгорию. Планируете пригласить себе кого-то в помощники?
— Да, для такой должности очень важны ассистенты, помощники. Мне нужно какое-то время, чтобы узнать всех, кто работает на клуб сейчас. Потом, если это будет необходимо, приедет кто-то из заграницы.

Роль спортивного директора в успешной сделке — 60-70 процентов

— Как вы оцените то, что видите в «Зените» сейчас? Это трудная работа, тяжелая, интересная?
— Это интересно. Я полон амбиций сделать все как можно лучше. Мне повезло, я вижу, что здесь работают отличные люди. У мня уже хорошие отношения с главным тренером Сергеем Семаком — с первого же дня, как я приехал. Я позитивно настроен, но — очевидная вещь — в футболе мы зависим от результатов.

— Но результаты будут зависеть и от вас!
— Это правда, но не в данный момент, потому что я только занял эту должность. Мы еще можем успеть что-то сделать до закрытия летнего трансферного окна, но вряд ли очень многое, потому что сейчас команда выстроена.

— Будет ли проблемой приглашать иностранных звезд в Россию?
— Это будет сложнее, чем в предыдущие годы. Причина — очень мощная конкуренция со стороны английской премьер-лиги. Сейчас даже последний клуб премьер-лиги получает 140 млн фунтов от телевидения. На финансовом уровне с ними слишком тяжело соревноваться. Не говорю, что это сложно в принципе. Но это сложнее, чем раньше. Очевидно.

— Смотрели ли вы матчи «Зенита» предыдущих сезонов, чтобы понять, почему команда три года подряд не может выйти в Лигу чемпионов?
— Не будет хорошо, если я буду говорить о работе, которую проделали до меня.

— Хорошо. Вы сказали о конкуренции со стороны Англии. А сложнее ли приглашать игроков в команду, которая не играет в Лиге чемпионов?
— Ну конечно! Элитные игроки хотят играть в Лиге чемпионов — это очевидно. Если вас нет в Лиге чемпионов — вы не можете себе позволить топ-игроков, мирового уровня. Это очевидно, но это нормально. Здесь замешаны финансовые вопросы, вопросы маркетинга. Большие фигуры не могут себе позволить не участвовать в Лиге чемпионов.

— Если рассуждать не о настоящем моменте, а в идеале, вы бы хотели находить для «Зенита» недорогих молодых футболистов, чтобы растить их и продавать за большие деньги, или подписывать дорогостоящих игроков высшей категории, как раньше подписывались Халк и Витсель?
— Это должен быть микст: и то, и другое. В команде должны быть звезды, но нужны и игроки, которых не то, что нужно продать, но которых, если вы хотите, можно было бы продать с выгодой. Лично мне нравится работать с молодыми игроками. Но, очевидно, строительство команды — процесс, при котором нужно учитывать много факторов. Однозначно нужны российские игроки, нужны и иностранцы.

Агент: Новый спортивный директор «Зенита» сказал мне, что Чернову, скорее всего, придется искать новую команду

— Вы планируете сосредоточиться на российском или зарубежном рынке?
— На обоих. Мы российский клуб и нам потребуются российские игроки. С некоторыми из российских агентов я уже знаком, так что буду вовлечен во все процессы.

— Как вы добываете информацию, справляетесь с конкуренцией других скаутов?
— У меня сеть по всему миру: агенты, скауты, работники клубов, игроки и их приближенные. В нашем деле все решает информация. Да, бывает, ей обладаешь не только ты. В этом случае главное — играть на опережение, успевать что-то раньше, чем твои конкуренты.

— Какие качества для этого нужны?
— Важно получать информацию вовремя. Агенты часто бывают заинтересованы в предоставлении информации сами. Кроме того, я в хороших отношениях с коллегами, с которыми не нужно бороться за одних и тех же игроков. Я могу быть уверен, что они не предоставят мне недостоверную информацию. Это такая большая игра, в которой нужно было быть большим дипломатом.

— Сколько процентов в сделке зависит именно от спортивного директора?
— В первую очередь нужно говорить о клубе, о готовности платить. Это зависит и от тренера, потому что мы обмениваемся мнениями. Я бы оценил свою роль в 60-70 процентов, но хочу подчеркнуть, я не люблю говорить: «Мне нравится этот игрок, я его покупаю!» Мне хочется обмена мнениями со всеми, кто работает со мной: с тренером, работниками клуба, президентом. Это должно быть совместно выработанное решение, работа всей команды. Я никогда не поеду за игроком по своей личной инициативе.

Личное дело

Хавьер Рибальта

Родился 14 сентября 1980 года

Гражданство: Испания

Карьера: «Торино» (Италия, 2008, скаут), «Милан» (Италия, 2009-2011, скаут), «Новара» (Италия, 2011-2012, главный скаут), «Ювентус» (Италия, 2012-2017, главный скаут), «Манчестер Юнайтед» (Англия, 2017-2018, главный скаут), «Зенит» (Россия, 2018-наст.время, спортивный директор)

Использованы фото: ФК «Зенит»; Reuters

Оцените материал:
-
0
16
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
4 комментария
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

pleazant – 20.08.2018 22:07

Один уже поверил-Фурсенко.

Kamerad – 20.08.2018 18:54

Кто-то соврал))

avnp – 20.08.2018 18:34

Как получается, что я читаю это же самое большое интервью (с чуть другим порядком вопросов) на Матч-ТВ за авторством г-на Циммермана?

Old_men – 20.08.2018 17:44

Красиво "поёт". Может быть кто-нибудь и поверит.

Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад