• «Мы учим игроков: мяч, за который вы боретесь, — это жизнь»

    Интервью с тренером по физподготовке «Зенита»-2 Дани Пастором Бехарано

    09.09.15 04:05

    Владислав Радимов, бывает, посылает юных корреспондентов… к своим ассистентам по тренерскому штабу «Зенита»-2. Сначала можно подумать, что это не более чем вежливый отказ от интервью, но за предложение встретиться-поговорить с Дани Пастором Бехарано мы можем быть только благодарны Владиславу Николаевичу. Испанский тренер по физической подготовке соскучился по родной речи, а потому с удовольствием рассказал, чем живет вторая команда сине-бело-голубых.

    Серхи и Гвардьола

    — Целый ряд российских клубов приглашает иностранцев на должность тренера по физподготовке: «Спартак», ЦСКА, «Динамо», «Терек». Вы работаете год в «Зените»-2. На ваш взгляд, Россия отстает в этом вопросе?
    — Скажу сразу. Во-первых, я не знаю, как ведется тренировочный процесс в российских клубах, какова его методология. Во-вторых, не знаю, как строится образование тренеров по физподготовке. Я знаком только с некоторыми из моих коллег, которые приехали работать в Россию. Например, Паулино Гранеро из ЦСКА. Нас связывает давняя дружба. Как я понимаю, российский футбол старается перенять опыт профессионалов из различных областей и приглашает специалистов из разных стран, а те, в свою очередь, стремятся привнести новые идеи, помочь с тем, что не было глубоко проработано. Хорошо, что получается такое совпадение интересов.

    — Получается, что проработано было все-таки не очень. А что именно вы стараетесь привнести?
    — Нет-нет, повторюсь еще раз. Я не слишком знаком с тем, как все устроено в России в этом аспекте. Если говорить об Испании, то у нас строго упорядоченная форма образования. «Тренер по физической подготовке» — это отдельная специальность в университетах, на нее учатся в течение пяти лет, есть углубленные курсы. То, что пытаюсь привнести я, можно назвать работой в комплексе. Игрок должен улучшать свою физическое состояние через работу с мячом, через игровые ситуации. В Испании эта методология была внедрена несколько лет назад. Здесь еще не было столь развитой культуры работы, и думаю, моя система хорошо подходит в этих условиях.

    — По статистике, игроки в той же премьер-лиге бегают не меньше иностранцев, но вы согласны с тем, что в Европе футбол интенсивнее? Порой складывается впечатление, что игроки там выходят оставить душу на поле.
    — В точку! Можно сказать, это тоже ориентир, который мы в «Зените»-2 стараемся задать игрокам: каждый мяч, за который борется игрок, — это жизнь. Каждое единоборство — как битва за жизнь! И Радимов, который выступал на высшем уровне, и я с первого дня работы требуем максимальных скоростей. Нужно выжимать полный газ. Соревновательный ритм здесь, может чуть-чуть, но все же ниже, чем в европейских чемпионатах.

    Понятно, что для того, чтобы быстро играть, нужно быстро мыслить. Обработать информацию в голове — и тут же исполнить. Пако Сейруло, тренер по физподготовке «Барселоны», приводил классический пример. «Сравните Серхи Бархуана, левого защитника сборной Испании, и Пепа Гвардьолу, — говорил он. — Серхи бегает быстрее, Гвардьола за ним не угонится. Но скорость игры задает не Серхи, а Гвардьола. Вся скорость игры — в голове Гвардьолы». Для чего мы в «Зените»-2 задействуем максимум игровых упражнений на тренировках? Чтобы игрок научился мыслить! Когда мы говорим, что кто-то играет в футбол другого уровня, вся разница — в скорости.

    Радимов смотрит в глаза

    — «Зенит»-2 играет на искусственном покрытии. Вы как-то выстраиваете систему подготовки с учетом этого фактора?
    — Если бы мы чаще чередовали переход с искусственного покрытия на естественное, это создавало бы нам больше проблем, и тогда действительно пришлось бы вносить изменения в тренировочный процесс. Но эти мальчики всю жизнь играли на искусственных газонах. Их мышцы уже привыкли к этим полям. Проблемы с адаптацией возникают только у ребят, которые приходят к нам из других команд: Ткачук, Джорджевич — им потребовалось время.

    — Большинство команд ФНЛ играют на естественных полях.
    — Перед матчами с ними мы проводим одно занятие на обычной траве — не более того.

    — «Зенит»-2 объективно более молодая команда, чем другие участники ФНЛ. Это препятствие в вашей работе?
    — Нет, между нами и другими командами нет никакого разрыва. Все благодаря тому, что наши мальчики живут мечтой выйти на новый уровень, у них потрясающая предрасположенность к тяжелым нагрузкам. Я пришел в «Зенит»-2 в феврале прошлого года. За это время в поведении игроков, в их отношении к делу произошел колоссальный сдвиг. Они стали старше на полтора года не только по паспорту, но и физически, и ментально. Они выдержали наш план нагрузок и оказались готовы к выступлениям на новом уровне, который первоначально мог показаться тяжелым. Их отдача заряжает силами нас самих.

    — Это ваша заслуга или Радимова?
    — У нас отличный тренерский штаб, но, конечно, заслуги Радимова неоспоримы. Он доносит свои идеи до игроков с позиций своего опыта, своего профессионализма, игры в футбол. Знаете, какое у него есть потрясающее умение?

    — Какое?
    — Посмотреть игроку в глаза и прямо сказать, что для него лучше. И игроки ему верят, он выступал на топ-уровне, он авторитет для них. Я поработал в чемпионатах Испании и Греции и скромно замечу, что с позиций своего опыта стараюсь влиять на поведение игроков, сделать их отношение к делу мужским, а не детским.

    У нас есть игроки, которые плачут после поражений. Нам хочется, чтобы игроки переживали.

    — Еще о различиях в возрасте между вашей командой и другими участниками ФНЛ. Бывают же матчи, как с «Газовиком», который объективно превзошел ваших игроков физически, и ничего с этим сделать было нельзя. Это опустошает вас или, наоборот, мотивирует?
    — Каждое поражение — для того, чтобы игрок плакал и чтобы учился. Признаюсь, нам хочется, чтобы игроки переживали поражения от каждого соперника, будь то «Газовик» или «Бавария». Игроки должны выходить на поле выигрывать, но если они проигрывают, им должно быть больно от поражений. Нужно, правда, сделать оговорку. Наши задачи в ФНЛ, наши задачи внутри структуры клуба — мы существуем для того, чтобы растить игроков для первой команды. Мы учим игроков, а они должны учиться даже на поражениях. Поражения должны сделать их более зрелыми.

    — И плакал ли кто-нибудь после поражений?
    — Не могу называть фамилий, но да, у нас есть игроки, которые плачут после поражений.

    Психолог для Долгова

    — Как распределяется время между вами и Радимовым?
    — Мы работаем в достаточно тесной связке. Как правило, это недельные циклы. От игры к игре. Почему такой тесный контакт? Мы садимся за неделю до матча, составляем план занятий. Еще момент. Как я говорил, я предлагаю ребятам игровые упражнения, но Радимов со своей стороны может с полным правом подойти и сказать, например, сколько касаний они должны выполнить, кто с кем должен встать в пару. У нас нет такого, чтобы тренировочная работа делилась только на «физику» или только на тактику.

    — То есть вопрос о том, на скольких тренировках в неделю вы — босс, видимо, не актуален?
    — Босс в любом случае Радимов. Что касается меня, то я бы говорил о том, что в отдельных ситуациях у меня более существенная роль. Если я хочу, чтобы игроки над чем-то поработали, мы вносим это в план, и они все выполняют под моим руководством. Если говорить о «предсезонке», то, как правило, у нас два занятия в день, и утренняя тренировка, будь то силовые упражнения на поле или работа в зале, — «моя».

    — Ваша роль в «Зените»-2 — строго техническая? Привнесли ли вы в команду какие-нибудь испанские традиции?
    — На тренировке за день до матча мы предлагаем игрокам физическую работу, «разогрев», а завершаем все шуточной игрой, чтобы развлечь ребят. Нужно, чтобы к самому матчу они подошли раскрепощенными.

    — И что за игра?
    — Я проводил ее в каждой команде, где работал: в «Севилье», в греческом АЕКе. Это игра с цифрами и цветами. Мы расставляем фишки разного цвета. Я кричу цвет и цифру — она обозначает ряд, в котором стоит фишка. Потом я усложняю задания, чтобы запутать игроков. Даю задания наоборот. Если я кричу: «Оранжевый», они должны бежать к фишке другого цвета. А для тех, кто не успевает вовремя среагировать и проигрывает, есть шуточные наказания.

    — Доводилось видеть тренировку, которую проводил на пляже в Дубае бразильский тренер харьковского «Металлиста»: «Проигравший купается в море». Оно в январе было достаточно холодным.
    — Мы тоже не даем игрокам проигрывать просто так. Команда, которая терпит поражение в «двусторонке», должна ухаживать за победителями во время обеда: накрыть на стол, подать блюда.

    — Допустим, ваш игрок был вызван в первую команду, но вернулся и опять вынужден тренироваться и играть с вами. Долго ли требуется его восстанавливать?
    — Нисколько. У нас есть четко выстроенный треугольник: «Зенит» — верхний угол, «Зенит»-2 и молодежная команда — два нижних угла. Внутри этого треугольника происходит постоянное движение игроков, они готовы к тому, что в любой момент могут оказаться в каждой из этих команд. Самый подходящий пример — Паша Долгов. В этом году он успел поиграть и за «Зенит», и за «Зенит»-2, и за «молодежку». И нам не нужно звать ему психолога, успокаивать его. Паша знает, что это просто этап в его образовании.

    — Кто в «Зените»-2 больше всего уделяет внимания фитнесу, физподготовке, восстановлению?
    — Одна из направленностей моей работы — занятия, ориентированные на то, чтобы предупредить травмы. Мы начинаем их до начала тренировок. И да, есть игроки, которые специально приезжают раньше. Это Артем Попов, Дмитрий Богаев, Вячеслав Зинков. Еще Костя Лобов, он игрок уже в возрасте, поэтому знает, насколько важна такая работа. В целом у нас вообще работящая и дисциплинированная команда. Ребята всегда выполняют то, что им говорят.

    Всегда можно сказать 20-летнему мальчику: «Видишь! Зырянову — 38, и он работает! Тебе 20, и ты должен работать столько же или еще больше!»

    — А Зырянов? Для вас это как русский Валерон, только более здоровый?
    — Это пример для молодых игроков и опора для нас. Костя Лобов — такой же, но Зырянов старше, выигрывал титулы с «Зенитом». Когда идут сложные нагрузки и у игроков появляется усталость, Зырянов продолжает и продолжает работать. И всегда можно сказать 20-летнему мальчику: «Видишь! Зырянову — 38, и он работает! Тебе 20, и ты должен работать столько же или еще больше! Делай!» Для нас большая удача, что в команде есть такой игрок.

    — Можно ли сравнить ФНЛ и испанскую сегунду? Какая лига сильнее?
    — Сегунда сильнее. Много известных клубов, которые добивались успехов на высшем уровне: «Сарагоса», «Овьедо», «Кордоба». Общее превосходство сегунды несомненно. Но мне нравится уровень соревновательности в ФНЛ. У нас здесь достойные соперники: Томск, тульский «Арсенал». Еще мне понравилось армавирское «Торпедо». Они собрали команду за пару дней до старта турнира и пытаются «сыграть» ее сейчас, но в перспективе это очень мощный соперник.

    Включаешь «Ретро FM» — а там Таня!

    — Радимов, Виллаш-Боаш, ваш соотечественник Хави Гарсия — с кем у вас самые теплые отношения?
    — Радимова назову в первую очередь. Он говорит по-испански. Благодаря ему мне есть с кем поговорить по жизни, у меня нет языкового барьера в рабочем процессе. Кроме того, именно он позвонил мне с предложением поработать вместе. Он проявил заинтересованность в том, чтобы я здесь работал, за что я ему благодарен. У нас с ним тесная связь. Не только профессиональная, но и человеческая. За исключением тех моментов, когда мы играем в шахматы и я его обыгрываю (смеется).

    — Удивительное совпадение.
    — Да, так получилось, что мы оба влюблены в шахматы. Кстати, Влад тоже удивлялся: «Я представить не мог, что кому-то в Испании нравятся шахматы». А я освоил шахматы еще в детстве, быстро научился играть, и теперь мы проводим время за доской и на сборах, и на «карантине» перед матчами. Это помогает снять напряжение в рабочем процессе. Правда, между нами острое соперничество!

    — Как между Каспаровым и Карповым?
    — Уровень чуть ниже, зато мне нравится, что в это вовлечена вся команда. Все интересуются, как мы сыграли очередную партию. В общем, наша дружба с Радимовым — это что-то экстраординарное.

    — Познакомились ли вы с супругой Радимова?
    — Спрашиваете! Конечно, был у них дома, ужинал с ними. На ее концерте был только раз, но бывает очень забавно, когда включаешь радио «Ретро FM» — и раз! А там поет Таня.

    — Ну да, так можно и язык выучить!
    — Ха-ха, наверное. На самом деле я привез сюда свою семью. Мой сын учится в англоязычной школе, а мы с супругой записались в академию, где преподают русский. Алфавит освоили первым делом, так что процесс идет.

    — А если возвращаться к Виллаш-Боашу, Гарсия?
    — С Виллаш-Боашем чисто иерархически мы пересекаемся не так часто. Когда виделись, он производил впечатление приятного, любезного человека. У Хави тоже свой круг общения — в основном это игроки. Но так получилось, что в «Сарагосе» я тренировал игроков, которые выступали вместе с Хави. Они рассказывали мне о нем, поэтому каждый раз, когда мы с Хави встречаемся, общаемся очень хорошо.

    — Вы говорите, что в «Зенит» вас пригласил Радимов. Бывший селекционер «Севильи» Виктор Орта, который работал в «Зените» в 2013–2014 годах, не имел отношения к вашему появлению в Санкт-Петербурге?
    — Забавно, но — никакого! Чистое совпадение, хотя да, мы оба работали в «Севилье» и знаем друг друга. История моего появления в «Зените» началась с того, что Радимов в поисках специалиста по физической подготовке обратился в «Сарагосу», где у него оставались связи. Я работал в «Сарагосе», когда она выступала в примере. Кто-то в клубе сказал Владу, что я не продлеваю контракт. Радимов созванивался со мной несколько раз — и вот, я оказался здесь. Здесь же мы и встретились с Ортой. Он сказал: «Звони, обращайся по любому поводу, в любой момент». В итоге, как видите, он вернулся в Испанию, а я продолжаю в «Зените»-2.

    Чашечка кофе — и нет проблем

    — На какую команду в современном футболе вы смотрите и понимаете: да, вот здесь тренер по физподготовке хорошо поработал с этими ребятами?
    — В современном футболе все базируется на том, какую идею прививает команде главный тренер и как команда эту идею выполняет. Я знаком с Лоренсо Бонавентурой — тренером по физподготовке, который работал с Гвардьолой в «Барселоне» и «Баварии». Мы с Лоренсо оба с юга Испании. Я из Севильи, он из Кадиса. Знали друг друга еще до того, как Гвардьола пригласил его в свой штаб. Когда я смотрю матчи команд Гвардьолы, то замечаю, какую мощную «сопроводительную» работу проделал Бонавентура. О других командах мне сложно говорить, но та «Барселона» 2008–2012 годов и нынешняя «Бавария» — это команды, на которые можно ориентироваться во всех аспектах: «физика», техника, тактика.

    — Как вы отнеслись к истории, которая возникла в «Челси» между Жозе Моуринью и Евой Карнейро?
    — Так уж сложилось, что в командах, где я работал, девочек не было. К несчастью (смеется). Мне кажется, что в первую очередь нужно уважать профессионализм каждого — женщина это или мужчина. Никакого мачизма! Конечно, все видели этот эпизод по телевизору, не буду увиливать. Тем не менее нужно знать и корень проблемы. Может, она намного глубже. Если дело в нехватке профессионализма, тогда нужно принимать меры.

    — Тем не менее все медицинские штабы клубов АПЛ единогласно выступили в защиту врача «Челси». Вы бы тоже вступились за Еву, если бы работали в Англии?
    — Я постарался бы разобраться в ситуации. Если бы выяснилось, что Ева права, выступил бы публично в ее поддержку!

    — Возможна ли такая история между вами и Радимовым?
    — Могу сказать со всей ответственностью, что нет. Если Радимову покажется, что я должен что-то улучшить или пересмотреть в своей работе, мы сядем за чашечкой кофе и все обговорим. Не думаю, что найдется ситуация, которую мы не смогли бы выправить.

    «Пенья Кануте»

    — Вы давали интервью в испанской прессе, когда «Зенит» встречался с «Севильей» в четвертьфинале Лиги Европы. Вы сказали, что вы не только болельщик «Севильи», но и основатель «пенья Кануте». Это что такое?
    — Я бы сказал, что это такая группа друзей. Некий фан-клуб, причем ходить на стадион не обязательно. Я живу в пяти километрах от Севильи — и все мои соседи болеют за «Севилью». Как и моя семья — мой папа ходит на каждый домашний матч. Однажды мы болели за «Севилью» в баре и решили организовать такой клуб. Сейчас в нашу «пенья Кануте» входят 20 человек!

    — Если бы вы знали заранее, что будете работать в Петербурге, основали бы «пенья Кержаков»?
    — Ха-ха, может быть! Нужно понимать, что на тот момент Кануте именно для болельщиков был важным игроком. Он отвечал взаимностью на их любовь, не случайно он вернулся в клуб работать тренером с молодежной командой. Что касается Кержакова, то нужно понимать, что он конкурировал с Кануте и Луисом Фабиано в высший момент их карьеры.

    — Первому «Зениту» предстоит начать групповой турнир Лиги чемпионов как раз в Испании. В Валенсии команду ждет такая же горячая атмосфера, как в апреле в Севилье?
    — Думаю, да. Между болельщиками «Севильи» и «Валенсии» очень жесткое соперничество, но на самом деле они похожи друг на друга. Как и болельщики «Атлетико». Все это команды, которые находятся в тени «Барселоны» и «Реала» и выигрывают титулы лишь время от времени. У болельщиков к таким командам всегда завышенные требования, с игроков они спрашивают жестко, зато в моменты успехов они дарят игрокам всю свою любовь. Ну и конечно, они умеют вдохновить свою команду и устроить горячий прием сопернику. Кроме того, на «Месталье» точно будет аншлаг, так как команда несколько лет не выступала в Лиге чемпионов и вернулась только сейчас.

    — Кого из известных игроков вы застали в «Севилье»?
    — Как ни странно, я вспоминаю тот этап, когда работал в академии «Севильи». Это было 15 лет назад. С того, детского уровня вышло много игроков, которые впоследствии принесли славу первой команде: Серхио Рамос, Давид Прието. С Кержаковым мы разминулись, так как при нем я работал во второй команде.

    — Зато вы должны помнить Альваро Негредо, который выступал в «Севилье» при вас в 2009 году, а теперь ждет «Зенит» в составе «Валенсии».
    — «Зениту» с ним будет очень сложно. Он ведь на старте этого сезона уже забил два-три гола и находится сейчас в отличной форме. Может, он не так ловок, но это форвард-киллер. Играет только в штрафной и ждет вашей ошибки. Момент — гол. А все почему? Он хорошо тренировался!

    В тему

    Иностранные тренеры по физической подготовке и реабилитации в российском футболе

    РФПЛ: 37,5%

    «Зенит» — Жозе Марио Роша (Португалия)

    ЦСКА — Паулино Гранеро (Испания)

    «Спартак» — Диего Мантовани (Италия)

    «Динамо» — Серхио Габриэль де Сан Мартин (Аргентина)

    «Крылья Советов» — Барт Кауберх (Бельгия)

    «Терек» — Звонко Комес (Хорватия)

    ФНЛ: 15%

    «Зенит»-2 — Дани Пастор Бехарано (Испания)

    «Спартак»-2 — Хавьер Нойя Сальсес (Испания)

    «Торпедо» (Армавир) — Рубен Креспо Санчес (Испания)


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров