YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Тренер академии «Зенита» Андрей Плетнев: «Играл там, где был нужен» Академия «Зенита»

Андрей Плетнев за свою долгую карьеру поиграл в 14 клубах. Петербургский болельщик запомнил его в первую очередь как игрока, выступавшего в «Зените» в сложный для клуба период. Сейчас Плетнев вернулся в клуб, но уже в ином качестве. Он тренер команды 96-го года рождения Академии «Зенита». Два пришествия в «Зенит» разделяли долгие 13 лет. В интервью «Спорту» Андрей Владимирович поведал о своей карьере футболиста, футбольного арбитра и тренера.

Хотелось играть в родном городе

— Андрей, расскажите, что привело вас в футбол? Это ведь был еще советский период?
— Началось все с того, что к нам в школу пришел тренер из футбольной команды. Не помню, как она называлась, но она базировалась на Кировском заводе. Тренер предложил прийти на просмотр. По-моему, я был тогда в третьем классе. Решил, что стоит попробовать. Пришел, понравился тренерам и в итоге занимался там примерно год. К сожалению, там было все достаточно печально. Поэтому на каком-то этапе я понял, что туда больше ходить не хочу, и перешел в футбольную школу «Звезда». Первым тренером моим, по сути, был Борис Раппопорт. В 86-м году я попал в спортивный интернат № 1 и три года провел там. Тренировал меня Рауф Юмакулов. После этого попал в дублирующий состав тогда еще ленинградского «Зенита», потом оказался в составе «Динамо».

— Вопрос, связанный с позицией на поле: вы с самого начала стали играть полузащитника?
— Да, с самого начала, просто позиция в полузащите варьировалась в зависимости от того, где я был нужен команде. Ну а впоследствии оказалось, что позиция центрального опорного полузащитника для меня оптимальна.

— Ваша профессиональная карьера началась в 89-м году в ленинградском «Динамо», после чего ваша клубная прописка менялась очень часто, почти ежегодно. Каждый случай, наверное, нужно рассматривать отдельно, но как же все-таки получилось, что вы сменили так много клубов?
— Первые три года карьеры были связаны с ленинградскими клубами. Это в первую очередь ленинградское «Динамо», потом был «Кировец», после чего выступал во второй лиге за «Локомотив», уже в российском первенстве. Почему так сложилось? В «Динамо» в то время было плохо с финансами, а мне, естественно, помимо профессиональной самореализации хотелось еще и зарабатывать, занимаясь любимым делом. Мне было уже 19 лет, и я, конечно, нуждался в материальной поддержке. Потом я перешел в «Кировец», где по тем временам очень неплохо платили. Перед попаданием в «Локомотив» я ездил на просмотр в дублирующий состав московского ЦСКА, чемпиона союзного первенства 1991 года. К сожалению, я не смог перебороть себя и согласиться на переезд в другой город. Вернулся домой и понял, что карьера в «Кировце» закончена. Встал вопрос выбора клуба. Варианта было два: или «Динамо», или «Локомотив». А поскольку я был очень хорошо знаком с Сергеем Веденеевым, который тогда принял «Локомотив», то решил работать с хорошо знакомым мне человеком. В дальнейшем, по окончании того сезона, передо мной встал вопрос о том, чтобы по­пробовать заиграть на более высоком уровне. Мне предложили переехать в тольяттинскую «Ладу», выступавшую в первой лиге. Следующий сезон я начал в составе «Лады» уже в высшей. Но в данном случае у меня не сложились отношения с главным тренером, я стал получать мало игрового времени. По этой причине я в 1994 году был отдан в аренду в клуб высшей украинской лиги «Заря» из Луганска. Там я провел всего один круг, и меня пригласили уже в «Зенит». В то время у меня было достаточно много предложений и от российских клубов, и от украинских, в частности имелось предложение от донецкого «Шахтера». Поскольку мне уже порядком надоело болтаться по разным городам, возникло большое желание вернуться домой. У клубного руководства тогда были очень большие амбиции. Тренировал «Зенит» в то время Павел Федорович Садырин. В сезоне-1995 мы заняли третье место и поднялись в высшую лигу. В команде появились исполнители более высокого уровня, и мое попадание в «основу» было под вопросом. По этой причине меня отдали в аренду в первую лигу в «Газовик-Газпром». С «Газовиком» мы за три тура до финиша шли на первом месте, но все-таки умудрились не попасть в «вышку».

— Случайно?
— Не случайно (улыбается). Руководство тогда выступило против повышения в классе. Вообще, судьба команды в тот момент была неопределенная. Между тем я остался в «Газовике» еще на сезон. А на следующий год меня уже не устроили те контрактные условия, которые были мне предложены. Поэтому переехал в Екатеринбург, куда меня позвал тот тренер, с которым мы были знакомы по «Газовику». Да и все условия в «Уралмаше» были очень неплохими. Далее была «Лада» Димитровград. Может, надолго я нигде и не задерживался, но искал, где и я был бы востребованнее, и амбиции у клуба имелись бы. После тридцати решил вернуться в Санкт-Петербург, где играл и в «Петротресте», и в «Светогорце». Всего за профессиональную карьеру я сменил 14 клубов.

Меня приглашали не на вторые роли

— Был ли в вашей карьере клуб, оставивший наибольший отпечаток, может, даже ставший родным?
— Каждый клуб по-своему запомнился. Очень теплые воспоминания оставила «Лада» из Тольятти. Естественно, «Зенит», который и тогда считался флагманом питерского футбола. Все мечты питерских мальчишек были связаны именно с «Зенитом». На Украине я провел не так много времени, хотя тоже можно сказать, что было очень интересно поиграть в украинском чемпионате. Уже тогда было модно сравнивать российское и украинское первен­ства. Российское на тот момент было немного посильнее. И «Динамо», и «Петротрест» оставили очень приятные впечатления. Любые победы оставляют свой отпечаток в душе футболиста. Чемпионат Белоруссии также запомнился, поскольку именно тогда я познакомился со своей будущей женой (улыбается).

— С кем-то из бывших тренеров, товарищей по команде поддерживаете отношения?
— Да, конечно. Немало людей, с которыми и против которых я играл, сейчас работают тренерами. Многие из них сейчас трудятся в Академии «Зенита». Несколько бывших одноклубников сейчас тренируют в Академии Тольятти. Много ребят, с которыми пересекались, стали судьями. Например, Альмир Каюмов, Игорь Захаров, тот же Владик Безбородов (смеется). Знаком с Дмитрием Градиленко, при встрече обязательно перекидываемся парой слов. Веденеев, да и вообще весь состав чемпионского «Зенита» 84-го года, — люди, с которыми так или иначе вижусь, общаюсь.

— Была ли у вас когда-то возможность уехать в Европу? Почему не сложилось?
— Да, была возможность уехать в самом начале карьеры. Тогда меня приглашали в Финляндию. На тот момент мне было всего 17 лет, да и из Союза было очень непросто уехать. Может, и хорошо, что не получилось именно в Финляндии. Потом на определенном этапе карьеры, до «Зенита», была возможность переехать в Бельгию, выступать за «Шарлеруа». Но в тот момент я предпочел «Зенит», поскольку, как я уже говорил, у меня было желание вернуться в родной город. Примерно в то же время была возможность переехать в Швецию. Но это было как раз в тот период, когда уже понимал, что хочу играть именно в «Зените».

— Вам довелось выступать и во второй лиге, и в первой, и в высшей, поиграли в чемпионатах стран СНГ. Скажите, насколько велика была разница между всеми этими турнирами?
— Я уже говорил, что украинский чемпионат на тот момент немного уступал российскому. Что касается белорусского первенства, то оно мало чем отличалось по своему уровню от первой российской лиги. А та, в свою очередь, выглядела, конечно, сильнее, нежели вторая. Кстати, глядя сейчас на матчи первого дивизиона, могу сказать, что уровень ниже, чем был тогда у первой лиги.

— Это связано с уровнем борьбы, уровнем организации турнира?
— Да нет, просто, как мне кажется, уровень подготовки футболистов, что играли тогда, был заметно выше.

— Что удивительно, в каждом клубе вы провели достаточное количество матчей, чтобы считаться игроком «основы». С ходу удавалось выиграть конкуренцию в команде?
— Во-первых, в клубы, куда я приходил, меня звали. А значит, меня хотели видеть в этой команде. Соответственно, меня приглашали не на вторые роли, а как игрока основного состава. В ходе предсезонной подготовки доказывал, что являюсь игроком «основы». Мне трудно вспомнить сейчас команду, где бы я мало играл.

Это сейчас все решается через КДК

— Удавалось ли быстро влиться в коллектив? Как происходила адаптация к новому тренеру?
— Проблем не было никогда. Я просто всегда старался понять тренерские идеи, выполнять на поле все установки. Конечно, не всегда мне нравилась позиция, на которой приходилось играть. Может, где-то больше хотелось действовать в атаке. Но я играл на тех позициях, на которых был нужен. Никогда не испытывал проблем с тем, чтобы переквалифицироваться в ходе игры из «опорника» в правого полузащитника или даже крайнего защитника.

— Можно сказать, что вами «затыкали дырки» в составе?
— Да нет, дело ведь в том, что это говорит об универсализме. Такие футболисты нужны любой команде, а их не так уж и много (улыбается).

— Доводилось выводить команду на поле с капитанской повязкой?
— Был капитаном и в «Динамо», и в «Петротресте», и в «Торпедо-МАЗе».

— А есть разница в эмоциях?
— Конечно, это дополнительная ответственность. Капитан ведь не только руководит игрой, но и отвечает перед тренером за внутренние дела команды.

— А были ли команды, попав в которые, сразу понимали, что что-то в ней не так? Напряженные взаимоотношения в коллективе, отсутствие дисциплины, плохие условия для тренировочного процесса. Были ли конфликты с тренерами?
— Конечно, в карьере каждого футболиста бывают такие ситуации. Встречалось подобное и в моей. Но я всегда старался решать проблемы в первую очередь на поле, своей игрой. Да, было недовольство, и мной были недовольны. Это нормально в спорте. Ты должен ежедневно доказывать, что ты лучше кого-то. Тогда все споры превращаются в пыль.

— Чем запомнились 90-е годы? Как жилось футболистам подэлитных дивизионов?
— Не сказать, чтобы они мне запомнились чем-то плохим. Все было нормально. Понятное дело, были и невыплаты, были и другие недочеты, но если сейчас футболист может пожаловаться в КДК и решить все свои проблемы, то в 90-е годы все решалось «джентльменскими соглашениями». Могли что-то не выплатить. Мне, в частности, до сих пор должны (улыбается). Сейчас можно ругаться на это, но, если смотреть в целом, то все в порядке.

— Приходилось ли сталкиваться с криминальными структурами в футболе? Не секрет ведь, что многие команды, что называется, «крышевали»…
— Конечно, приходилось сталкиваться. Приходилось даже с такими людьми общаться. Но вопросы решались прилично, если вести себя порядочно.

— В низших дивизионах до сих пор существуют договорные матчи. Были они там, наверное, и во времена вашего выступления. Есть ли в связи с этим какие-то интересные истории, забавные факты?
— Это очень неприятный вопрос. Конечно, были, но непосредственно со мной они связаны не были.

— Случались ли в связи с этим какие-то разборки в коллективе?
— Да, но мне кажется, не стоит это сейчас поднимать.

— Вообще с договорными матчами в качестве арбитра встречались? Вы ведь обслуживали матчи второго дивизиона.
— Я всего год обслуживал матчи в качестве арбитра, поэтому сталкиваться с чем-то подобным не приходилось.

— Значит, спектаклей не смотрели?
— Нет.

Арбитров зря ругают

— Чем отличается взгляд на игру футболиста от взгляда арбитра?
— Взгляды отличаются коренным образом. Когда я закончил футбольную карьеру, думал, придя в судейство, что это не будет сложно. Но когда я окунулся в судейскую деятельность, понял, что многому предстоит научиться. Есть очень много правил, которые футболист может даже не знать. Если мне, как бывшему футболисту, было легче разбираться в единоборствах, то разобраться в методике судейства было значительно сложнее. Все обычно ругают судей. А на самом деле это кропотливый труд и огромная ответственность. Футболисту легче забыть ошибку, чем арбитру. Любая ошибка может стоить карьеры.

— Как вы себя ощущаете в качестве тренера? Сложно ли работать с детьми?
— Поскольку я много лет выступал на профессиональном уровне, то в роли тренера мне комфортно. Я занимаюсь любимым делом, нахожусь в системе любимого клуба, работаю с настоящими профессионалами. Всегда стараюсь совершенствоваться как тренер. Мне довелось быть на стажировках и в «Фейенорде», и в «Шахтере». Поэтому чувствую, что как тренер я продолжаю расти. Работать с детьми, конечно, непросто. Если профессионалы отвечают за себя сами, то с детьми все иначе. Они только учатся, очень много с ними разговариваем, рассказываем.

— Какие планы на будущее? Есть ли желание поработать с профессионалами? Или юношеский футбол — та ниша, которая вас устраивает?
— Все ближайшие планы связаны только с командой 96-го года рождения. В дальнейшем, конечно, можно было бы попробовать поработать и с профессионалами. Но важно поэтапное развитие во всем.

|Личное дело

Андрей Плетнев

Родился 14 марта 1971 года в Ленинграде.

Амплуа — полузащитник.

Карьера игрока: «Динамо» (Ленинград, 1989), «Кировец» (Ленинград, 1990–1991); «Локомотив» (Санкт-Петербург, 1992); «Лада» (Тольятти, 1993–1994); «Заря-МАЛС» (Луганск, 1994); «Зенит» (Санкт-Петербург, 1995); «Газовик-Газпром» (Ижевск, 1996–1997); «Уралмаш» (Екатеринбург, 1998); «Лада-Симбирск» (1999); «Динамо» (Санкт-Петербург, 2000–2001); «Торпедо-МАЗ» (Минск, Белоруссия, 2002); «Петротрест» (Санкт-Петербург, КФК, 2002; «Светогорец» (Лен. область, 2003); «Петротрест» (2003–2004).

В качестве арбитра обслуживал матчи второго дивизиона.

С 2009 года работает в Академии «Зенита».

Оцените материал:
-
1
0
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад