• «В ночном кошмаре явился Губерниев в кокошнике». Как прием мельдония повлиял на мой организм

    Исповедь

    28.07.21 19:51

    «В ночном кошмаре явился Губерниев в кокошнике». Как прием мельдония повлиял на мой организм - фото
    Это началось неделю назад. В кабинете невролога я рассматривал макет черепа и искривленный гипсовый позвоночник, не обращая внимание на мурлыканье врача. До одной реплики.

    – … А еще нужно попить мель-доний, – бережно пропела она, набивая пальцем заключение. Тычки по клавиатуре напоминали неспешные удары боксеров минимальной весовой категории.

    Название самого «спортивного» препарата не вызывало эмоций и надежд на выздоровление. Я не верил в его действие. А зря…

    Не знаю, выздоравливаю, или нет. Но жизнь кардинально изменилась. Сперва в лучшую, а потом, как обычно и бывает, в худшую сторону. За все нужно платить.

    Показания и философия аннотации

    Препарат с мельдонием выдали по рецепту. В аннотации, в строке «Способ применения и дозы», после «ишемическая болезнь сердца», инсультов и прочих кошмаров, между указаниями «сниженная работоспособность, умственные и физические перегрузки» и «синдромом абстиненции при хроническом алкоголизме», оставили откровенную надпись: «Спортсменам по 500 мг – 1 г два раза в день перед тренировками».

    Фаталистичное расположение. Неслучайное. Оно демонстрирует этапы, цикличность, причины и следствия. Сначала спортсмен ощущает «сниженную работоспособность» и прочее. Принимает мельдоний. Попадается, получает бан.

    Огорчается, сетует на судьбу, окружающих, обвиняет Хайо Зеппельта, антидопинговые комитеты, «вмешательства политиков в спорт», заговоры, подлоги, тренера, врача. Затем себя. Начинает выпивать алкоголь. Рефлексирует и пьет, пьет и рефлексирует. Рефлексирует и пьет. Спивается, но продолжает рефлексировать. Перестает пить. Страдает. Вновь принимает мельдоний, чтобы убрать абстинентный синдром.

    Ну ладно. Оставлю размышления для рефлексирующих спившихся спортсменов. У меня другая история.

    Эффекты

    Произошедшее со мной, появившиеся эффекты и изменения – следствие индивидуальной особенности организма. Уверен, единственная история. И это не реклама. И не предупреждение. Просто рассказ.

    Несколько дней я принимал мельдоний ради проформа, по традиционной для многих причине – «буду делать, потому, что надо. Так сказали. А зачем надо – не знаю. Ну и ладно. Надо ведь. Так сказали». Эффектов не было. До третьего дня.

    На третий день ощутил прилив сил, приятное эмоциональное возбуждение, но при этом – спокойствие и уверенность. Боли ушли. Прекрасное расположение духа, желание совершить что-либо великое и полезное, отсутствие депрессивных мыслей, ощущений. Серотонин отплясывал краковяк и боевой гопак. Все, как при приеме [РОСКОМНАДЗОР].

    Ушли головная боль, вялость, отчаяние, усталость, фрустрация, ощущения нехватки кислорода и учащенного сердцебиения, потемнения в глазах, тяжесть в членах, осознание бессмысленности, тупости, подлости и циничности происходящего, желание наконец совершить [РОСКОМНАДЗОР].

    Стал меньше спать, и главное – высыпаться, просыпался отдохнувшим, полным сил, желаний и надежд. Впервые за долгое время – с позитивным взглядом на происходящее. Засыпал для того, чтобы с удовольствием проснуться. День захотелось прожить, а не протянуть. Жизнь прекрасна! А я – здоровейший из ныне живущих!

    Лексические и поведенческие изменения. Захотел носить только Bosco

    Но через несколько дней начались изменения. Я начал употреблять все больше возвратных и безличных глаголов, канцеляризмов, клише, появился, ПОЯВИЛСЯ (!) чиновничий язык. Делается, сделан, утверждается, варится, готовится, назначен, назначается, подписан, подписывается, состоится, оценивается, строится, выполняется, является, выпивается. Как будто я ни за что не отвечаю, действия делаются сами по себе. Удобно, ведь спросить не с кого, правда?

    Затем я обратил внимание на гардероб. Вещи, купленные на прибалтийских секонд-хендах, вызвали отвращение. Особенно – джинсы. Как это можно носить, когда есть прекрасные треники и шаровары, которые носятся и дома и на улице?

    Я захотел носить только Bosco. Сгреб все шмотки, вынес на помойку. Абсолютно все. Неловко, конечно, получилось, ведь обратно я шел голым, но прикрылся.

    Я набрался кредитов, купил шмотки от Bosco. Облачился. Гопники во дворе приняли меня за своего, и я с удовольствием пообщался с ними на спортивно-псевдоблатной фене с легким матерком.

    Завел страницу в инстаграме. Пиктографию я очень полюбил! Оставлял после каждого слова! Особенно этот, демонстрирующий бицепс! Еще отжимался и себя снимал. Выкладывал. Потом ел, себя снимал, выкладывал. Подпись сделал, ну там, это… где я улыбаюсь такой, с вилкой и тарелкой: «ВОСТАНАВЛЕВАЮСЬ ПОСЛЕ ИНТЕНСИВНОЙ ТРИНИРОВКИ!!! ВСЕМ ХОРОШЕГО ДНЯ!!!».

    И бицепс, конечно, после восклицательных знаков.

    Наши и ненаши

    Лексические изменения усилились. К ним добавилась воинственное упрощение. Людей я разделил на две категории – «наши» и «ненаши».

    Начал называть спортсменов «нашими героями», а спортивные состязания сравнивать с военными действиями. Успехам спортсменов я радовался больше, чем успехам родных. А неудачи спортсменов, этих незнакомых мне людей; людей, воспринимал как личные трагедии.

    После того, как наши выигрывали, писал всем контактам в WhatsApp: «Дааааааааааааааааа! Мы сделали это!». И бицепс, конечно. После восклицательных знаков. 

    – Когда наши играют? – спросил у супруги.
    – Наши? Наши – я и ты, не играют. Другие наши, мои родители, на даче. Нам бы в магазин…
    – Да плевать мне! Я про наших спрашиваю! Когда наши с ненашими играют?!...
    – Не знаю. Помоги, пожалуйста, привинтить ручку сюда… У меня, кстати, хорошие новости. Меня повышают…
    – А, ясно. Погоди немного. Там наши сейчас копье метать будут!

    … Ощущения осмысленности и значимости происходящего остались. Даже увеличилось. Я ощутил прилив воинственного скудоумия и желание всем доказывать их неправоту и все навязывать. Я высказывался по поводу и без. Высказывался, когда не спрашивали.

    Стал специалистом во всех областях – медицине, политике, философии, экономике, образовании. Но почему-то говорил о многих вещах через призму спорта. Я указывал на ошибки других, стал категоричным, несдержанным, агрессивным. Либо правильно, либо нет. Либо, по-моему, либо никак! Хорошие – плохие. Друзья – враги. Молниеносно находил причины и объяснения всех явлений. И виновников. И так далее.

    Потом я зарегистрировался на всех сайтах. Оставлял комментарии. Указывал оппонентам и авторам на их неправоту.

    Явления Губерниева и Хайо Зеппельта

    … Качество сна ухудшилось. Я просыпался среди ночи от кошмаров и видений. Чаще это был Дмитрий Губерниев. В кокошнике. Он сидел на тумбочке и кричал: «Россия! Россия! Россия вперед!». И бил микрофоном об стену. Да так сильно, что шатался повешенный днем ранее портрет Виталия Леонтьевича Мутко.

    После третьего ночного явления Губерниева я решил увеличить дозу мельдония до трех таблеток в день. 
    Губерниев
    Прокрался на кухню. Выдавил таблетку из блистера, упаковку с названием препарата положил на стол. В этот момент из ящика выпрыгнул Хайо Зеппельт и сфотографировал меня полароидом в момент приема препарата. Показал фото, на нем – я в момент приема препарата, упаковка с названием – на столе.

    – Докхазъатэльства! – воскликнул он со странным акцентом. Как дрянной актер, изображающий немца.
    – Пфф, Хайо, пфф! Хрен тебе, а не докхазъатэльства! Упаковка? Это ты мне подкинул. Да, да! Да и она просто лежит. Я ее не трогаю! Нет меня с ней на фото! И вообще твоя деятельность – политический заказ, заговор иностранных партнеров против России! Опять ваши политики вмешиваются в спорт! А ты – русофоб!

    – Йа не против Рассия, йа против допингъ в шпорт!
    – Неважно! Говоришь что-то против наших – значит, русофоб! Пусть ваши политики перестанут лезть в спорт! А то я пожалуюсь в Госдуму! И вообще, мне мельдоний можно! Ты адресом ошибся!

    Хайо, осознав, что материализовался не в квартире видного керлингиста, биатлониста или чиновника, исчез с громким лязганьем. Я осмотрелся. Никого. Выпил еще одну таблетку с мельдонием, запил полезным энергетиком, который рекламировал Хабиб.

    Другие изменения

    Спал спокойно. Без Губерниева. Утром спустился вынести мусор. Заметил, что кто-то налепил жвачку на домофон. Наверняка, Зеппельт. А может, и сам Родченков.

    В помойке копалась старушка. Достала эта пятая колонна!

    Старушка, эта дряхлая русофобка, что-то попросила, но я развернулся и побежал в парадную. Скоро ведь наши играют!

    Глядя на спортивное состязание, ощутил нестерпимое желания организовать какой-нибудь комитет, получить должность в бюджетной организации. Возглавить, улучшить, развить. Захотел стать политиком. Я не понимал, зачем окружающие говорят о каких-то проблемах, кроме спортивных. Зачем? Стойте, давайте по очереди! И давайте говорить о хорошем!

    Во-первых, проблем нет. Давайте о хорошем! О победах! И гордости! Наша главная задача – это спорт. Его нужно улучшить, развить, возглавить. Мы гордимся нашими великими победами, нашими великими спортсменами. Их нужно развить, улучшить, возглавить.

    Затем я захотел вступить в Putin Team. Не знаю, конечно, зачем, но захотел. Честно говоря, не знаю, чем они занимаются, но вступить очень захотелось. А еще побегать с винтовкой на лыжах. Лед продраить. С горы спуститься на санях. Молот метнуть.

    Главное, чтобы за моими действиями наблюдали. Восхищались. И гордились. А потом получить награду хочу. А после – обязательно возглавить комитет. Чтобы развить, улучшить, возглавить.

    Развитие спорта – это задача номер один

    Где-то в глубине памяти и сознания появилась мысль, что со мной происходит что-то странное. Мысли, поступки, слова. Все нехарактерно. Но прием таблеток нужно продолжить. Принял, услышал чей-то голос. Да это же я говорю!

    – Российские спортсмены добиваются значительных побед. Россия традиционно является великой спортивной державой. Все российские медалисты будут представлены к государственным наградам. Победы российских спортсменов являются поводом для гордости каждого россиянина. Совещания по озвученному вами вопросу проводятся. Россия имеет все ресурсы для побед. Развитие спорта является задачей номер один. Россия является главным партнером олимпийского движения. Негативный информационный фон является следствием работы наших западных партнеров. Российские спортсмены уверенно состязаются. Российский спорт развивается. Обвинения политически мотивированы. Наша система борьбы с допингом является одной из самых эффективных в мире. Опять западные политики лезут в спорт, политике не место в спорте. Министерство подготовило перечень нормативных документов для спортсменов. Правила будут неукоснительно выполняться. В штабе нашей команды организовывается строгий контроль и эффективная координационная работа. Несмотря на существующие сложности, соревнования пройдут на высоком уровне. Игра идет на три результата. Нашим спортсменам необходимо побеждать. Соревнования пройдут на высоком уровне. Развитие спорта является задачей номер один. Лимит на легионеров нуждается в ужесточении.

    источник фото: личная страница Дмитрия Губерниева в VK.

    Читайте также

    Шестой день Олимпиады-2020: все финалы, шансы России на медали


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров