• История Евгения Куликова: необъяснимо проиграл Хайдену на Олимпиаде, мечтал построить крытый каток в Петербурге

    В 2022 году появится «СКА Арена» – самый большой ледовый дворец в мире
    История Евгения Куликова: необъяснимо проиграл Хайдену на Олимпиаде, мечтал построить крытый каток в Петербурге - фото

    Фото: Сергей Бавли, Navimba.com, Oblgazeta

    Петербуржец Евгений Куликов – явление в мировых коньках уникальное. Он олимпийский чемпион 1976-го года и серебряный призер Игр-1980. И все же его исключительность не только в победах, даже с учетом многократных триумфов на спринтерских чемпионатах мира…

    Самый быстрый в мире

    Без преувеличения, Куликов опережал свое время и, естественно, соперников. Десятикратного рекордсмена мира можно сравнить, пожалуй, лишь с такими титанами, как прыгун в длину американец Боб Бимон с его результатом 8м 90см и шестовик Сергей Бубка, первым преодолевший 6-метровую высоту.

    Вот таким первопроходцем в конькобежном спорте был и Куликов. Один из быстрейших спринтеров планеты за всю историю первым в мире разменял на «пятисотке» 38 секунд, а затем, шесть лет спустя, и 37. Это он, питерский конькобежец, устанавливал ориентиры для поколений. Его рекорд на пятисотке – 37,0 держался 6 лет. В коньках, где мировые достижения обновляются обычно по несколько раз в год!

    В 1975 году Евгений Куликов получил самую престижную награду в мировых коньках – «Оскар» лучшему конькобежцу планеты.

    Kulikov2.jpg

    Спустя год он с блеском выиграет коронную дистанцию на Олимпиаде в Инсбруке, где у него, практически, и не было реальных конкурентов.

    Такой появится 4 года спустя, к Играм в Лейк-Плэсиде – великий американец Эрик Хайден.

    Схватка на Играх

    Бег Куликова на Олимпиаде-1980 в Лейк-Плэсиде с американцем Эриком Хайденом вошел в историю конькобежного спорта. Хайден намерен был выиграть все пять золотых медалей конькобежной программы Игр, о чем неоднократно заявлял. Это стало изюминкой Олимпиады, мир завороженно поджидал развития событий на ледовом «Овале». Эксперты из разных стран были единодушны: на четырех дистанциях Эрик обречен на успех.

    Единственный человек, способный воспрепятствовать осуществлению грандиозных планов американца – Евгений Куликов, олимпийский чемпион 1976 года. В спринте он был сильнее.

    Слепой жребий свел их в одну пару. Питерец выиграл разбег и лидировал, выходя на финишную прямую, где будущий доктор Хайден настиг его и опередил на мгновение. Но Куликов все же ушел непобежденным – превзойти его мировой рекорд соперники не смогли.

    У ленинградца был небольшой сбой при выходе на финишную прямую. Удивительно, но авторитет Куликова во всем мире был столь велик, что СМИ ряда стран, не только Советского Союза, высказывали гипотезу, будто бы организаторы Игр специально оставили зазор на льду на дорожке Евгения, чтоб пособить земляку.

     

    Сам себе проиграл полсекунды

    Евгений Николаевич, много лет возглавлял Комитет по физической культуре и спорту Санкт-Петербурга, а затем и знаменитый «Мюзик-Холл». Сегодня он занят Федерацией конькобежцев Санкт-Петербурга, заодно и став вице-президентом Союза конькобежцев РФ. И внешне невозмутимо вспоминает ту схватку на льду Лейк-Плэсида. Он вообще всегда спокойно держится и этим не похож на спринтера. С ним легко беседовать на любые темы, мы давно дружим.

    Kulik22.jpg

    – Женя, ты и олимпийский триумф познал, и рекорды мировые бил, и чемпионом мира становился, да и после спорта все хорошо сложилось. И все же в этом ряду побед олимпийский успех стоит особняком?
    – Без сомнения. Олимпиада всегда и во всем стоит особняком. Невероятная атмосфера! А уж в советские времена...

    – Атмосфера была лучше?
    – Тогда считалось, что если спортсмен вернулся домой без золотой медали, он выступил не очень удачно. Мы понимали, что медаль на Олимпиаде – это уже здорово, пусть не золотая, пусть, скажем, серебряная, но задача перед нами всегда стояла одна – первое место.

    – Вот ты и коснулся важной темы: серебряная медаль – это успех или, скажем так, не очень? Это отголосок того уникального твоего забега с Эриком Хайденом?
    – Да уж. Забег уникальный. Сегодня, 34 года спустя, я тебе так скажу: не Хайден выиграл тот забег – я его проиграл. Я обязан был выигрывать, просто обязан! Обязан как спринтер! Я сам себе проиграл тогда полсекунды. Хотя сейчас-то что об этом говорить...

    – Мы с тобой говорим об этом забеге, потому что он стал историей. Историей коньков, историей Олимпиад. Хайден в коньках – гений, вроде Пеле в футболе или Фишера в шахматах. Наш с тобой земляк, великолепный шахматист Марк Тайманов, проиграв Бобби, издал книгу «Я стал жертвой Фишера». Ты не считаешь себя жертвой Хайдена?
    – Нет. Я вообще не считаю себя жертвой. Хайден был, конечно, гигант. Но это принципиальный вопрос: спринтер на дистанции 500 метров должен был выигрывать! Иначе это просто... неправильно! Хайден – блистательный стайер, великолепный многоборец, но спринт – это не его. Каждому свое. Но я тогда проиграл.

    – Это вроде как если бы спринтер Усейн Болт выиграл марафон?
    – Конечно! Никак нельзя было отдавать Эрику спринт, в том была моя задача. Увы.

    Нехватка льда

    – Возглавляя питерский спорт в непростые, мягко говоря, 90-е сделать ты успел немало. Что ты относишь к своим достижениям на посту главы комитета?
    – В первую очередь, создание Центра олимпийской подготовки, который до сих пор работает, и все благодарят меня за это. Впервые применили там ряд новых методик. В этом деле ведь мелочей нет. Питание спортсменов сделали по типу шведского стола. Это важно. Привлекли спортивную науку. Медицину подтянули, отличный диспансер, специалисты отвечали за здоровье ребят. Там и восстановление, реабилитация – все.

    – Что из задуманного не удалось осуществить?
    – Была, наверное, возможность построить в Петербурге конькобежный центр с крытым катком. Но я все силы бросил на другие виды спорта. Хотел доказать, что я хоть и конькобежец, но никаких преференций своим коллегам не даю, равное отношение ко всем видам спорта. Сейчас жалею.

    Негде было тренироваться

    Да, разумеется, тогда, в 90-е годы минувшего века Евгений Николаевич и помечтать не мог о катке масштаба возводимой нынче в Петербурге «СКА Арены». А ведь можно смело утверждать, что подобного ледового Дворца и не хватило Куликову для того, чтобы тогда, в 1980-м году в Лейк-Плэсиде выиграть тот исторический забег у Хайдена.

    SA_2.jpg

    Крытых катков в СССР тогда и вовсе не было. СКК им. В.И. Ленина был введен введен в эксплуатацию в мае 1980-го года, уже после Белой Олимпиады. Тренировались под открытым небом. Льда не хватало катастрофически, не забывайте еще и о капризах питерской погоды. Да и готовиться-то можно было в родном городе только в зимние месяцы.

    Разумеется, у Хайдена и других зарубежных соперников были совсем иные возможности. И сегодня совершенно очевидно, что будь в те годы у нас Дворец, подобный СКА Арене», легендарный забег двух великих конькобежцев на Олимпиаде-1980 почти наверняка сложился бы в пользу Евгения Куликова.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров