YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Заслуженный тренер СССР Эдуард Малофеев: «Без воспитания в футболе делать нечего» Персона

Старейшина тренерского корпуса Эдуард Малофеев привез в Петербург на турнир МРО «Северо-Запад» свою новую команду «Псков-747»

Футбольные школы должны работать более качественно

— Эдуард Васильевич, насколько полезно для вашей команды участие в турнире?

— Эти матчи помогают разнообразить подготовку игровой практикой, а мне как тренеру — лучше познать возможности своих игроков, посмотреть, как они действуют в «боевых условиях». Кроме того, для всех турнир, который проводит объединение «Северо-Запад», является хорошей возможностью встретиться с коллегами, пообщаться. Хотя сейчас технический прогресс позволяет общаться при помощи Интернета практически из любой точки мира, я не любитель этого. Мне по душе живой диалог.

— На турнире играет лишь одна питерская команда, а в последнее время очень актуальна дискуссия о том, что такой город должен иметь еще как минимум несколько сильных команд. В том числе, возможно, в премьер-лиге. Что думаете по этому поводу?

— Я не хочу приходить сюда со своим веником и советовать, сколько Петербург сейчас должен иметь команд хорошего уровня. В то же время, если вспомнить историю, в городе было по несколько команд — помимо «Зенита» играли «Адмиралтеец», «Динамо». И все нормально существовали. Это если даже не вспоминать более поздние времена, когда здесь было несколько клубов второго дивизиона. Насколько это возможно и необходимо сейчас, мне трудно сказать. Тем более со стороны. Другой вопрос, что в Питере огромное количество футбольных школ, выпускающих ежегодно сотни футболистов. А играют потом они по всей территории России и даже, наверное, СНГ — посмотрите, сколько их в командах первого и второго дивизионов! Так что, как видите, создавать команды здесь есть из кого. Но я хочу сказать и о качестве работы футбольных школ — игроки оттуда должны приходить в команды более подготовленными.

— В каких аспектах?

— Да во всех. Чтобы их готовили целенаправленно к большому футболу и в 17–18 лет они были готовы к высоким требования. Поверьте, если игрок способный и качественно подготовлен, то он уже в этом возрасте может показывать футбол высокого класса.

— Насколько уровень подготовки молодых футболистов в спортивных школах упал по сравнению с советским временем?

— Я такой статистики никогда не вел. Но могу прямо сказать: их уровень после выпуска из школы должен быть выше.

— Каких компонентов это касается в большей степени: техники, «физики», тактики?

— Вы пытаетесь разделить эти аспекты, а на самом деле они неделимы! Потому что все разделы подготовки в футболе взаимосвязаны. Да, «физика» — фундамент всего остального. Но в то же время, если с ней будет все в порядке, футболист сможет и лучше управлять своим телом, быть более координированным, а значит, и в техническом плане его потенциал окажется гораздо выше. Если на уровне скоростно-силовая подготовка, то и техника будет улучшаться не по дням, а по часам. Вы говорите отдельно про тактику. Так ведь чтобы выполнять специальные задания, тоже надо быть физически подготовленным: доводить до автоматизма перемещения, подключения, движения со сменой ритма и направления. Умение выбирать позицию возможно только при постоянном тренинге.

Зачем учиться у тех, кто все перенял у нас самих?

— Возглавляющий зенитовскую академию Хенк ван Стее сказал, что одним из первых решений на его посту стала отмена физических тестов для отбора детей. Считаете это правильным?

— Чем он это аргументировал?

— Тем, что, по его мнению, надо смотреть именно на футбольные качества, а не на физические. Тем более у совсем маленьких детей.

— На мой взгляд, тесты необходимы. Так как это в первую очередь контроль тренировочного процесса — с его помощью тренер получает информацию, повышается ли скоростно-силовая подготовка, как игрок адаптируется к нагрузкам.

— Но речь-то идет о том, что раньше по тому, как ребенок быстро бежит и далеко прыгает, определяли его пригодность к футболу.

— Скоростные качества очень важны для оценки способностей футболиста! Вот скажите, вы возьмете быстрого игрока или медленного?

— Смотря для чего.

— Как для чего? Посмотрите на того же Аршавина: когда он использует свою скорость, то играет на высоком уровне — обводит, убегает, создает моменты. Как только скорость падает, его не видно. Впрочем, я говорю о необходимости тестов все-таки в первую очередь для управления тренировочным процессом. Для того чтобы понимать, правильно ли я вообще его веду. А как ты это определишь только с помощью игр? Ну не попал сегодня твой игрок по воротам, а завтра, наоборот, сыграл очень хорошо. Потому что соперник слабый попался. В таком случае не увидишь объективно прогресса футболиста. Есть и еще очень важный момент, который мы в последнее время упустили.

— Это какой же?

— Я говорю о морально-нравственном воспитании. Дело в том, что первым осязанием духовной жизни человека является совесть. Помимо футболистов мы должны воспитывать хороших и гармонично развитых людей. А далеко не каждый тренер может быть искусным педагогом и психологом, чтобы призвать детей к совести, научить их все пропускать через сознание. Если пустить их по пути добра, то и в игре у них все будет лучше получаться. А потому самый главный вопрос — это воспитание хороших тренеров. Это основа всех основ. И другого пути нет.

— Сейчас с этим проблема?

— Сейчас приглашают в сборную России исключительно иностранных тренеров. А вы вспомните, разве советская сборная когда-нибудь пропускала крупные турниры? Только один-два раза такое было! А сейчас берем голландцев и делаем их героями, если они хотя бы просто преодолеют отборочный турнир. И при этом платим им сумасшедшие деньги, что способствует появлению зависти и озлобленности у наших людей. Мне, как опытному тренеру с сединами на висках, стыдно за свою профессию.

— Что надо сделать для появления классных тренеров среди россиян?

— Да обучать качественно их надо! Отбирать их более тщательно. Смотреть, кто на самом деле к этому расположен, у кого есть педагогические способности, кто готов отдаваться полностью работе. А не просто набирать среди тех, кто играл на высоком уровне. А сейчас что мы видим? Наши тренеры приезжают на стажировки в европейские клубы, а их там спрашивают: «Что вы сюда приехали-то? Мы же сами всему у вас учились!» Да тот же Моуринью говорит, что ему даже неловко, что вы приезжаете к нам. Мы же все хорошее теряем. Я, говоря об этом, уже горло порвал.

— Не услышали вас?

— Да никому это не надо! Я настаивал и продолжаю настаивать, что именно тренер должен быть главным действующим лицом в футболе. Но и уровень его квалификации должен быть высоким. Мало знать все нюансы учебно-тренировочного процесса. Их надо знать хорошо. И не просто знать, но и уметь применить на практике с максимальной пользой для команды. Но для этого надо учиться, учиться и учиться. Не мои, кстати, слова, а Ленина.

Что же ты, подлец, делаешь?

— Как определить, получится ли из человека хороший наставник?

— Да работу надо свою любить, гореть ею! Дневать и ночевать в этих вопросах. А сейчас попробуй заставь трудится тренеров детско-юношеских команд. Берясь за эту работу, надо готовиться к самопожертвованию как минимум. Тогда что-то получится. Ко мне подходят некоторые, спрашивают: «Васильич, разве так можно?» А как по другому-то?! Я помню, как работали великие хоккейные тренеры — Тарасов, Тихонов. Да они горели своим делом, ни на что другое не могли отвлечься, им в театр с семьей некогда было сходить!

— А готовы ли такой подход воспринять игроки нынешнего поколения?

— Да причем тут поколение?! Что, вы думаете, люди изменились? Они всегда одинаковые, просто работать надо с ними каждый день. И не только над техникой и «физикой», но и над морально-нравственными качествами. Тогда будет результат, в таком случае за два месяца можно добиться большого прогресса. Пока мы гребем — идем вперед. Как только весла опускаем — течение отбрасывает нас назад.

Загрузка...

— Вы говорите о необходимости нравственного воспитания, но сейчас многие тренеры стараются ограничиться лишь рамками профессиональных отношений с игроками.

— А как же без воспитания? Если игрок не отдается своему делу, то как на это можно закрыть глаза? Я и спрашиваю в таких случаях: «Для чего ты вышел на поле, молодой человек? На футбол болельщики пришли смотреть — они деньги за это заплатили, а некоторым одежду детям не на что купить. Но они все равно пришли, для них футбол — отдушина. Что же ты, подлец, делаешь?» Это и есть воспитание. Каждый день надо над этим работать, разговаривать. Почему ты мимо мячей идешь и их не забрал? Почему самый первый на обед пришел? Ты должен уважать старших и приходить последним. Каждый день, каждую минуту надо этим заниматься — тогда будет толк.

— Сами детей смогли бы тренировать?

— Да я бы с удовольствием пошел. Да только создали бы условия для детских тренеров хорошие — не только в Питере, где Газпром что-то создает, а везде. Чтобы зарплата была достойная, профессионалы только работали. А не куча околофутбольных деятелей или тех, кто попал сюда по блату. Меня и спрашивают: а интересно ли работать во втором дивизионе, не стыдно ли мне? А что мне стыдиться — у меня большая семья, ее кормить надо. У меня три дочки, надо помочь. Вот и ходишь, здоровье отдаешь. А некоторые в масле катаются.

— Трудно вам с такой позицией?

— Я привык отдаваться своему делу и все равно буду трудится по максимуму, где бы ни работал. Хотя, конечно, некоторые так и говорят: мы тут, дескать, живем спокойно, а ты тут пришел, всех взбаламутил. Так и говорят: «Вот опять он со своими идеями пришел»...

Обещал бронзу в Мексике

— Давайте снова о сборной. В преддверии чемпионата мира 1986 года вы покинули пост наставника советской команды. Кто в этом был заинтересован?

— А кто его знает? Я ведь обещал, что займу в Мексике место не ниже третьего. Даже гарантировал! Вы представляете, что такое в то время было гарантировать результат?! Тем не менее я был готов его выполнить. Но вдруг мне начали советовать взять Лобановского в помощники.

— Не думали согласиться?

— Сразу же сказал: нет. Уже был до этого такой опыт, когда Бесков работал в сборной с Лобановским и с Ахалкаци. Опыт не самый удачный. И что же? Включаю телевизор и узнаю, что «в связи с болезнью Малофеева команду на чемпионат мира повезет Лобановский». Какая такая болезнь? Видимо, кому-то не хотелось, чтобы я поехал с командой.

— Кому? Так и не выяснили?

— Без понятия.

— Чемпионство с минским «Динамо» было грандиозным успехом для Белоруссии?

— Конечно! Особую значимость нашей победе добавляло то, что играли у нас почти только свои, белорусские, ребята.

— Это была целенаправленная политика?

— Да, я как начал там работать в 1978 году, сразу сказал, что будем опираться на воспитанников республиканского футбола, не станем приглашать со стороны. И ведь получилось: в чемпионский 1982-й у нас были только Пудышев и Мельников из приезжих.

— Чем та команда запомнилась?

— Семейной атмосферой. У нас была настолько благожелательная обстановка, что все приходили на тренировки и игры, как на праздник. Чаще-то как бывает: человек приходит к себе домой, где отдыхает душой от работы и всех проблем. А мы тогда часто вообще расходиться не хотели. А когда расходились, не могли дождаться новой встречи.

— Чемпионат СССР в 1970–1980-е годы часто проходил под знаком соперничества киевского «Динамо» и «Спартака». Насколько правдивы разговоры, что команда Лобановского начинала сезон с гандикапом в 10–12 очков, которые ей по указанию сверху должны быть «поставить» другие украинские клубы?

(После паузы.) Давайте не будем об этом. Что было, то было.

Мало тех, кто готов говорить правду

— Питерских болельщиков до сих пор интересует как ваше внезапное появление в прошлом сезоне в «Динамо», так и быстрый уход.

— Знаете, я ведь не хотел принимать команду.

— Это почему же?

— Потому, что, когда приходишь по ходу чемпионата, необходимо время для того, чтобы игроки адаптировались к твоим требованиям, надо и мне познакомиться с ними. Не очень люблю ситуацию, когда оказываешься в команде, которую набирал не сам. А помимо этих сложностей ведь и результат тогда нужен был кровь из носу.

— Так почему согласились?

— Решился, потому что хотелось сменить обстановку.

— Быстро пожалели?

— Через месяц понял, что в данной ситуации с этими игроками ничем помочь команде не смогу. Об этом и сказал руководству. С той командой должен был работать другой тренер.

— Ваша отставка совпала с окончанием трудовой деятельности в клубе генерального директора Владислава Алексеева. Здесь есть какая-то связь?

— Честно говоря, не знаю, почему так получилось. Могу сказать только самые теплые слова в адрес Владислава Николаевича. С ним работать было очень комфортно, он профессионал, искренне переживал за команду. Почему он ушел, лучше спросить у него.

— С президентом клуба нормально расстались?

— Да с ним вообще не могло быть никаких проблем! Леонид Иванович — золотой человек! Относится к футболу с огромной любовью, делает все для команды, чтобы она ни в чем не нуждалась. Побольше бы таких руководителей в нашем футболе.

— Можете напоследок к двух словах сказать о главных проблемах российского футбола?

— Не хватает среди классных профессионалов принципиальных людей, готовых отстаивать свою линию до конца, добиваться желаемого. Многие ломаются и начинают плыть по течению вместе с действительностью. Это большая беда.

|Личное дело

Эдуард Васильевич Малофеев

Родился 2 июня 1942 года в Красноярске

Воспитанник заводской команды в Коломне (Московская обл.)

Амплуа: нападающий

Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер Белорусской ССР, заслуженный тренер СССР

Карьера игрока: «Авангард» (Коломна) — 1960; «Спартак» (Москва) — 1961–1962; «Динамо» (Минск) — 1963–1972

За сборную СССР провел 40 матчей, забил 6 мячей. Сыграл 4 матча за олимпийскую сборную СССР. Участник чемпионата мира — 1966 (4-е место), участник чемпионатов Европы — 1964, 1968

Достижение: чемпион СССР — 1962; серебряный призер ЧЕ-1964

Карьера тренера: «Динамо» (Минск): старший тренер футбольной школы — 1972–1973; тренер — 1974–1975; главный тренер — 1978–1983; 1988–1991; «Динамо» (Барнаул): 1976–1978; олимпийская сборная СССР: 1983–1984; национальная сборная СССР: 1984–1986; «Динамо» (Москва): 1985–1987; ЦС «Динамо»: 1987–1988; «Асмарал» (Кисловодск): 1992; «Динамо-Газовик» (Тюмень): 1993–1994, 1995; «Смена» (Минск, Белоруссия): 1995; «Анжи» (Махачкала): 1996; ФК «Псков»: 19982000; национальная сборная Белоруссии: 2001–2003; «Каунас» (Литва): 2006; МТЗ-РИПО (Минск, Белоруссия): 2006–2007; «Шилюте» (Литва, тренер): 2007; «Динамо» (Санкт-Петербург): главный тренер — 2008–2009; 2010; тренер-консультант — 2010; «Шахтер» (Солигорск, Белоруссия): 2010; «Псков-747»: с 25 ноября 2010 года.

Работал в футбольной академии клуба МТЗ-РИПО — 2004–2005, а также спортивным директором шотландского «Хартса» (Эдинбург) — 2006. Награжден орденом Трудового Красного Знамени — 1983, Изумрудным орденом УЕФА «За заслуги» — 2009.

Оцените материал:
-
0
0
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад